Комплексные инвестиции юрия и алексея хотиных

Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Силовые девелоперы

Юрий и Алексей Хотины взяли Москву, чтобы сдать ее в аренду

Оригинал этого материала
© «Русский Forbes», 10.02.2012, Силовые машины: как белорусские коммерсанты Хотины стали московскими рантье, Фото: via «Русский Forbes»

За неполные 14 лет отец и сын Хотины превратились из мелких коммерсантов в девелоперскую группу, занявшую четвертое место в рейтинге Forbes.

Длинные коридоры в нескольких местах перегорожены массивными железными дверями. Их открывает, а потом тщательно задраивает сопровождающий посетителей охранник. В конце пути находится переговорная комната без окон, напичканная снимающей и записывающей аппаратурой, мобильные телефоны здесь не работают. Это не тюремное помещение и не подводная лодка. Так выглядит, по словам вице-президента Фонда содействия укреплению законности и правопорядка Владимира Богомьи, офис московских девелоперов Юрия и Алексея Хотиных, расположенный в принадлежащем им бизнес-центре «Агат» на Большой Семеновской улице, 40. Здесь установлена автономная система электропитания и прорыт тайный подземный ход. «Рядом с кабинетом руководителя стоят два огромных шредера — вдруг срочно нужно будет уничтожить документы. Эти люди хорошо подготовлены», — говорит Богомья. Хотины — владельцы группы компаний «Комплексные инвестиции». Фонд, в котором работает Богомья, оказывает юридические услуги бывшим бизнес-партнерам Хотиных.

Уроженцы Белоруссии отец и сын Хотины через десятки фирм контролируют, по оценке Forbes, около 1,8 млн кв. м офисных и торговых площадей на территории Москвы, в частности бизнес-центры Cherry Tower, «Красный богатырь» и «Нижегородский», технопарк «Синтез». Хотины сами управляют бизнесом и решают все ключевые вопросы: Юрий занимается непосредственно объектами, Алексей ведет переговоры с партнерами и участвует в судебных разбирательствах. Правда, как полагают участники рынка, они, возможно, пользуются покровительством влиятельного лица — бывшего спикера Совета Федерации, а ныне кандидата в президенты от партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова.

Документы — на мыло

Семья Хотиных, по словам знакомых с ними предпринимателей, ведет закрытый образ жизни, сведения о них весьма скудны: старшему Юрию — за 60, младшему — около 35 лет, якобы оба они — выпускники военных училищ. От комментариев для этой статьи Хотины отказались.

В Белоруссии Юрий руководил фирмой «Белкосметикс», занимавшейся производством косметики и бытовой химии. В середине 1990-х отец и сын приехали в Москву, арендовали помещение на территории мясокомбината им. Микояна и занялись привычным делом — открыли цех бытовой химии. В 1998 году после банкротства компании «Микомс» предприниматели приобрели за бесценок один из корпусов и стали сдавать помещения в аренду. Какие методы помогли Хотиным за неполные 14 лет превратиться из мелких коммерсантов в девелоперскую группу, занявшую четвертое место в рейтинге Forbes?

Одним из первых объектов для поглощения Хотины выбрали Московский мыловаренный завод (ММЗ). В 2001 году 65% акций ММЗ принадлежало предпринимателю Михаилу Завертяеву и его партнерам, 20% было у правительства Москвы. Хотины вошли в число акционеров завода еще до того, как Завертяев стал владельцем контрольного пакета. «При заключении сделки от нас скрыли, что рейдеры уже пришли. О них мы узнали позже», — рассказывает Завертяев. Неприятности, по его словам, начались с запроса в прокуратуру за подписью тогдашнего вице-мэра Москвы Валерия Шанцева с требованием расследовать уклонение ММЗ от уплаты налогов.

На очередное собрание акционеров представители Хотиных пришли в сопровождении бойцов ОМОНа. Позже были признаны недействительными бюллетени голосования основных владельцев. «Алексей Хотин несколько раз звонил мне с угрозами, а когда мы встретились в одном из московских ресторанов, заявил, что действует по поручению Елены Батуриной, — говорит Завертяев. — Я все переговоры записал на пленку и передал в РУБОП, но потом все записи пропали».

Вскоре после захвата завода на Завертяева было совершено покушение. У подъезда его дома в него выстрелили с близкого расстояния из пневматической винтовки, он получил черепно-мозговую травму. Завертяев говорит, что опознал в стрелявшем одного из омоновцев, участвовавших в захвате завода. Было возбуждено уголовное дело, но его вскоре закрыли, а все свидетельства пропали. «Ребята из РУБОП объяснили мне, что им звонил Владимир Пронин, тогдашний начальник ГУВД Москвы, и не дал расследовать это уголовное дело», — говорит Завертяев. Конфликт длился около года. Завертяев говорит, что ему так и не удалось через суд добиться денежной компенсации за утраченные акции.

А вот еще одна история. После банкротства «Микомса» часть недвижимости предприятия досталась Игорю Ставрулову, владельцу компании «Игелснаб», производящей соевые продукты. В 2007 году Ставрулов, запустивший второй производственный цех в Адыгее, решил продать свою московскую площадку — 20 000 кв. м. Хотины отреагировали на объявление о продаже в числе первых, вскоре был подписан договор с условием оплаты в рассрочку. «Они заплатили пару раз, а потом перестали. Я ждал девять месяцев, а в октябре 2008 года я написал им письмо, что буду расторгать договор», — рассказывает Ставрулов. Он нашел другого покупателя, для оформления сделки запросил документы в районной налоговой инспекции и обнаружил, что уже не является собственником ООО «Игелснаб», которому принадлежит здание.

Два года предприниматель судился с бывшими соседями, в результате суд установил, что перерегистрация была проведена незаконно. Но за это время фирма, на которую была оформлена спорная недвижимость, обанкротилась, а здание теперь принадлежит другому юридическому лицу, добросовестному покупателю. В итоге бизнес Ставрулова рухнул. «Пришлось закрыть производство в Москве и в Адыгее и уволить 400 работников», — вздыхает он.

За чей счет стройка

По настоящему Хотины развернулись в середине 2000-х. По оценкам участников рынка, в 2004–2006 годах они получили около 1 млн кв. м московской недвижимости, в основном это были бывшие фабрики, заводы и НИИ. Часть площадей Хотины выкупили у компаний с неоднозначной репутацией — группы «Нерль» и «Росбилдинга».

Большинство объектов формально имели статус производственных, требовали ремонта и реконструкции. По словам Владимира Богомьи, Хотины действовали по стандартной схеме: реконструировали или сносили старые здания, на их месте строили новые, потом перепродавали их несколько раз своим же фирмам, и в итоге владелец здания оказывался добросовестным приобретателем. Далее документы оформлялись в Ростехинвентаризации и Регистрационной палате. «В итоге город даже не догадывался, что на месте 10 000 кв. м заводских площадей появилось 20 000 кв. м офисных», — говорит Богомья.

При такой тактике возникает пикантный вопрос: как найти подрядчика, готового реконструировать здание без необходимых разрешений. Впрочем, и тут Хотины нашли выход — они просто тянули время, обещая подрядчикам предоставить документацию уже после начала работ. «Мы первым делом просили проект, разрешение и ордер на строительство, — вспоминает генеральный директор одной из подрядных организаций, ООО «Стройинвест» Михаил Гавриков. — Заказчики тянули время… Мы уже завершали строительство, а разрешения так и не было».

История взаимоотношений «Стройинвеста» с Хотиными началась в 2006 году. Фирма Гаврикова арендовала офис на мыловаренном заводе, где как раз начиналась реконструкция. «Видим: дела у них идут медленно, предложили свои услуги, — вспоминает Гавриков. — Реконструировали одно здание, потом второе, потом пошли на другие их площадки».

В течение года Хотины платили за выполненные работы, и Гавриков начал вкладывать собственные средства в реконструкцию. Еще через год, когда долг структур Хотиных перед «Стройинвестом» достиг 70 млн рублей, наступил кризис и платежи прекратились. «Они просили подождать. Год мы терпели, потом я заикнулся насчет арбитража, они предложили выплатить 20%. Я не согласился, и нормальные отношения закончились», — говорит предприниматель.

Гавриков обратился в милицию, а потом составил запрос на имя генпрокурора Юрия Чайки. Документы были переданы в УБЭП, и вскоре, по словам Гаврикова, служба собственной безопасности и ФСБ начали свои расследования, в возбуждении дела было отказано в связи с отсутствием признаков мошенничества. Почти сразу бывшие партнеры Гаврикова обвинили его в клевете и мошенничестве и возбудили встречные уголовные дела. Кроме того, в арбитраж поступило 18 исков с претензиями по качеству выполненных «Стройинвестом» работ и требованием вернуть 126 млн рублей. В итоге эти дела Гавриков выиграл в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

В апреле 2011 года генеральному директору «Стройинвеста» удалось возбудить уголовное дело (статья о мошенничестве) против «не установленных следствием лиц». После предварительного следствия Главное следственное управление ГУ МВД Москвы признало его потерпевшим и подтвердило претензии на 13 млн рублей (как раз примерно 20%, как и предлагали Хотины). «Прямых угроз не было, но от дома до работы и в арбитражный суд меня сопровождали два автомобиля Hyundai, — рассказывает Гавриков. — У арбитражного суда я видел, как из машины эти люди доставали стульчики, садились и ждали. Я их уже узнавал в лицо». Сопровождение прекратилось только после того, как Гавриков обратился с заявлением в милицию.

Кредит — проблема банка

Любой девелоперский бизнес, даже такой специфический, как у Хотиных, требует больших кредитных ресурсов. Их компании, как удалось выяснить Forbes, сотрудничали в том числе с Росбанком и Национальным резервным банком (НРБ). Но история их взаимоотношений с банком ВТБ похожа на детектив.

Читайте также  Инвестиции как инструмент развития компаний

В сентябре 2007 года Алексей Хотин, подписавшийся как президент группы компаний «Комплексные инвестиции», прислал в ВТБ письмо с просьбой предоставить кредит на сумму 5 млрд рублей входившему в группу ООО «Оборудование и машины». В качестве залога предлагалось здание площадью 58 800 кв. м. По документам здание принадлежало ООО, не было обременено долгами и не заложено.

Кредит ВТБ выдал через полгода, проведя необходимые проверки. Кредитное соглашение на сумму 5,25 млрд рублей под 14,5% годовых было подписано летом 2008 года. Через год банк зафиксировал первую невыплату, а в марте 2010-го подал иск о взыскании долга. «В июле 2010 года из «Вестника государственной регистрации» мы узнали, что принято решение о ликвидации ООО «Оборудование и машины» и ООО «Мега групп», поручителя по кредиту, — рассказал Forbes руководитель пресс-службы ВТБ Вадим Суховерхов, — а в августе выяснили, что на здание, являющееся обеспечением по кредиту, еще в 2007 году заявило свои права ООО «Строймонтаж», аффилированное со структурами Хотиных».

В конце сентября 2011 года Арбитражный суд признал обоснованными требования банка по возврату долга и неустойки. Заемщики пообещали выплачивать проценты по кредиту за счет платежей арендаторов, но вскоре представители банка узнали, что арендаторам было разослано письмо о том, что теперь единственным получателем платежей является ООО «Эдельвейс», также аффилированное со структурами Хотиных. По итогам 2011 года их задолженность перед банком составила 6,26 млрд рублей. Теперь с помощью судебных приставов ВТБ пытается добиться возврата кредита или получить заложенное здание.

С другим государственным банком, Сбербанком, у Хотиных получилось более плодотворное сотрудничество. Еще до прихода в «Сбер» новой команды во главе с Германом Грефом осенью 2007 года предприниматели заключили с банком кредитное соглашение на 17 млрд рублей. Потом грянул кризис, и, как сказал Forbes Греф, кредит был реструктурирован и пролонгирован и сейчас обслуживается.

Высокие покровители

Кредит Сбербанка был пролонгирован по личной просьбе тогдашнего председателя Совета Федерации Сергея Миронова, полагает один из предпринимателей, пересекавшийся с Хотиными по бизнесу. В распоряжении Forbes есть ксерокопия визитной карточки Хотина Алексея Юрьевича, советника председателя Совета Федерации Сергея Миронова, с телефоном офиса партии «Справедливая Россия» на Большой Дмитровке. (Сотрудник секретариата аппарата Совета Федерации подтвердил Forbes, что Хотин был советником Миронова, а сейчас является советником другого сенатора.) Участники рынка считают, что бывший спикер Совета Федерации мог оказывать Хотиным определенную помощь. Например, как говорит Богомья, представители Хотиных направили запросы на имя Миронова с жалобой на мошеннические действия ООО «Стройинвест». «Практически сразу Миронов направил запросы в следственные органы и прокуратуру, стали проводиться проверки. В мае 2011 года, за несколько дней до отставки Миронова, его помощник пригласил нас на встречу на Большую Дмитровку. Мы разъяснили ему ситуацию, на этом все и кончилось», — рассказывает Богомья. Осенью 2011 года, незадолго до выборов в Госдуму, он узнал, что аналогичные запросы направлял депутат Госдумы Александр Коржаков.

На запрос Forbes Сергей Миронов ответил следующее: «Юрия Хотина я не знаю и никогда его не видел. Алексей Хотин принимал участие в некоторых экспертных мероприятиях, которые проводились в рамках Совета Федерации. Финансовой поддержки наша партия от организации «Комплексные инвестиции» никогда не получала. И никакого сотрудничества с этими лицами у меня не было и нет». Председатель правления Сбербанка Герман Греф рассказал следующее: проблемы с кредитом Хотиных возникали во время кризиса, но задолженность была реструктурирована, и больше вопросов не возникало. «Ко мне никто не приходил», — с улыбкой сказал он, отвечая на вопрос Forbes о посредничестве бывшего спикера Совета Федерации.

Многочисленные судебные разбирательства, в которых участвуют компании Хотиных, отнимают много сил и ресурсов даже у структуры, где работает, по словам очевидцев, более 400 выходцев из правоохранительных и силовых органов. Без покровителей в высоких кабинетах было бы еще сложнее. И пока, несмотря на все перестановки в коридорах власти, все идет своим чередом. Летом 2011 года стало известно, что Хотины приобрели у структур Александра Милявского торговые комплексы «Горбушкин двор» и «Филион», которые эксперты оценили в $400–500 млн, назвав эту покупку сделкой года на рынке торговой недвижимости. На очереди — Митинский радиорынок, который контролирует Александр Таранцев.

Хотины отхватили «Горбушку»

[…] О закрытии сделки по продаже МТЗ «Рубин» торговых центров «Филион» (128 тыс. кв. м) и «Горбушкин двор» (60 тыс. кв. м) «Ъ» рассказали представители сразу нескольких консалтинговых компаний. Назвать покупателя они отказались. Однако источник «Ъ» в банковских кругах и бывший сотрудник МТЗ «Рубин» сообщили, что эти два торгцентра приобрели владельцы компании «Комплексные инвестиции» Юрий и Алексей Хотины. Источник, близкий к сделке, эту информацию подтвердил. Связаться с представителями покупателя вчера не удалось: по телефонам «Комплексных инвестиций» ответили, что не общаются с прессой. Гендиректор МТЗ «Рубин» Сергей Подлисевский вчера не ответил на запрос «Ъ».

Источник «Ъ», знакомый с деталями сделки, утверждает, что отец и сын Хотины заплатили за эти объекты примерно $500 млн. С этим согласен гендиректор Astera Group Алексей Филимонов, по оценке которого «Филион» мог обойтись покупателю примерно в $200 млн, а «Горбушкин двор», несмотря на меньшую площадь,— в $300 млн за счет более высоких денежных потоков. [. ]

Московский телевизионный завод «Рубин» (МТЗ «Рубин») — один из ведущих производителей телевизоров в СССР. С 2003 года перестал производить телевизоры и переключился на девелопмент и управление недвижимостью. Владельцем считается депутат Госдумы Александр Милявский. Сейчас МТЗ принадлежит около 300 тыс. кв. м коммерческой недвижимости, также компания построила два жилых дома площадью 65 тыс. кв. м. Финансовые показатели не раскрываются.

Легендарный ТК «Горбушкин двор» был открыт в 2002 году: на его площади перебрался стихийный рынок, расположенный до этого около ДК имени Горбунова. Сейчас в ТК находится около 3 тыс. магазинов, а средняя посещаемость — 1,5 млн человек в месяц. Ежегодную выручку владельцев торгцентра эксперты рынка недвижимости оценивают минимум в $30-40 млн. По данным ИК «Финам», общий оборот московского рынка бытовой техники и электроники равен примерно $10 млрд, а оборот всех операторов торгового центра «Горбушкин двор» составляет $120-170 млн.

Юрий и Алексей Хотины родом из Белоруссии, где Юрий был директором косметической фабрики «Белкосмекс». Бизнесмены — одни из самых закрытых игроков московского рынка недвижимости: у контролируемых ими структур нет единого бренда, одна из принадлежащих им компаний — «Комплексные инвестиции». По данным участников рынка, семье Хотиных принадлежат 150 объектов коммерческой недвижимости в Москве общей площадью более 1,5 млн кв. м. Наиболее крупными из них являются бизнес-центр «Фаворит» (122 тыс. кв. м), БЦ Cherry Tower (102 тыс. кв. м), БЦ «Красный богатырь» (90 тыс. кв. м), БЦ Cube (около 30 тыс. кв. м), БЦ «Агат» (32 тыс. кв. м), БЦ «Стендаль» (около 20 тыс. кв. м) и целый ряд более мелких объектов класса В и С. Журнал Forbes в 2011 году оценил выручку семьи Хотиных от сдачи в аренду коммерческой недвижимости в $105 млн, поместив их на 12-е место в списке столичных рантье. Источник «Ъ», знакомый с объектами компании, говорит, что эта цифра может быть занижена. «Ставки аренды в принадлежащих Юрию и Алексею Хотиным бизнес-центрах колеблются от $100 до $300 за 1 кв. м в год»,— говорит собеседник «Ъ». Таким образом, годовой доход от сдачи этих объектов может составлять от $150 млн до $450 млн в год. [. ]

Алексей Хотин спасает нефть от банкротства «Югры»

Финансовые проблемы Юрия и Алексея Хотиных могут в ближайшие месяцы привести к краху банка «Югра». Поскольку семья признала банк своей собственностью, его возможное банкротство повлечет имущественные претензии. Чтобы сохранить активы, Хотины сейчас переписывают их на своих сотрудников.

По словам представителя компании «Русь-Ойл», Алексей Хотин больше не имеет отношения к этой коммерческий структуре, оформленной на Сергея Подлесецкого — доверенного человека семьи Хотиных. В «Русь-Ойл» сообщают, что упоминание Хотиных в связи с этим бизнесом несет «негативную коннотацию».

По версии Хотиных, нефтяные компании «Дулисьма», «Матюшкина Вертикаль» (экс-активы венгерского MOL), «Полярное сияние», «Густореченское», «Негуснефть», «Иреляхнефть» и «Развитие Санкт-Петербурга» (их общие запасы более 100 тыс тонн нефти) также не контролируются семьей. Владельцами активов теперь называют себя Сергей Подлисецкий и член совета директоров ОПИН Сергей Кошеленко.

Ранее Кошеленко утверждал, что он на личные сбережения и кредитные деньги выкупил у «Роснефти» и американской Conoco Phillips «Северное сияние». По оценкам Forbes, стоимость покупки составила порядка $150-200 млн. Всего на указанные выше нефтяные активы потрачено около $1 млрд. Основную часть этих денег Хотины заняли по кредитным линиям, пролоббированных их друзьями.

То, что Хотины и их сотрудник Подлисецкий пытаются ввести банки и правоохранительные органы в заблуждение, нетрудно доказать. Налоговики во время расследования махзинаций в «Дулисьме» выяснили, что данная структура переводит сотни миллионов рублей в банк «Югра». Кошеленко руководит советом директоров Exillon energy (главный владелец — Алексей Хотин), а Подлисецкий, до того как стать нефтяным зиц-магнатом, возглавлял «Куб» и другие девелоперские структуры Хотиных. Публично Алексей Хотин владеет лишь «Югрой» и Exillon. Более полутора миллионов квадратных метров недвижимости в десятках деловых центров, которые относят к бизнесу Хотиных, принадлежат малоизвестным собственникам.

Читайте также  Классификация иностранные инвестиции по объекту

Алексей Хотин ранее уже сталкивался с неприятностями из-за того, что его активы признали аффилированными. Банк «Югра» не получил господдержку в виде ОФЗ на 10 млрд рублей из-за того, что не смог снизить долю кредитования аффилированных лиц (в марте этого года банк отказался от нее). По оценкам Станислава Волкова, директора по банковским рейтингам RAEX («Югра» отказался от участия в рейтинге этого агентства), кредиты связанным сторонам составляли около трети портфеля банка. «В основном, это компании, сдающие недвижимость в аренду, и нефтяной сектор», — говорит Волков. Неудача с ОФЗ создала кассовый разрыв, в результате которого весь бизнес Хотиных оказался под угрозой краха.

Кто такой Сергей Подлесецкий

Этот человек не является близким родственником Хотиных, но, безусловно, он член семьи или, точнее сказать, клана. Речь идет о Подлисецком Сергее Викторовиче. Он принимал активное участие в рейдерских захватах заводов и торговых центров, доставшихся потом Хотиным, а также является управляющим в большинстве их активов.

[. ] Сергей Подлисецкий родился 16 июля 1971 года в городе Берегово Закарпатской области Украинской ССР. В Москве еще в конце 90-х годов он был ничем не примечательным человеком: ездил на ВАЗ 2109 и был зарегистрирован в общаге на Покровском бульваре. Стоит отметить, что Сергей вообще очень полюбил эту «общагу». Разбоготев, он менял одну за другой дорогие иномарки: Mercedes, BMW, Lexus. Менял престижные квартиры: то у него были апартаменты в 98,4 квадратных метра в доме 20/31 строение 1 в Токмаковом переулке, то шикарнейшая квартира в 67,5 квадратных метра в доме 39/1 строение 1 на Земляном Валу. Однако, местом регистрации непременно оставалась общага на Покровке.

Видимо, это связано с тем, что Подлисецкий страшно не любит платить штрафы и госпошлины. Весь почтовый ящик общаги, где Сергей и не бывает, буквально забит повестками в суд и вызовами от судебных приставов на его имя. Еще бы, если только за последние два года в отношении него было начато около 15 исполнительных производств.

Впрочем, наверное, и сейчас Сергей Подлисецкий ездил бы на ВАЗ 2109 и жил бы не в элитных домах, а в общаге, если бы в конце 90-х годов судьба не свела его с Юрием и Алексеем Хотиными. Одним из первых крупных объектов, который захватили отец и сын в столице, стал Московский мыловаренный завод (ММЗ) и Подлисецкий сыграл существенную роль в рейдерской атаке. В 2000 году подконтрольное Хотиным ООО «МВС-трейд» купило скромный пакет в 15 % ММЗ. Еще 20 % принадлежали Москве, но с тогдашним мэром Юрием Лужковым, а точнее с его женой Еленой Батуриной, у Хотиных сложились хорошие отношения. Поэтому данный пакет акций тоже можно было записать в актив Юрия и Алексея. Однако, 65 % акций контролировались другими структурами, на 2001 год их владельцем был банкир Михаил Завертяев. Неожиданно судебные приставы арестовали этот пакет, Хотины и прпедставители столичных властей моментально провели собрание акционеров и, владея всего лишь 35 % акций, избрали полностью свой совет директоров, а также назначили гендиректором ММЗ Сергея Подлисецкого. На завод он «заходил» с боем, в сопровождении бойцов ОМОН и крепких ребят бандитской внешности. Действиями всех этих вооруженных людей руководил именно Сергей. По его распоряжению в своем кабинете был заперт, проработавший много лет на заводе, топ-менеджер Дмитрий Фомин. Фактически он стал заложником. Прибывших на место журналистов РЕНТ-ТВ и ТВ-6 избили, а их камеры разбили.

Михаил Завертяев добился через суд, чтобы бюллетение голосования собрания акционеров, на котором и был назначен Подлисецкий, признали недействительными. Тогда ему лчино позвонил Алексей Хотин, начал угрожать и назначил встречу в ресторане. На ней Хотин-младший долго хвастал тесной дружбой с Еленой Батуриной, связью с силовиками. Но и это не помогло. В результате на Завертяева было совершено покушение — ему выстрелили в голову. К счастью, банкир остался жив. А завод так и остался под руководством Подлисецкого. Тот, по распоряжению Хотиных, провернул нехитрую аферу.

Он подписал документы, по которым все имущество ММЗ было заложено в обеспечении кредита совершенно другой структуры. Потом Подлисецкий подал в суд заявление о введении на предприятии процедуры наблюдения. Всех работников выставили за дверь. А на месте бывшего преуспевающего завода появился бизнес-центр «Капитал», офисы в котором Хотины с успехом много лет сдают в аренду. Кстати, за организацию работы с с тысячами или даже десятками тысяч арендаторов, которые расположены в почти 40 подконтрольных ныне отцы и сыну торговых и бизнес-центров, отвечает как раз Сергей Подлисецкий. Все эти центры «записаны» на разные, часто меняющиеся или меняющие названия, фирмы, которые и работают с арендаторами. Единственное, что не меняется это присутствие среди официальных или неофициальных руководителей этих фирм Сергея Подлисецкого.

[. ] Названия части структур, где негласными владельцами являются Хотины, а управляет ими Подлисецкий: «Куб», «Комплексные инвестиции», «Art-vising», «Центр-Т» , «Агрегат», ЗАО» Интербизнес», New life group, «Техметод», «Финмаркет», «Директ Менеджмент» и т. д. Неизменным в работех всех этих фирм остается одно: они «кидают» на крупные суммы и арендаторов, и своих сотрудников. Как это происходит, какие схемы придумали Подлисецкий и Хотины, чтобы обирать арендаторов, [сайт] расскажет в ближайшее время.

Сергей Подлисецкий управляет и непрофильными активами Хотиных, не связанными с «недвижкой». Он является гендиректором компании «Русь ойл», Нефтегазовой компании «Прогресс»», связан с ЗАО «НК ДУЛИСЬМА». Во время службы в последней структуре Хотиных, он чуть не стал объектом уголовного дела. Подлисецкий «кинул» на 12 млн рублей ООО «Интегра-бурение».

Силовые машины: как белорусские коммерсанты Хотины стали московскими рантье

Длинные коридоры в нескольких местах перегорожены массивными железными дверями. Их открывает, а потом тщательно задраивает сопровождающий посетителей охранник. В конце пути находится переговорная комната без окон, напичканная снимающей и записывающей аппаратурой, мобильные телефоны здесь не работают. Это не тюремное помещение и не подводная лодка. Так выглядит, по словам вице-президента Фонда содействия укреплению законности и правопорядка Владимира Богомьи, офис московских девелоперов Юрия и Алексея Хотиных, расположенный в принадлежащем им бизнес-центре «Агат» на Большой Семеновской улице, 40. Здесь установлена автономная система электропитания и прорыт тайный подземный ход. «Рядом с кабинетом руководителя стоят два огромных шредера — вдруг срочно нужно будет уничтожить документы. Эти люди хорошо подготовлены», — говорит Богомья. Хотины — владельцы группы компаний «Комплексные инвестиции». Фонд, в котором работает Богомья, оказывает юридические услуги бывшим бизнес-партнерам Хотиных.

Уроженцы Белоруссии отец и сын Хотины через десятки фирм контролируют, по оценке Forbes, около 1,8 млн кв. м офисных и торговых площадей на территории Москвы, в частности бизнес-центры Cherry Tower, «Красный богатырь» и «Нижегородский», технопарк «Синтез». Хотины сами управляют бизнесом и решают все ключевые вопросы: Юрий занимается непосредственно объектами, Алексей ведет переговоры с партнерами и участвует в судебных разбирательствах. Правда, как полагают участники рынка, они, возможно, пользуются покровительством влиятельного лица — бывшего спикера Совета Федерации, а ныне кандидата в президенты от партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова.

Документы — на мыло

Семья Хотиных, по словам знакомых с ними предпринимателей, ведет закрытый образ жизни, сведения о них весьма скудны: старшему Юрию — за 60, младшему — около 35 лет, якобы оба они — выпускники военных училищ. От комментариев для этой статьи Хотины отказались.

В Белоруссии Юрий руководил фирмой «Белкосметикс», занимавшейся производством косметики и бытовой химии. В середине 1990-х отец и сын приехали в Москву, арендовали помещение на территории мясокомбината им. Микояна и занялись привычным делом — открыли цех бытовой химии. В 1998 году после банкротства компании «Микомс» предприниматели приобрели за бесценок один из корпусов и стали сдавать помещения в аренду. Какие методы помогли Хотиным за неполные 14 лет превратиться из мелких коммерсантов в девелоперскую группу, занявшую четвертое место в рейтинге Forbes?

Одним из первых объектов для поглощения Хотины выбрали Московский мыловаренный завод (ММЗ). В 2001 году 65% акций ММЗ принадлежало предпринимателю Михаилу Завертяеву и его партнерам, 20% было у правительства Москвы. Хотины вошли в число акционеров завода еще до того, как Завертяев стал владельцем контрольного пакета. «При заключении сделки от нас скрыли, что рейдеры уже пришли. О них мы узнали позже», — рассказывает Завертяев. Неприятности, по его словам, начались с запроса в прокуратуру за подписью тогдашнего вице-мэра Москвы Валерия Шанцева с требованием расследовать уклонение ММЗ от уплаты налогов.

На очередное собрание акционеров представители Хотиных пришли в сопровождении бойцов ОМОНа. Позже были признаны недействительными бюллетени голосования основных владельцев. «Алексей Хотин несколько раз звонил мне с угрозами, а когда мы встретились в одном из московских ресторанов, заявил, что действует по поручению Елены Батуриной, — говорит Завертяев. — Я все переговоры записал на пленку и передал в РУБОП, но потом все записи пропали».

Вскоре после захвата завода на Завертяева было совершено покушение. У подъезда его дома в него выстрелили с близкого расстояния из пневматической винтовки, он получил черепно-мозговую травму. Завертяев говорит, что опознал в стрелявшем одного из омоновцев, участвовавших в захвате завода. Было возбуждено уголовное дело, но его вскоре закрыли, а все свидетельства пропали. «Ребята из РУБОП объяснили мне, что им звонил Владимир Пронин, тогдашний начальник ГУВД Москвы, и не дал расследовать это уголовное дело», — говорит Завертяев. Конфликт длился около года. Завертяев говорит, что ему так и не удалось через суд добиться денежной компенсации за утраченные акции.

Читайте также  Единое научное пространство и инвестиции

А вот еще одна история. После банкротства «Микомса» часть недвижимости предприятия досталась Игорю Ставрулову, владельцу компании «Игелснаб», производящей соевые продукты. В 2007 году Ставрулов, запустивший второй производственный цех в Адыгее, решил продать свою московскую площадку — 20 000 кв. м. Хотины отреагировали на объявление о продаже в числе первых, вскоре был подписан договор с условием оплаты в рассрочку. «Они заплатили пару раз, а потом перестали. Я ждал девять месяцев, а в октябре 2008 года я написал им письмо, что буду расторгать договор», — рассказывает Ставрулов. Он нашел другого покупателя, для оформления сделки запросил документы в районной налоговой инспекции и обнаружил, что уже не является собственником ООО «Игелснаб», которому принадлежит здание.

Два года предприниматель судился с бывшими соседями, в результате суд установил, что перерегистрация была проведена незаконно. Но за это время фирма, на которую была оформлена спорная недвижимость, обанкротилась, а здание теперь принадлежит другому юридическому лицу, добросовестному покупателю. В итоге бизнес Ставрулова рухнул. «Пришлось закрыть производство в Москве и в Адыгее и уволить 400 работников», — вздыхает он.

За чей счет стройка

По настоящему Хотины развернулись в середине 2000-х. По оценкам участников рынка, в 2004–2006 годах они получили около 1 млн кв. м московской недвижимости, в основном это были бывшие фабрики, заводы и НИИ. Часть площадей Хотины выкупили у компаний с неоднозначной репутацией — группы «Нерль» и «Росбилдинга».

Большинство объектов формально имели статус производственных, требовали ремонта и реконструкции. По словам Владимира Богомьи, Хотины действовали по стандартной схеме: реконструировали или сносили старые здания, на их месте строили новые, потом перепродавали их несколько раз своим же фирмам, и в итоге владелец здания оказывался добросовестным приобретателем. Далее документы оформлялись в Ростехинвентаризации и Регистрационной палате. «В итоге город даже не догадывался, что на месте 10 000 кв. м заводских площадей появилось 20 000 кв. м офисных», — говорит Богомья.

При такой тактике возникает пикантный вопрос: как найти подрядчика, готового реконструировать здание без необходимых разрешений. Впрочем, и тут Хотины нашли выход — они просто тянули время, обещая подрядчикам предоставить документацию уже после начала работ. «Мы первым делом просили проект, разрешение и ордер на строительство, — вспоминает генеральный директор одной из подрядных организаций, ООО «Стройинвест» Михаил Гавриков. — Заказчики тянули время… Мы уже завершали строительство, а разрешения так и не было».

История взаимоотношений «Стройинвеста» с Хотиными началась в 2006 году. Фирма Гаврикова арендовала офис на мыловаренном заводе, где как раз начиналась реконструкция. «Видим: дела у них идут медленно, предложили свои услуги, — вспоминает Гавриков. — Реконструировали одно здание, потом второе, потом пошли на другие их площадки».

В течение года Хотины платили за выполненные работы, и Гавриков начал вкладывать собственные средства в реконструкцию. Еще через год, когда долг структур Хотиных перед «Стройинвестом» достиг 70 млн рублей, наступил кризис и платежи прекратились. «Они просили подождать. Год мы терпели, потом я заикнулся насчет арбитража, они предложили выплатить 20%. Я не согласился, и нормальные отношения закончились», — говорит предприниматель.

Гавриков обратился в милицию, а потом составил запрос на имя генпрокурора Юрия Чайки. Документы были переданы в УБЭП, и вскоре, по словам Гаврикова, служба собственной безопасности и ФСБ начали свои расследования, в возбуждении дела было отказано в связи с отсутствием признаков мошенничества. Почти сразу бывшие партнеры Гаврикова обвинили его в клевете и мошенничестве и возбудили встречные уголовные дела. Кроме того, в арбитраж поступило 18 исков с претензиями по качеству выполненных «Стройинвестом» работ и требованием вернуть 126 млн рублей. В итоге эти дела Гавриков выиграл в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

В апреле 2011 года генеральному директору «Стройинвеста» удалось возбудить уголовное дело (статья о мошенничестве) против «не установленных следствием лиц». После предварительного следствия Главное следственное управление ГУ МВД Москвы признало его потерпевшим и подтвердило претензии на 13 млн рублей (как раз примерно 20%, как и предлагали Хотины). «Прямых угроз не было, но от дома до работы и в арбитражный суд меня сопровождали два автомобиля Hyundai, — рассказывает Гавриков. — У арбитражного суда я видел, как из машины эти люди доставали стульчики, садились и ждали. Я их уже узнавал в лицо». Сопровождение прекратилось только после того, как Гавриков обратился с заявлением в милицию.

Кредит — проблема банка

Любой девелоперский бизнес, даже такой специфический, как у Хотиных, требует больших кредитных ресурсов. Их компании, как удалось выяснить Forbes, сотрудничали в том числе с Росбанком и Национальным резервным банком (НРБ). Но история их взаимоотношений с банком ВТБ похожа на детектив.

В сентябре 2007 года Алексей Хотин, подписавшийся как президент группы компаний «Комплексные инвестиции», прислал в ВТБ письмо с просьбой предоставить кредит на сумму 5 млрд рублей входившему в группу ООО «Оборудование и машины». В качестве залога предлагалось здание площадью 58 800 кв. м. По документам здание принадлежало ООО, не было обременено долгами и не заложено.

Кредит ВТБ выдал через полгода, проведя необходимые проверки. Кредитное соглашение на сумму 5,25 млрд рублей под 14,5% годовых было подписано летом 2008 года. Через год банк зафиксировал первую невыплату, а в марте 2010-го подал иск о взыскании долга. «В июле 2010 года из «Вестника государственной регистрации» мы узнали, что принято решение о ликвидации ООО «Оборудование и машины» и ООО «Мега групп», поручителя по кредиту, — рассказал Forbes руководитель пресс-службы ВТБ Вадим Суховерхов, — а в августе выяснили, что на здание, являющееся обеспечением по кредиту, еще в 2007 году заявило свои права ООО «Строймонтаж», аффилированное со структурами Хотиных».

В конце сентября 2011 года Арбитражный суд признал обоснованными требования банка по возврату долга и неустойки. Заемщики пообещали выплачивать проценты по кредиту за счет платежей арендаторов, но вскоре представители банка узнали, что арендаторам было разослано письмо о том, что теперь единственным получателем платежей является ООО «Эдельвейс», также аффилированное со структурами Хотиных. По итогам 2011 года их задолженность перед банком составила 6,26 млрд рублей. Теперь с помощью судебных приставов ВТБ пытается добиться возврата кредита или получить заложенное здание.

С другим государственным банком, Сбербанком, у Хотиных получилось более плодотворное сотрудничество. Еще до прихода в «Сбер» новой команды во главе с Германом Грефом осенью 2007 года предприниматели заключили с банком кредитное соглашение на 17 млрд рублей. Потом грянул кризис, и, как сказал Forbes Греф, кредит был реструктурирован и пролонгирован и сейчас обслуживается.

Высокие покровители

Кредит Сбербанка был пролонгирован по личной просьбе тогдашнего председателя Совета Федерации Сергея Миронова, полагает один из предпринимателей, пересекавшийся с Хотиными по бизнесу. В распоряжении Forbes есть ксерокопия визитной карточки Хотина Алексея Юрьевича, советника председателя Совета Федерации Сергея Миронова, с телефоном офиса партии «Справедливая Россия» на Большой Дмитровке. (Сотрудник секретариата аппарата Совета Федерации подтвердил Forbes, что Хотин был советником Миронова, а сейчас является советником другого сенатора.) Участники рынка считают, что бывший спикер Совета Федерации мог оказывать Хотиным определенную помощь. Например, как говорит Богомья, представители Хотиных направили запросы на имя Миронова с жалобой на мошеннические действия ООО «Стройинвест». «Практически сразу Миронов направил запросы в следственные органы и прокуратуру, стали проводиться проверки. В мае 2011 года, за несколько дней до отставки Миронова, его помощник пригласил нас на встречу на Большую Дмитровку. Мы разъяснили ему ситуацию, на этом все и кончилось», — рассказывает Богомья. Осенью 2011 года, незадолго до выборов в Госдуму, он узнал, что аналогичные запросы направлял депутат Госдумы Александр Коржаков.

На запрос Forbes Сергей Миронов ответил следующее: «Юрия Хотина я не знаю и никогда его не видел. Алексей Хотин принимал участие в некоторых экспертных мероприятиях, которые проводились в рамках Совета Федерации. Финансовой поддержки наша партия от организации «Комплексные инвестиции» никогда не получала. И никакого сотрудничества с этими лицами у меня не было и нет». Председатель правления Сбербанка Герман Греф рассказал следующее: проблемы с кредитом Хотиных возникали во время кризиса, но задолженность была реструктурирована, и больше вопросов не возникало. «Ко мне никто не приходил», — с улыбкой сказал он, отвечая на вопрос Forbes о посредничестве бывшего спикера Совета Федерации.

Многочисленные судебные разбирательства, в которых участвуют компании Хотиных, отнимают много сил и ресурсов даже у структуры, где работает, по словам очевидцев, более 400 выходцев из правоохранительных и силовых органов. Без покровителей в высоких кабинетах было бы еще сложнее. И пока, несмотря на все перестановки в коридорах власти, все идет своим чередом. Летом 2011 года стало известно, что Хотины приобрели у структур Александра Милявского торговые комплексы «Горбушкин двор» и «Филион», которые эксперты оценили в $400–500 млн, назвав эту покупку сделкой года на рынке торговой недвижимости. На очереди — Митинский радиорынок, который контролирует Александр Таранцев.

Источники: http://www.compromat.ru/page_31784.htm, http://rucompromat.com/articles/aleksey_hotin_spasaet_neft_ot_bankrotstva_yugryi, http://www.forbes.ru/sobytiya/nedvizhimost/79171-silovye-mashiny-kak-belorusskie-kommersanty-hotiny-stali-moskovskimi-ran

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто