Инвестиции в искусство в интернете

Инвестиции в искусство

– что это такое и для кого они подходят?

Для начала немного теории. Инвестиции в искусство это способ вложения путем приобретения произведений и предметов искусства для их последующей перепродажи и получения прибыли. Объектом для инвестирования служат картины знаменитых и не очень художников, предметы антиквариата и другие вещи, имеющие художественную ценность. Средняя доходность от таких сделок составляет около пятидесяти процентов годовых, что достаточно существенно.

Да, инвестиции в искусство это один из видов альтернативного инвестирования и такой вид вложений выходит на первый план во время политических, экономических и других видов кризиса то есть во время спада. В то время как такие классические финансовые инструменты как акции, недвижимость, драгоценные металлы не могут обеспечить инвестору необходимых уровней доходности их альтернативой способны стать инвестиции в искусство.

Однако такой вид вложений все больше и больше входит в инвестиционный портфель крупных, а за ними и более мелких частных инвесторов. Происходит это по нескольким причинам. Главенствующая причина это хороший способ диверсификации собственного инвестиционного портфеля, а также прекрасная возможность для сохранения капитала от инфляции. Инвестиции в искусство, как правило, в цене не падают, а, наоборот, со временем их цена идет только вверх.

Однако справедливо будет заметить, что данный вид инвестиций подходит для инвесторов обладающих определенным опытом либо в сфере финансов, либо в оценке предметов искусства.

Также следует знать об инвестиционных рисках рынка произведений искусства:

  • не всегда объект вашего инвестирования способен значительно вырасти в цене
  • возможная слабая ликвидность предмета искусства. Трудно найти покупателя
  • требует тщательного контроля. Так как рынок очень доходный на нем распространены подделки.

Инвестиции в предметы искусства. Основные положения

В случае если вам, как инвестору, стали интересны инвестиции в искусство для начала надо определиться с бюджетом таких вложений и ценой предметов искусства, по которым вы способны их приобретать.

Подавляющее число инвесторов занимающихся инвестированием в искусство отводит данному виду не больше пяти или десяти процентов в своем инвестиционном портфеле.

Определяющим фактором для цены являются её сопутствующие риски. Есть некая закономерность, чем выше цена картины, тем легче на ней заработать. К примеру, картины известных художников, таких как Малевич, Рубенс могут стоить по пятьдесят миллионов долларов, ликвидность, которой данные картины обладают очень высока, объясняется это тем, что таких художников хотят иметь в собственной коллекции все приличные коллекционеры, поэтому продать подобные картины для инвестора не составит никакого труда и минимальная цена будет не меньше цены, за которую картина была куплена.

Однако есть другая сторона медали, в случае если картина не высока в цене это не означает, что она не представляет художественной ценности для коллекционеров и финансовой ценности для инвесторов. В большинстве случаев со временем, когда имя автора становится популярнее и известнее в определенных кругах цена на его картины возрастает в десятки раз, и купленная за бесценок картина способна принести порой до тысячи процентов прибыли. Но не все авторы становятся популярными, чтобы угадывать такие тенденции необходимо обладать художественным чутьем либо иметь профессионального консультанта.

Места для выбора и покупки предметов искусства.
Теперь давайте познакомимся с местами, где возможно приобрести то или иное произведение искусства.

Лучшие произведения рынка искусства, конечно, продаются на крупных аукционах, таких как Sotheby, Christies и многих других. Такой вид приобретения подходит, как правило, для крупных игроков и инвесторов способных позволить себе крупные денежные траты.

Также достаточно распространены покупки на всевозможных ежегодных выставках и личных авторских показах.

На сегодняшний день набирающим популярность способом покупки и продажи предметов искусства является интернет галерея. Данные места завоевывают популярность удобством и простотой выбора необходимого предмета искусства.

Конечно, наиболее выгодным и надежным способом будет покупка напрямую у автора. Но в таком случае необходимо обладать нужными связями и контактами. Покупка в мастерской у автора является наиболее удачным и наиболее сложным вариантом приобретения произведения искусства.

При инвестициях в произведения искусства очень важно убедиться в их подлинности. В случае подделки деньги будут выброшены на ветер. Каждый предмет искусства должен обладать соответствующим сертификатом или лицензией о его подлинности. Также необходимы документы, подтверждающие право собственности, за частую при подобного рода сделках заключаются договора купли продажи с полным отражением характеристики работы и её цены.

(Пока оценок нет)

Инвестиции в искусство

Инвестиции в искусство

После исследований ломбардов и фондового рынка немного прервемся и поговорим о прекрасном. Деньги, разумеется, тоже вполне прекрасная вещь, но настоящее искусство по расхожему выражению бесценно. Впрочем, в наше время все измерено в деньгах и искусство не обойдено его влиянием. Как бы вы ни относились к искусству (в этой статье под искусством я буду понимать только живопись и фотографию, выделив остальное в отдельную статью), картины художников покупаются и продаются, а значит являются предметом товарно-денежных отношений. При этом есть люди, которые считают инвестирование в искусство более надежным, чем в фондовый рынок, ибо по их мнению последний может за день резко рухнуть вниз, тогда как цена на достойный предмет искусства сильно не изменит своего значения. Немного ниже увидим, так ли это.

Собственно, инвестиция в искусство в виде покупки дорогих картин на протяжении веков считалась достойным размещением капитала (в России это направление активно популяризировала Екатерина Вторая), однако интерес для более-менее массовых инвесторов искусство приобрело лишь в последние десятилетия. Удачные примеры подобных вложений берут свое начало с XX века, когда в 1904 году банкир Андре Левель вместе со своими коллегами приобрел около 100 картин и рисунков импрессионистов, среди которых оказались работы Пикассо и Матисса. Через 10 лет, в начале первой мировой войны, цены на работы французских художников взлетели вверх и коллекция была удачно продана: часть работ ушла по десятикратной цене, а в целом полученная прибыль в четыре раза превысила первоначальные вложения. Математически имеем 400% за 10 лет или 40% в год.

Точно так же, только еще раньше, поступил российский фабрикант Сергей Щукин, первым в России распознавшим перспективное направление. Другой, хотя и менее внушительный пример — арт-фонд пенсионного фонда Британских Железных дорог, вложивший в 1974 году около 40 миллионов фунтов стерлингов в коллекцию 2425 произведений искусства (не только живописи), которая была распродана с 1987 по 1999 год. Средняя прибыль получилась около 13% годовых — не столь впечатляюще, но фонд преследовал задачу уменьшить свою зависимость от фондового рынка и добился результата. В конце 80-х японский рынок находился на сильном подъеме и японские корпорации и частные бизнесмены скупали французских импрессионистов по высоким ценам, что стало причиной «пузыря» на арт-рынке, который медленно сдувался в первой половине 90-х годов.

Читайте также  Финансовые инвестиции осуществляются с целями

Все описанное, а также появление большого числа современных художников и привело к созданию нового направления в искусстве, когда картины стали скупать уже не только коллекционеры (для себя лично либо для перепродажи таким же, как они), а инвесторы, нацеленные только на получение прибыли. Хотя рынок искусства по-прежнему ассоциируется с рынком, где нужен большой порог входа, однако это уже не так: на западе нередки аукционы, популяризирующие вложения в живопись со средними ценами за картины порядка 1000-5000 $. В 2009 году стоимость числа произведений, проданных ниже 5000 $, составила примерно три четверти от общего числа продаж. Однако входя на этот рынок инвестор, особенно начинающий, сталкивается с рядом проблем.

Первая состоит в том, что нельзя отследить ежедневное изменение цены на купленный товар — по нему, в отличие от какой-либо акции, нельзя будет найти котировок на бирже, чтобы оценить момент входа. Остается лишь справляться о прежних ценах — но это не всегда возможно, особенно в отношении современных работ. Вторая причина — возможность подделки. В некоторых случаях проведение соответствующей экспертизы может быть сравнимо с ценой самой картины. Ну и наконец неликвидность. Купить картину, особенно неизвестную, довольно легко, а вот продать ее даже по заниженной стоимости далеко не всегда возможно; тем более что обычно при этом задействованы услуги арт-дилера, арт-консультанта или аукционного дома, которые дополнительно уменьшают прибыль. Рекордсменом по стоимости является картина Поля Сезанна «Игроки в карты» (1890-1895) — в феврале 2012 года семья шейхов купила ее за 250 миллионов долларов.

Модели индексов в искусстве

Огромное число имеющихся и появляющихся работ художников, организация аукционов по всему миру, не всегда носящих публичный характер, сложность мониторинга — все это стало причиной того, что адекватно оценить стоимость искусства по всему миру является очень сложной и неоднозначной задачей.

1. Пожалуй самым известным индексом в искусстве является Mei Moses All Art Index, который был разработан примерно тридцать лет назад профессорами школы бизнеса при Нью-Йоркском университете Майклом Мозесом и Цзяньпином Меем. Индекс был сделан на основе мониторинга повторных продаж более 15 тысяч предметов искусства (с 1875 года) и позволяет проанализировать ценовые тенденции на истории и текущем рынке. Вот как выглядит график индекса с середины XX века:

График представлен в обычной и логарифмической шкале, поскольку на последней особенно хорошо видна корреляция доходности с индексом SP500. К сожалению, все мировые индексы искусства не имеют возможности выпустить акции и дать инвесторам шанс на инвестирование — по той простой причине, что все искусство никому не принадлежит.

2. Свою методику оценки на основе собственных индексов, составленных по данным продаж предметов искусства на мировых аукционах, предлагает французская компания Artprice — и как можно видеть, представленный график сильно отличается от Mei Moses All Art Index:

Кстати, в отличие от всех других, изменение его стоимости можно видеть в онлайн-режиме. На сайте artprice.com можно даже отслеживать работы интересующего вас художника, следить, как меняются цены — и принимать решение о покупке, помня о проблемах с ликвидностью. Большая картина к тому же наверняка доставит много хлопот при пересылке.

3. На третье место я поставлю ряд индексов российской компании artinvestment.ru, которые можно найти на главной странице их сайта. Вот как компания описывает сбор данных для одного из индексов:

4. Вот еще один график из ежегодного обзора Artprice, где можно различить уже не только мировую тенденцию, но и оборот предметов искусства в трех наиболее значительных странах:

Дополнительная интересная статистика по обороту мирового искусства:

5. И наконец, еще один найденный мной индекс, Artprice Global Index, рассчитанный методом повторных продаж, вообще не показывает корреляцию с кризисом 2008 года и таким образом относится скорее к современному искусству:

Какой можно сделать вывод? Он состоит в том, что мировое искусство в целом коррелирует с фондовым рынком, тогда как менее дорогие современные художники являют почти независимый от него актив. Это довольно логично: в кризис у людей становится меньше денег, что неизбежно отражается и на элитной арт-индустрии. Хотя есть и исключения — так, австрийский Art Photography Fund оказался очень успешным во время последнего экономического кризиса, когда за 2008 год принес своим пайщикам более 30% годовых. К тому же в долгосрочной перспективе (см. первый индекс) происходит повышение цен на произведения живописи вообще, что может приносить владельцам известных картин хороший доход в будущем. К примеру, можно привести такую таблицу:

из которой видно, что доходность в данном бизнесе может составлять и сотни годовых. Правда, продажи были сделаны перед кризисом, но за последующее время индекс отыграл просадку.

А что в России?

Один из крупных коллекционеров русской живописи (более 5 тысяч работ) Алексей Ананьев считает, что даже экономические кризисы не сильно влияют на ценообразование в этой отрасли. При этом на рынке в кризис появляется больше достойных работ, но цены все равно остаются на примерно прежних показателях. При этом нельзя сказать, что в России нет совсем никаких движений к ″цивилизации″. В 2010 году в России появился первый арт-ПИФ под аббревиатурой ЗПИФ ХЦ «Атланта Арт» — закрытый паевый инвестиционный фонд художественных ценностей. Закрытый ПИФ означает, что забрать вложенные средства можно будет только в конце периода существования ПИФа.

Также можно выделить создание арт-пифа из фотографий «Собрание. ФотоЭффект» , содержащий личные архивы выдающихся деятелей XX века. Это крупнейший паевый фонд художественных ценностей за всю историю этого вида инвестиций в мире — его активы, по информации компании, оцениваются в сумму около полумиллиарда (!) долларов, что в разы превышает всю сумму активов всех арт-фондов мира. По закону подобные фонды создаются сроком максимум на 15 лет с постепенной продажей активов — целевая доходность обычно 10-20% годовых. При этом в конце 2012 года доходность фонда стала отрицательной и он едва не был расформирован.

Читайте также  В состав прямых зарубежных инвестиций включаются

Входной порог в подобные фонды довольно высок — 500.000 рублей, причем иногда для участия в инвестициях требуется быть квалифицированным инвестором (как и в венчурных фондах, поскольку есть много общего). Квалификация в этом случае подразумевает владение активами на сумму не менее 3 млн. рублей с опытом работы в организациях, осуществляющих сделки с ценными бумагами; кроме того, есть требования по минимальному ежеквартальному числу сделок за последний год.

Выводы

Инвестирование в искусство сопряжено со многими сложностями: от высокого порога входа (в России мало аукционов с картинами по доступным ценам) до возможности подделки и низкой ликвидности. Арт-пифы избавляют от необходимости самостоятельно разбираться и оценивать предметы искусства и покупать их на специальных торгах, но требуют немалого капитала и квалификации инвестора. Искусство в виде картин или паев арт-пифов по большой волатильности похоже на акции, но в краткосрочном периоде обладает максимальной непредсказуемостью — и если на рынке акций можно опереться на фундаментальный экономический анализ или исследование отчетов эмитентов акций, то здесь единственной возможностью оказывается либо платный консультант, либо свой собственный вкус.

Так что если уж вы приняли решение купить какую-то картину, то по крайней мере лучше взять то, что вам нравится. Если продать не удастся, то пусть просто радует глаз. Разумеется, дополнительно можно попробовать отследить динамику цен на работы понравившегося художника, а также узнать про его образование, награды, персональные выставки, участие в союзах и объединениях, наличие работ в музеях. На долгосрочном периоде время с большей вероятностью будет вашим союзником, чем противником — индекс мирового искусства обладает тенденцией к росту и продать большинство картин со временем скорее всего будет легче, хотя нет никакой гарантии как вернуть потраченную сумму, так и вообще осуществить продажу.

Инвестиции в арт: как правильно продавать и покупать искусство

Инвестирование в искусство — искусственно созданное явление. Все крупные коллекции, вошедшие в историю, не имели своей целью быть перепроданными. Их составляли увлеченные люди, полностью отдавшиеся своему выбору. Как предмет капиталовложения искусство начали рассматривать в самом конце 1980-х годов, когда молодые инвестбанкиры с Уолл-стрит стали активно вкладываться в работы современных художников, а банки — создавать активы из предметов искусства и предоставлять арт-консультации. Они оказывали огромное влияние на цены, были очень активными покупателями, но в 1991 году этот пузырь громко лопнул.

На исходе 1990-х годов арт-рынок кардинально изменился: аукционные дома, традиционно занимавшиеся только так называемым вторичным рынком, вышли на первичный рынок и начали продавать современное искусство. Появился и новый тип галеристов, применивших к искусству маркетинговые технологии (галерея Гагосяна, галерея Saatchi). Подогревая интерес к современным художникам, они поднимали цены. Своего пика рынок достиг накануне кризиса 2008 года. За современное искусство начали давать неслыханные деньги — не только потому, что его активно промоутировали, но и потому, что денег на руках у людей стало очень много и они искали способ материализовать их.

Как только последствия кризиса перестали ощущаться, современное искусство снова пошло в рост. В 2013 году совокупный итог майских торгов в Нью-Йорке достиг $1 млрд, в этом году — уже $1,2 млрд. Цены на современное искусство давно превышают цены на многие предметы искусства классического. Однако каждых следующих торгов все боятся, потому что один неверный шаг (например, кто-то из коллекционеров не захочет покупать какого-то художника) — и этот карточный домик обрушится.

Современное искусство спекулятивно. В нем нет объективных критериев оценки, потому что нет никакого исторического отступа.

Это искусство, у которого пока не определена ценность, но уже есть цена, при этом объем произведений на рынке огромен. Оно живет по правилам рынка и постоянно перепродается. Однако серьезных коллекционеров, которые покупают современное искусство ради искусства, немного. Галереи задают не только цены, но и моду на художников и на определенный стиль. Именно от моды зависит доходность вложений в современное искусство. Можно найти гениального современного художника, но если его будет продавать никому не известная галерея, его произведения никогда не достигнут той же цены, что вещи Джеффа Кунса. Но если его будет продавать Ларри Гагосян — другое дело. Покупатель платит огромные деньги за то, что покупка сделана в известной галерее. Покупая Кунса, можно надеяться, что завтра вы относительно легко его продадите, потому что он раскручен, он уже стал «брендом», на него есть спрос. Поэтому если вы собираетесь покупать предметы искусства с тем, чтобы через два-три года продавать их с наценкой 15–20%, то лучше сконцентрироваться именно на современном искусстве.

Важно только помнить про сопутствующие риски. В 1920–1930-е годы в Европе был страшно популярен художник-декоратор Хосе Мария Серт — с ним дружила Шанель, ему заказывали оформление многих зданий, по ценам он практически конкурировал с Пикассо. Но где теперь Серт, а где Пикассо? При этом тот же Кунс может рухнуть через 50 лет, но он не рухнет до нуля — у него все равно останется своя цена, потому что слишком много денег в него уже вложено. Акция может упасть до нуля, искусство до нуля не упадет никогда, в этом его безусловный приоритет.

Влияние классики

В искусстве классическом предложение куда меньше. Более того, оно постоянно уменьшается. На старых мастерах быстро заработать не удастся: нельзя купить, допустим, Рембрандта за $45 млн, а послезавтра продать за $80 млн. Круг людей, которые готовы купить Рембрандта, очень узок — это люди, обладающие определенным образованием, знающие ценность этой вещи и далекие от мотива «купить-продать». При этом у старых вещей цена и ценность четко сбалансированы. Вы точно знаете, что ваши внуки всегда продадут этого Рембрандта за цену не ниже той, за которую вы его купили сегодня. Это долгосрочная надежная инвестиция.

Коллекционеры, которые покупают старое искусство, не задумываются об этом как об инвестиции. Мы все время говорим о коллекционерах топ-уровней, о покупках за десятки миллионов долларов, и у многих складывается впечатление, что искусство бывает только столь дорогим. Но таких коллекционеров от силы человек 50 в мире.

Лучшие коллекции создаются людьми, которые не ориентируются на цены, а опираются на свои знания.

Читайте также  Макроэкономические факторы влияющие на инвестиции

Сейчас Christie’s продает собрание графики голландского коллекционера, профессора ван Регтерена Альтены, бывшего хранителя графической коллекции Рейксмузеума. Он 40 лет собирал графику, делал очень строгий отбор и составил фантастическое собрание более 800 рисунков от XVI до ХIХ века, совершенно не думая о том, сколько эти вещи будут стоить десять, двадцать или тридцать лет спустя. Такие коллекционеры часто не готовы выставлять свои собрания на продажу, и доходы от знаний своих предков получают уже наследники (если сами коллекционеры не распорядились своими собраниями еще при жизни). Есть, к примеру, французский коллекционер Рене Герра, начавший собирать наследие русских эмигрантов — живопись, графику, книги, переписку художников и писателей, дневниковые записи, стекло и даже поддужные колокольчики, когда эти вещи вообще не имели цены, они просто никому не были нужны. Сейчас его коллекцию оценивают приблизительно в миллиард евро, есть даже люди, которые мечтают купить ее целиком. Но Герра не готов ее продавать, потому что живет ею.

Одна из главных составляющих при определении стоимости предмета классического искусства — это его провенанс: в какой период творчества художника оно было создано, где выставлялось, каким коллекционерам принадлежало, кем из галеристов продавалось. Разница в цене между произведениями одного и того же художника может быть огромная.

Одного лишь имени Пикассо недостаточно, чтобы продать картину с его подписью за десятки миллионов долларов.

Уникальность старой вещи плюс история ее создания и существования могут невероятным образом влиять на цену. Недавно был интересный казус с сундуком кардинала Мазарини. Семья французских пенсионеров из глубокой провинции решила продать свое жилье и перебраться в дом престарелых. Они позвали специалиста из аукционной фирмы, чтобы показать ему пару старинных кресел. Он пришел, сказал: «Да, милые кресла. А можно я еще на эту тумбочку посмотрю?» Он осмотрел «тумбочку», на которой стоял телевизор, и понял, что это сундук Мазарини, который давно разыскивают музеи мира. Кардинал Мазарини был в свое время одним из крупнейших коллекционеров, в том числе собрал ценнейшее собрание произведений из японского лака. Япония была тогда закрытой страной, и предметы из японского лака были чрезвычайно редки и дороги. Сундук Мазарини после Французской революции много раз продавали (все документы этих продаж сохранены), а во время Второй мировой войны его следы потерялись. Остались лишь фотографии. Аукционный дом попытался оценить находку. Прецедентов не было — единственный уцелевший сундук работы того же мастера никогда не продавался на аукционах, он хранится в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Стартовую цену наугад определили в €200 000 — стоимость дома пенсионеров. В итоге Рейксмузеум в безумной битве с американскими музеями и коллекционерами купил сундук за €7,3 млн.

Цена рекордов

Если заговорить с крупными галеристами об искусстве с точки зрения экономики, они скажут, что искусство ни в коем случае нельзя воспринимать как инвестицию. «В тот момент, когда вы начинаете думать об искусстве как о товаре, вы проигрываете», — считает галерист Эрве Аарон из Didier Aaron. Искусство, в отличие от акций, материально, но в его цене всегда есть эмоциональная составляющая, добавляет Франк Празан, владелец Applicat-Prazan.

Все галеристы очень разные. Одни работают как музейщики. В таких галереях есть штатные искусствоведы, которые ведут огромную изыскательскую работу. Есть галеристы, которым важно купить, чтобы завтра подороже продать. В кризис галеристы стараются поддерживать рынок. В кризис 1991 года, когда цены на искусство не просто снижались, а обрушивались, единственным разделом, который оставался стабильным, было ар-деко. Галеристы, специализирующиеся на этой эпохе, немногочисленны. Они просто приостановили все продажи, вместо того чтобы продавать произведения ниже той цены, которую считали соответствующей ценности вещей.

Галеристы часто действуют как венчурные инвесторы.

В начале 1990-х несколько галеристов решили сформировать спрос на декоративное искусство 1940–1950-х годов. Они издали несколько книг, подогрели интерес, а потом в какой-то момент отошли от темы. И как только она им надоела, этот рынок, начавший расти, рухнул. Рынок комиксов вырос буквально с нуля усилиями нескольких экспертов-галеристов. В августе первый выпуск «Супермена» ушел за рекордные $3,2 млн, рисунок обложки первого издания «Тинтин в Америке» в 2012 году был продан за €1,3 млн. Sotheby’s уже создал под комиксы специализированные торги. Некоторые галеристы продвигают ар-брют, или, как его называют у нас, «искусство посторонних». Сегодня оно очень дешево. Но усилия, которые вкладываются в его развитие, через два-три года обязательно дадут плоды.

В 1970-е годы нью-йоркские отделения Sotheby’s и Christie’s начали продавать графику как отдельный вид искусства. Ранее графику рассматривали как «бедного родственника» живописи. Затем несколько европейских галеристов основали Салон рисунка, который второе десятилетие ежегодно проходит в Париже. Эти усилия приносят весьма ощутимые плоды. В декабре 2012 года рисунок Рафаэля «Голова апостола» был продан на торгах за $48 млн, побив все рекорды в этом жанре. На рынке примитивного искусства последние 10–15 лет каждые следующие торги тоже приносят новые рекорды.

Талант коллекционера, который хочет на искусстве зарабатывать, заключается в том, чтобы почувствовать новую моду, начать покупать до того, как начали покупать все, и продать до того, как спадет пик интереса.

Моду могут задавать и значимые для искусства люди. Так, к примеру, сформировался рынок ар-деко. В 1920–1930-е годы предметы в этом стиле стоили достаточно дорого. Потом началась война, сменились поколения, ар-деко позабылось, пока в 1960-е им не заинтересовался Энди Уорхол, за ним последовали Карл Лагерфельд и Ив Сен-Лоран. Музеи начали организовывать экспозиции, посвященные ар-деко, галеристы подогревали рынок. Самый дорогой предмет ар-деко — кресло c драконами, созданное Эйлин Грей и купленное когда-то Ивом Сен-Лораном за 15 000 франков (стоимость очень недорогой модели Renault в начале 1960-х). Когда в 2009 году продавалось наследие Сен-Лорана, это кресло ушло за €22 млн — вот что значит провенанс. Те же самые галеристы, которые когда-то предложили Сен-Лорану это кресло, выкупили его для другого коллекционера.

И все-таки самые удачные продажи — исключение, подтверждающее правило: искусство — это не та сфера, которая приносит быстрые деньги. Сегодня все говорят про успешность Ларри Гагосяна, но забывают, что он начинал очень давно. Время, терпение, знания — вот что имеет значение. И для продавцов, и для покупателей.

Источники: http://investicii-v.ru/investicii_v_iskusstvo/, http://investprofit.info/art/, http://www.forbes.ru/finansy/rynki/273071-investitsii-v-art-kak-pravilno-prodavat-i-pokupat-iskusstvo

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто