Атомная электростанция в турции инвестиции

Зачем России «Аккую»?

Все финансовые риски по проекту строительства АЭС в Турции, не самой стабильной стране в мире, будет нести бюджет РФ.

00:01, 16.05.2017 // Росбалт, Блогосфера

Многих россиян на днях если не потрясла, то сильно удивила новость о том, что Москва все-таки будет строить АЭС «Аккую» в Турции. Впрочем, удивила не потому, что на турецком берегу, а потому что эта затея обойдется стране в $22 млрд. Такой общий объем российских инвестиций в проект строительства первой турецкой АЭС вновь подтвердил президент России Владимир Путин после встречи с главой Турции Реджепом Эрдоганом. Напомню: еще в 2012 году во время визита в Турцию президент заявлял: «Мы целиком будем финансировать этот проект». По его словам, не менее 25% от этой суммы пойдет на создание рабочих мест в Турции.

И вот спустя семь лет после того, как Москва и Анкара подписали «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке „Аккую“ в Турецкой Республике», лед тронулся. Согласно соглашению, в декабре 2010 г. российская сторона учредила в Турции проектную компанию АО «Аккую Нуклеар» (Akkuyu Nükleer Anonim Şirketi). Сейчас структуры «Росатома» владеют почти 100% в капитале АО. В дальнейшем может быть принято решение о продаже инвесторам до 49% акций, но не менее 51% должно остаться у российской стороны.

Сразу же после заключения этого соглашения неангажированные российскими атомщиками специалисты буквально разнесли его в пух и прах. Особый интерес представляет обширный доклад Института проблем энергетики, подготовленный группой экспертов под руководством Булата Нигматуллина, бывшего заместителя министра по атомной энергии РФ. В документе уже тогда указывалось, что «Соглашение по АЭС „Аккую“ выполняется без финансовых обязательств Турецкой Республики». И также отмечалась «высокая вероятность того, что все затраты на строительство АЭС ($20 млрд в ценах 2012 г.) оплатит российский бюджет. (Сегодня эта цена увеличилась еще на $2 млрд 400 тыс. — А.Я.) При этом свыше половины финансирования ($10 млрд) получат турецкие компании, привлекаемые в качестве контрагентов по контракту с проектной компанией».

В докладе указано на отсутствие у турецкой стороны обязательств по сооружению ЛЭП и подстанций для отбора мощностей, и в нем нет данных по гарантированному электросбыту. (АЭС запускается вблизи курортной зоны Анталия, а не в промышленном районе). В нем не обозначены крупные потребители электроэнергии с базовым графиком нагрузки. Поставки топлива на АЭС, включая стоимость доставки, физической защиты и т. д., полностью оплачиваются российской проектной компанией, но, поскольку она не располагает собственными средствами, придется задействовать бюджет РФ.

В документе экспертов обращается внимание, что «в принятой схеме возврата средств цена на электроэнергию (0,1235 долл. за кВт⋅ч) зафиксирована минимум на 25 лет. При этом не учитывается инфляция, рост цен, изменения курсов валют, другие финансовые изменения и потрясения». (Справедливости ради надо отметить, что это на 44% выше существовавших на 2010 год цен.)

Еще одна интересная подробность: российская проектная компания предоставляет турецкой энергетической («Теташ») сведения о помесячном количестве электроэнергии, вырабатываемой всеми блоками АЭС, за все время действия соглашения. В случае меньшего объема производства (по сравнению с предусмотренным соглашением) россияне должны докупать электроэнергию на открытом рынке и продавать ее «Теташ». Ну, а если проектная компания обанкротится, то российская сторона назначает преемника, который должен обладать всеми необходимыми компетенциями и финансовыми возможностями. Да, и здесь — за счет российского бюджета.

По окончании действия соглашения проектная компания обязуется перечислять турецкой стороне 20% чистой прибыли в течение всего срока эксплуатации АЭС. За вывод станции из эксплуатации и переработку отходов ответственность несет тоже Россия. В том числе, и финансовую, разумеется. Хотя объем работ по выводу АЭС из эксплуатации в соглашении не прописан. А цена создания «зеленой лужайки» на месте АЭС соизмерима со стоимостью строительства самой станции. Затраты лягут опять-таки на российскую сторону.

В разделе экспертного доклада о безопасности указано, что особенности соглашения делают «Аккую» уникальной: станция пребывает под юрисдикцией турецкой стороны, а сама АЭС является российской. То есть «все обязательства по страхованию рисков эксплуатации АЭС берет на себя проектная компания, являющаяся также и эксплуатирующей организацией. В соответствии с международными конвенциями ответственность за ядерный ущерб возложена исключительно на эксплуатирующую организацию. Однако проектная компания не может покрыть этот ущерб, поэтому покрывать его придется также за счет российского бюджета». В нарушение международного права физическая защита АЭС тоже включена в зону ответственности России. Хотя нести ее должна Турция. Впрочем, возведение АЭС (любой страной) в Турции, объятой гражданскими волнениями, с террористическими актами, вовлеченной в сирийский конфликт, это уже само по себе громадный риск.

За что же несет ответственность турецкая сторона? Как утверждается в докладе Булата Нигматуллина, «только за выделение земли под АЭС, и гарантирует доступ к такой земле подрядчиков, агентов, поставщиков, действующих от имени и с согласия проектной компании».

Читайте также  Немецкая корпорация инвестиций и развития deg

Как отмечается в экспертном докладе, беспроцентное кредитование проектной компании деньгами российского бюджета до сих пор не встречалось в практике международных инвестиционных контрактов. (При этом сама Россия заимствует финансовые ресурсы на внешнем рынке под 6,8-6,9% годовых.) Обычно для таких долговременных инвестиций кредит выдается как минимум под 5% годовых. Как подсчитали эксперты, при стоимости продажи электроэнергии в 12,35 цента за кВт⋅час АЭС «Аккую» окупится только через 33 года (атомщики обещают правительству и президенту 17 лет). Соответственно, возвратные средства должны составить не $22 млрд, а больше $49 млрд. Но, видимо, России такие «мелочи» не важны и не нужны.

Исключительной особенностью российско-турецкой сделки по АЭС «Аккую» является ноу-хау «Росатома», который впервые в мировой практике предложил схему строительства «строй-владей-эксплуатируй» — с фиксированной стоимостью продажи электроэнергии в долларах, установленной на 25 лет вперед. А это — огромные риски финансовых потерь. (Инфляция доллара на мировом рынке за последнее десятилетие доходила до 7-10% в год.) Иностранные энергокомпании богатейших стран мира такой роскоши себе не позволяют. А Россия, чей объем экономики равен одному американскому штату Калифорния, вполне, оказывается, может.

В общем, очевидно, что, начав эту стройку, Москва становится заложником уже вложенных средств — независимо от возможного участия в ней каких-то инвесторов со стороны. И все финансовые риски будут возложены на тришкин кафтан российского бюджета. По мнению экспертов, за счет российских налогоплательщиков будут финансироваться (и уже финансируются) сама проектная организация, обучение будущих турецких операторов АЭС, в дальнейшем — турецкие подрядчики, совместные предприятия и т. д. Кроме того, если случится некий форс-мажор, Россия будет вынуждена компенсировать Анкаре весь ущерб. Прямо или косвенно. Например, скидками на российские газ и нефть.

Впрочем, в Турции тоже не все аплодируют этой выгодной для Анкары сделке. Например, либеральное турецкое издание Radikal призывает и вовсе отказаться от нее, умудрившись «доказать», что именно Москва финансово выиграет от этого проекта. Второй аргумент: «решение построить станцию, — пишет страницах Radikal вице-президент Европейской ассоциации политических консультантов Неджати Оскан, — мы приняли, исходя из идеи о диверсификации источников энергии… Но и этот проект мы доверили России, от которой мы невероятно зависимы в энергетике и взяли за основу модель „строй-владей-эксплуатируй“. Иными словами, ни о каких национальных инвестициях, ни об избавлении от зависимости речи не идет. В области природного газа мы и так зависим от России почти на 60%. (…) Что касается нефти, доля России в нашей экономике достигла 16%». К слову, сегодня Турция на 75% зависит от энергоресурсов извне.

В тексте из турецкой газеты всплывают интересные подробности. Как пишет Нежати Оскан, «рамочное соглашение об „Аккую“, прошедшее через парламент, включает всего девять страниц. В нем не описываются детали, которые необходимо учитывать в деле такого масштаба. (…) Соглашение об АЭС в Синопе, которая практически идентична „Аккую“ и будет построена японско-французским консорциумом, содержит 157 страниц. В этом документе описывается каждая деталь. Кроме того, АЭС в Синопе будет управлять компания, созданная совместно с Турцией». Как отмечает Radikal, единственный позитивный момент в соглашении по проекту «Аккую» заключается в том, что в случае его аннулирования турецкая сторона не должна выплачивать компенсации. То есть все уже вложенные кровные россиян просто сгинут. (Здесь уместно вспомнить, что в конце марта 2012 г. правительство Болгарии объявило о прекращении проекта АЭС «Белене», которую должен был возвести российский «Атомстройэкспорт». Цена вложенных инвестиций составила миллиард евро. И только осенью 2016 г. суд обязал болгар вернуть 600 млн, и только потому, что это было прописано в контракте.)

Недоумение россиян, вызванное новыми заявлениями российского официоза, подтвердившего на днях продолжение турецкого «банкета» за их счет ценой в $22 млрд, вполне объяснимо. Как написал один из пользователей Интернета, «вот уж поистине дар „дружественной“ стране. Как будто Турция не состоит в НАТО, не поддерживает сепаратистов на Кавказе и террористов в Сирии». От себя добавлю: как будто в России, переживающей жесточайший экономический кризис, больше некуда деть эти триллионы рублей.

Путин и Эрдоган дали старт началу строительства АЭС «Аккую» в Турции

АНКАРА, 3 апреля. /ТАСС/. Президенты России и Турции — Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган — в режиме видеоконференции дали старт началу строительства АЭС «Аккую».

Эта атомная электростанция станет первой АЭС, построенной на территории Турции. Как отметил ранее помощник президента РФ Юрий Ушаков, обеспечивая ее строительство, Россия встает у истоков создания в Турции атомной отрасли, способствуя освоению ею передовых, энергоэффективных ядерных технологий.

Он также подчеркнул, что проект строительства АЭС «Аккую» получил статус стратегической инвестиции, что позволит сэкономить порядка $10 млрд при ее сооружении, поскольку в этом случае предусматриваются налоговые льготы и преференции от правительства Турции. Общая стоимость строительства АЭС составит $20 млрд.

Читайте также  В чем состоит роль инвестиций в экономике

Президент России также заявил о планах посетить церемонию запуска АЭС «Аккую» в 2023 году. «Еще раз всех поздравляю с этой знаменательной датой, замечательным событием. И как сказал господин [президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган, сделаем все, чтобы вместе в 2023 году присутствовать при начале работы новой электростанции», — сказал он.

Глава российского государства выразил уверенность, что «люди, которые живут в этом районе Турции, будут довольны, увидят, что такое новые, современные технологии, что такое новые, современные, хорошие рабочие места». «А вся Турция почувствует отдачу от той работы, которая будет генерироваться на этой новой высокотехнологичной станции», — резюмировал Путин.

Решение турецких властей предоставить проекту строительства АЭС «Аккую» статуса стратегического существенно повышает его целесообразность и инвестиционную привлекательность. Такое мнение Владимир Путин высказал, выступая на церемонии запуска строительства первого энергоблока АЭС.

«Признательны турецким коллегам за решение предоставить современному совместному проекту статус стратегической инвестиции, расширить для него перечень налоговых льгот и преференций, — сказал российский лидер. — Хочу поблагодарить всех турецких друзей за это решение». Путин отметил, что оно «сделало этот проект экономически целесообразным, выгодным». «Хочу обратиться со словами благодарности и к депутатам парламента Турции. Это позволит существенно повысить его коммерческую привлекательность для потенциальных инвесторов», — добавил он.

Путин также подчеркнул, что российская сторона настроена активно сотрудничать и в плане подготовки высококвалифицированных специалистов для обслуживания станции. Он сообщил, что сейчас в российских вузах обучается более 220 турецких студентов по направлениям, связанным с атомной энергетикой, а 35 граждан Турции уже получили дипломы одного из ведущих в мире вузов в сфере атомной энергетики — российского МИФИ — и предложения о работе в проектной компании «Аккую».

О проекте

АЭС «Аккую» с четырьмя энергоблоками ВВЭР-1200 должна быть построена в провинции Мерсин на берегу Средиземного моря. Соглашение об этом Россия и Турция заключили в мае 2010 года. В настоящее время проект полностью финансируется российской стороной.

Летом 2017 года Росатом договорился о продаже 49% в проектной компании, реализующей строительство АЭС «Аккую», консорциуму Cengiz — Kolin — Kalyon. Документ о вхождении этих компаний в проект планировалось подписать до конца 2017 года, однако в начале 2018 года стало известно, что Kolin и Kalyon приостановили переговоры о вхождении в проект. Росатом приступил к переговорам с пулом других потенциальных инвесторов, в числе которых называлась турецкая государственная энергетическая компания Euas. Также продолжаются переговоры с Cengiz о вхождении в проект строительства АЭС в Турции. Глава Росатома Алексей Лихачев не исключал, что продажа доли в «Аккую» будет закрыта в 2019 году.

В ожидании лицензии

Акционерное общество «Русатом Энерго Интернешнл» (РЭИН) — дочерняя компания Госкорпорации «Росатом» — отмечает, что проектная компания «Аккую Нуклеар» получила обновленный сертификат стратегической инвестиции на основании вступившего в силу 27 марта 2018 года закона «О внесении поправок в законы о налогообложении, некоторые законы и постановления, имеющие статус закона», ранее одобренного Меджлисом Турецкой Республики.

«Получение сертификата имеет важное значение для экономики проекта. В частности, предусматривается снижение или освобождение от налогов [в т. ч. по налогу на прибыль и НДС] и освобождение от уплаты таможенных сборов и пошлин», — говорится в сообщении РЭИН.

Как сказал министр энергетики России Александр Новак в интервью Анатолийскому агентству: «Мы выражаем благодарность партнерам за предоставление статуса стратегической инвестиции. В данный момент мы ожидаем разрешения на строительство, мы также получили подтверждение того, что это разрешение будет получено. Это даст возможность приступить к строительству и заливке первого бетона», — сказал он.

В мае прошлого года отмечалось, что получение АЭС «Аккую» статуса стратегической инвестиции позволит возместить порядка $2,3 млрд средств, затраченных на проект. Отмечалось, что наделение проекта строительства АЭС «Аккую» статусом стратегической инвестиции подразумевает возможность возмещать НДС в период сооружения станции и снизить налог на прибыль с 20% до 2%.

Турецкая газета Resmi Gazete в декабре 2017 года сообщала, что проект строительства АЭС «Аккую» получил налоговые и таможенные льготы от правительства Турции. В частности, «Аккую Нуклеар» освобождена от НДС и таможенных пошлин на ввозимое оборудование на сумму более $1 млрд.

Атомная электростанция в турции инвестиции

Владимир Путин, прилетевший 3 апреля в Анкару, вместе с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом принял участие в церемонии начала строительства первого энергоблока АЭС «Аккую», которую в Турции строит «Росатом».

Первая в Турции АЭС будет запущена в 2023 году (как и планировалось), создав новые рабочие места как в России, так и в Турции, сказал российский лидер, передает «Интерфакс». Владимир Путин пообещал «сделать все, чтобы присутствовать при начале работы этой АЭС». «Российские партнеры планируют активно привлекать к строительству турецкий малый и средний бизнес. Намерены размещать в Турции значительную часть заказов, необходимых для будущей станции», — сказал также Путин. По его словам, заявки на участие в строительстве АЭС подали уже 350 турецких компаний.

В свою очередь, турецкий президент назвал начало строительства «Аккую» «историческим моментом», передает Anadolu. Эрдоган подчеркнул, что с выходом на полную мощность АЭС будет удовлетворять 10% потребностей Турции в электроэнергии, снизив зависимость от газа и угля. По плану «Аккую» должна на этапе ввода в строй всех энергоблоков выдавать 35 млрд кВт·ч в год электроэнергии.

Читайте также  Портфельные инвестиции к ним относится

Москва и Анкара заключили межправительственное соглашение о строительстве четырехблочной АЭС «Аккую» с реакторами ВВЭР-1200 в провинции Мерсин на берегу Средиземного моря в мае 2010 года. Общий объем инвестиций в проект Кремль оценивал в $22 млрд.

Для России этот проект имеет важное геополитическое значение, как писал РБК, однако его тормозили​ как внешнеполитические трения между Россией и Турцией, так и турецкое законодательство, которое запрещало строить промышленные объекты вблизи оливковых рощ. Агентство по атомной энергетике Турции выдало лицензию на строительство первого блока «Аккую» лишь в ночь на 3 апреля, признав, что проект «Росатома» соответствует всем необходимым требованиям.

В расчете на будущие доходы

Согласно планам «Росатома», АЭС «Аккую» возводится по схеме BOO (англ. build-own-operate — « строй — владей — управляй»), то есть российская госкорпорация выступает основным инвестором и совладельцем новой станции, покрывая свои расходы доходами от последующей продажи электроэнергии.

Для реализации проекта в декабре 2010 года была создана проектная компания «Аккую Нуклеар», 51% в которой принадлежит российской госкорпорации, а 49% предполагалось продать турецкому партнеру. По данным двух источников РБК, знакомых со схемой финансирования проекта, первоначально планировалось, что совокупный акционерный капитал компании составит около $5,6 млрд. Его «Росатом» предполагал разделить с партнером пропорционально долям ($2,9 соответствует 51% «Росатома» и $2,7 млрд — доли партнера/партнеров). В соответствии с этим планом 119 млрд руб. ($2,1 млрд по текущему курсу) было предоставлено из российского бюджета и порядка $100 млн выделил сам «Росатом» вместе с «Интер РАО». Порядок цифр в пересчете из рублей в доллары отличается из-за резкого скачка курса рубля в момент перечисления одного из траншей в конце 2014 года, уточнил один из собеседников РБК.

Остальные средства, необходимые для ввода в эксплуатацию первого и второго блоков, планировалось привлечь у коммерческих банков и за счет экспортного кредитования под оборудование, поставляемое из Европы. Ввод в эксплуатацию первого и второго блоков должен был обеспечить самофинансирование строительства еще двух блоков АЭС; привлечение дополнительных госсредств не предполагалось, рассказывает источник РБК.

Когда в ноябре 2015 года турецкие ВВС сбили российский Су-24, все инвестпроекты России в стране оказались заморожены, но проектную компанию не закрыли. «Если русские не построят АЭС «Аккую», ее придет и построит кто-то еще», — говорил в 2015 году Эрдоган. На тот момент, по данным газеты Hurriyet, Россия уже инвестировала $3 млрд в строительство АЭС. Полученные проектной компанией средства расходовались в рамках строительных контрактов и контрактов на поставку оборудования, рассказал РБК источник, близкий к «Аккую Нуклеар».

Одновременно «Аккую Нуклеар» продолжала поиск инвесторов для проекта и достигла договоренности с частной турецкой компанией Cengiz. Затем к ней присоединились компании Kolin и Kalyon. Соглашение с тремя компаниями «Росатом» подписал 19 июня 2017 года. Но уже в феврале 2018 года стало известно о срыве сделки с этим консорциумом. По словам источника РБК, причиной тому было нежелание «Росатома» видеть техническим консультантом Kolin и Kalyon китайскую компанию. Кроме того, госкорпорация не согласилась c условиями Cengiz участвовать в управлении бюджетом до фактического поступления всех траншей в капитал АЭС «Аккую». В итоге Cengiz осталась подрядчиком проекта только по контракту на строительство гидротехнических сооружений на $465 млн.

В «Росатоме» эту информацию не комментируют.

После срыва сделки в «Росатоме» неоднократно заявляли, что участием в проекте интересуются другие инвесторы, но на днях глава госкорпорации Алексей Лихачев заявил о переносе продажи инвесторам 49% в проекте АЭС «Аккую» в Турции на 2019 год.

Без половины средств

Представитель «Росатома» отказался комментировать объем оставшихся на данный момент денежных средств на счету проектной компании. Он также не ответил на вопрос РБК, как изменилась схема финансирования и планируется ли выделение на проект дополнительных средств из бюджета. Представитель госкорпорации заявил только, что «Росатом» продолжает финансирование проекта в полном объеме для обеспечения всех работ в соответствии с графиком.

По данным «Интерфакса», «Атомстройэкспорт» (входит в «Росатом») получил контракт «Аккую Нуклеар» на строительство объектов ядерного острова энергоблоков АЭС «Аккую» стоимостью $2,915 млрд, а «Атомэнергомаш» заключил контракт на поставку основного оборудования турбоустановки энергоблоков на €1,341 млрд.

Таким образом, объем уже заключенных контрактов превысил объем предоставленных российской стороной средств. Это требует привлечения дополнительного финансирования — акционерного (с российской или другой стороны) или заемного, отмечает руководитель группы исследований и прогнозирования российского рейтингового агентства АКРА Наталья Порохова. $2,7 млрд, которые «Росатом» планировал привлечь через партнерство, — достаточно ощутимая сумма, говорит она. По оценке Пороховой, основанной на финансовой отчетности «Атомэнергопрома», денежный поток «Росатома» отрицательный, так как компания ведет активную инвестдеятельность в России, в частности, строя второй блок Ленинградской АЭС-2, второй блок Нововоронежской АЭС-2.

Источники: http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/05/16/1615148.html, http://tass.ru/ekonomika/5091399, http://www.rbc.ru/economics/03/04/2018/5ac387ee9a79472a4f288a66

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто