Защита инвестиций иностранных инвесторов от

Международная защита иностранных инвестиций.

Иностранные инвестиции, как объект международных правоотношений, представляют собой один из видов собственности, принадлежащей физическим и юридическим лицам одного государства на территории другого.

Вопросы правового режима предоставления и гарантий защиты иностранных инвестиций урегулированы как международным правом, так и национальным законодательством стран-субъектов правоотношений.

Важнейшими международными актами в сфере инвестиционно деятельности являются Вашингтонская конвенция от 18 марта 1965 г. «О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами» и Сеульская конвенция от 11 октября 1985 г. «Об учреждении Многостороннего Агентства по гарантиям инвестиций».

Принятие указанных документов было вызвано необходимостью создания механизмов защиты и предоставления гарантий инвесторам в отношении их собственности за границей.

Вашингтонская конвенция 1985 г. была разработана по инициативе и в рамках Международного банка реконструкции и развития (МБРР). Целью и необходимостью ее принятия послужило недопущение применения к инвестиционным правоотношениям вкладчиков-нерезидентов государства нахождения объекта имущественных прав национального законодательства страны-реципиента. Для решения подобных споров был учрежден специальный судебный орган – Международный центр по урегулированию инвестиционных споров при МББР (МЦУИС).

На основании ч. 1 ст. 1 Вашингтонской конвенции 1985 г., «целью Центра является обеспечение разрешения посредством примирения и арбитража инвестиционных споров между Договаривающимися государствами и лицами других договаривающихся государств». Участниками указанной Конвенции в настоящее время являются около 100 государств, в том числе Российская Федерация.

Решение Центра является для субъектов инвестиционной деятельности присоединившихся к Конвенции государств обязательными «при условии наличия письменного согласия участников спора о передаче такого спора для разрешения Центру. Стороны, достигшие такого согласия, не вправе отказаться от него в одностороннем порядке» (ч. 1 ст. 25 Вашингтонской конвенции 1985 г.).

На основании ст. 63 указанной Конвенции, стороны по договоренности могут осуществлять примирительные или арбитражные процедуры и в других органах арбитража. Однако, только при условии отсутствия в тексте договора оговорки о передаче спора в Центр при МББР в обязательном порядке. Таким образом, нормы данной Конвенции не являются императивными.

Основной задачей Сеульской конвенции 1985 г. является предоставление гарантий защиты иностранных инвестиций от некоммерческих рисков (политических) посредством их страхования. С этой целью была учреждена межгосударственная организация — Многостороннее Агентство по гарантиям инвестиций. В компетенцию Агентства для осуществления указанной цели входит:

«а) предоставление гарантий, включая совместное и повторное страхование от некоммерческих рисков в отношении инвестиций, осуществляемых в какой-либо стране-члене из других стран-членов;

b) проведение соответствующей дополнительной деятельности по оказанию содействия потоку инвестиций в развивающиеся страны-члены и между ними» (абз. 2 ст. 2 Сеульской Конвенции 1985 г.).

Необходимо отметить, что Агентство проводит деятельность по оказанию содействия потоку инвестиций только в развивающиеся страны-члены и между ними. Так, на основании ст. 14 Сеульской конвенции, «капиталовложения гарантируются по настоящей главе только в случае, если они будут производиться на территории развивающейся страны-члена».

На региональных уровнях также принят ряд нормативных актов, устанавливающих механизм защиты инвестиционных вложений иностранных субъектов:

странами бывшего СНГ заключено многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г.

Российская Федерация и страны Европейского союза заключили в 1994 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Согласно его положениям, в отношении взаимных внешнеэкономических сделок (в том числе инвестиционных проектов), стороны обязуются предоставлять друг другу общий режим наиболее благоприятствуемой нации, соответствующий правилам ГАТТ / ВТО.

К числу региональных отраслевых договоров также относятся некоторые отраслевые международные акты. Например, Договор и Европейская энергетическая хартия, принятые в Гааге 17 декабря 1991 г. Ст. 10 указанного международного акта установлено, что договаривающиеся стороны осуществляют деятельность в условиях режима, не менее благоприятного, чем тот, который она предоставляет своим собственным инвесторам или инвесторам любой другой стороны соглашения либо любого третьего государства, в зависимости от того, какой из них является наиболее благоприятным.

Огромную роль на международной арене играют многочисленные двусторонние акты в сфере инвестирования. В настоящее время Россия заключила двухсторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций (капиталовложений) со следующими странами: с Финляндией (1989 г.), Бельгией и Великим Герцогством Люксембург (1989 г.), Великобританией и Северной Ирландией (1989 г.), ФРГ (1989 г.), Францией (1989 г., 1992 г.), Нидерландами (1989 г.), Канадой (1989 г.), Италией (1989 г., 1996 г.), Австрией (1990 г.), Китаем (1990 г.), Испанией (1990 г.), Швейцарией (1990 г.), Южной Кореей (1990 г.), США (1992 г.), Грецией (1993 г.), Кубой (1993 г.), Румынией (1993 г.), Данией (1993 г.), Словакией (1993 г.), Чехией (1994 г.), Вьетнамом (1994 г.), Кувейтом (1994 г.), Индией (1994 г.), Венгрией (1995 г.), Албанией (1995 г.), Швецией (1995 г.), Норвегией (1995 г.), Югославией (1995 г.), Египтом (1997 г.), Македонией (1997 г.), Турцией (1997 г.), Аргентиной (1998 г.), Казахстаном (1998 г.), Японией (1998 г.), ЮАР (1998 г.), Украиной (1998 г.).

Подписаны, но не ратифицированы соглашения с США (1992 г.), Польшей (1992 г.), Болгарией (1993 г.), Монголией (1995 г.), Эквадором (1996 г.), Хорватией (1996 г.), КНДР (1996 г.), Лаосом (1996 г.), Кипром (1997 г.), Таджикистаном (1999 г.), Литвой (1999 г.), Словенией (2000 г.), Эфиопией (2000 г.), Таиландом (2002 г.), Йеменом (2002 г.).

Подписаны, ратифицированы, но не вступили в действие двусторонние инвестиционные соглашения с Ливаном (1997 г.), Филиппинами (1997 г.), Молдовой (1998 г.).

Основу национального законодательства Российской Федерации составляют Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160 «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», Федеральный закон от 25 февраля 1999 г № 39 «Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений». Кроме этого, имеются и отдельные отраслевые законы, указы Президента и постановления Правительства.

Читайте также  Предложения по инвестициям от сбербанка

Защита иностранных инвестиций от некоммерческих рисков

«Инвестиционный банкинг», 2009, N 2

Статья дает характеристику основного механизма, способствующего осуществлению притока иностранных инвестиций в развивающиеся страны и защищающего иностранный капитал от рисков некоммерческого характера, — Многостороннего агентства по гарантированию инвестиций, входящего в структуру Всемирного банка.

Международные финансовые учреждения объединяют свои усилия для поощрения движения капиталов из развитых стран в развивающиеся, поскольку с каждым годом становится довольно сложно решать проблемы защиты иностранных инвестиций только в рамках двусторонних договоров между отдельными государствами.

С учетом того, что в сегодняшних условиях финансовой нестабильности еще труднее обезопасить свои капиталовложения, инвесторам рекомендуется сотрудничать со структурами Группы Всемирного банка.

Основанный как Международный банк реконструкции и развития, этот орган сегодня трансформировался в группу тесно связанных между собой международных финансовых организаций, более известных, как Группа Всемирного банка: собственно сам Международный банк реконструкции и развития (World Bank), Международная ассоциация развития (IDA), Международная финансовая корпорация (IFC), Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (ICSID) и Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций (MIGA).

Россия является полноправным членом Всемирного банка, на территории нашей страны находится одно из крупнейших представительств Банка в Европейском и Центрально-азиатском регионах.

Всемирный банк способствует развитию и укреплению национальных экономик. Он осуществляет поддержку стран с менее развитой и устойчивой экономикой, которые остро нуждаются в привлечении свободных иностранных капиталов.

С другой стороны, благодаря механизмам Банка предоставляется защита иностранным инвесторам, вкладывающим свои средства в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой . В целом под защитой иностранных инвестиций понимается недопущение попыток со стороны государства, принимающего инвестиции, помешать существованию и функционированию инвестиций, в том числе путем экспроприации/национализации.

Организация Объединенных Наций проводит следующую классификацию развитых, развивающихся и стран с переходной экономикой: 1) развитые страны: страны-члены ОЭСР (кроме Мексики, Республики Корея и Турции) плюс не являющиеся членами ОЭСР страны, ставшие членами Европейского союза (Болгария, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Румыния, Словения и Эстония), плюс Андорра, Израиль, Лихтенштейн и Сан-Марино; 2) страны с переходной экономикой: Юго-Восточная Европа и СНГ; 3) развивающиеся страны: в целом все страны, не указанные выше // Доклад о мировых инвестициях: Транснациональные корпорации и инфраструктурный вызов. Конференция Организации Объединенных наций по торговле и развитию, 2008 (/http://www.un.org/russian/esa/economic/investment2008.pdf).

В рамках проблемы международного правового регулирования защиты иностранных инвестиций хотелось бы рассмотреть механизм предоставления гарантий по защите иностранных инвестиций, выработанный международным многосторонним договором.

Таким механизмом по гарантиям защиты инвестиций является Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций (далее — MIGA, Агентство), которое было учреждено путем подписания многостороннего договора в 1985 г. (Сеульская конвенция) и на сегодня относится к Группе Всемирного банка. MIGA занимается страхованием политических (некоммерческих) рисков, что является одним из важных аспектов в рамках правовой защиты капиталовложений.

Инвестору в случае наступления некоммерческого риска довольно сложно добиться компенсации ущерба непосредственно от принимающего инвестиции государства, так как последнее может сослаться на иммунитет. В случае же страхования инвестиций в рамках MIGA инвестор может получить возмещение убытков непосредственно из этого источника.

Основные цели Агентства — содействие притоку иностранных инвестиций в развивающиеся страны, оказание поддержки в стимулировании экономического роста в этих странах, сокращение бедности, а также предоставление гарантий защиты иностранному инвестору, вкладывающему свои средства в такие страны.

Следует отметить, что правоотношение по страхованию таких рисков включает в себя как публично-правовой, так и частноправовой элементы.

Сначала хотелось бы охарактеризовать несколько основных положений Сеульской конвенции. Выше говорилось о политических (некоммерческих) рисках, однако понятие некоммерческого риска в Конвенции не сформулировано. По общему правилу политический (некоммерческий) риск можно определить как вероятность того, что инвестиционный проект претерпит негативное воздействие, вызванное политическими действиями или обстоятельствами, которые иностранный инвестор не может контролировать или же может контролировать в незначительной степени. Например, экспроприация и национализация иностранных капиталов, насильственное изменение условий контрактов, барьеры по обмену валюты и репатриации прибыли, экспортные квоты, необеспеченность надежности права собственности и т.п.

Итак, MIGA страхует следующие политические риски (покрываемые риски): риск введения ограничений на перевод валюты; риск экспроприации или аналогичных мер; риск нарушения договора; риск войны и гражданских беспорядков.

В сравнении с частными страховыми компаниями Агентство страхует и риски, последствиями которых может стать полная потеря капитала иностранным инвестором, к примеру риск войны. Частная же компания не в состоянии принять на себя столь крупное обязательство.

Еще один очень важный момент связан с субъектным составом, так как политические риски можно застраховать только следующим образом: «капиталовложения гарантируются. только в том случае, если они будут производиться на территории развивающейся страны-члена». Такой список стран указан в Категории 2 Шкалы «A» Сеульской конвенции. Под гарантии подпадают инвесторы, действующие на коммерческой основе физические лица, не являющиеся гражданами принимающей страны, или юридические лица, учрежденные или расположенные на территории такой страны.

К инвестициям, которые подлежат страхованию, также предъявляются определенные требования. В тексте международного акта нет определения прямых иностранных инвестиций, но такой вывод можно сделать исходя из толкования (например, страхованию подлежат акционерное участие, в том числе среднесрочные и долгосрочные займы, а также такие формы прямых капиталовложений, которые могут быть определены советом директоров). Совет директоров к прямым инвестициям может отнести договоры об управлении предприятием, соглашения о франшизе, договоры аренды, соглашения о разделе продукции и иные виды. Однако MIGA может застраховать и портфельные инвестиции.

Сутью страхования рисков в рамках MIGA является принцип суброгации, в соответствии с которым к страховщику (MIGA) переходят права требования к государству — реципиенту иностранного капитала относительно возмещения ущерба, причиненного инвестору в результате наступления политического (некоммерческого) риска. Следовательно, при выплате страховщиком страхового возмещения правопреемником требований инвестора к государству, принимающему инвестиции, становится сам страховщик — MIGA, равноправный субъект международного права, и спор из частноправового перерастает в публично-правовой.

Читайте также  Не используемые инвестиции в экономической науке

В вышеуказанной конструкции и заключается преимущество MIGA по сравнению с частными страховыми агентствами, так как ответчиком становится суверенное государство, обладающее судебным иммунитетом. В связи с этим для частной страховой компании становится весьма проблематичной возможность компенсировать свои затраты по выплате страхового возмещения путем взыскания с принимающего государства суммы страхового возмещения в порядке суброгации, если государство добровольно не откажется от иммунитета.

Кроме того, в Сеульскую конвенцию включено положение о признании государствами — реципиентами иностранного капитала прав MIGA на суброгацию: все участники Конвенции согласны на переход от страхователя к MIGA всех прав требования к принимающему государству «после выплаты или согласия на выплату компенсации владельцу гарантии».

На данный момент Россия имеет множество договоров о защите и поощрении капиталовложений с разными странами. В такие договоры включается и положение о суброгации, но, как правило, в большинстве из них не указывается организация, которая будет страховать риски, как, например, в договоре с США, где политические риски страхует специальное государственное агентство — OPIC. Следовательно, иностранный инвестор, принадлежащий к государству — участнику Сеульской конвенции, может обратиться в MIGA с целью страхования своего капитала.

Необходимо отметить, что все страховые организации устанавливают определенный предел максимального размера страхового покрытия. Фиксируется определенная сумма, превысить которую при страховании инвестиционного проекта нельзя.

Здесь можно выделить еще одно преимущество страхования в рамках MIGA, так как из всех подобных организаций только Агентство может застраховать инвестиции даже на сумму, превышающую 200 млн долл. (чего частные и даже государственные компании не делают, максимальная сумма страховки составляет, как правило, 100 млн долл.), а если необходима гораздо большая сумма покрытия, то существует возможность организовать «объединение страхования» (syndication of insurance ), то есть перестраховать риски. Проще же говоря, распределить в определенных долях страхование рисков на других страховщиков, которые могут быть как частными, так и публичными лицами.

Хочется сказать о том, что MIGA является действительно «живым» механизмом страхования политических (некоммерческих) рисков. Существует достаточное количество инвестиционных проектов, которые страхуются в MIGA.

Так, в период с 1993 по 2009 гг. в MIGA было застраховано 36 инвестиционных проектов, размещенных на территории Российской Федерации. В основном свои капиталовложения на территории России страхуют банки из стран Европы, реже — другие коммерческие структуры, также из Европы и Северной Америки.

Следует привести для примера несколько таких застрахованных в MIGA инвестиционных проектов, держателями гарантий по которым являются коммерческие банки.

В 2007 г. Агентство предоставило гарантию в размере 33,3 млн долл. Райффайзенбанку (Австрия). Данная гарантия страхует заем на сумму 35 млн долл., предоставленный Райффайзенбанком своему дочернему российскому ИМПЭКСБАНКу на случай экспроприации и ограничения перевода платежей сроком более чем на 7 лет.

Этот заем был дан в рамках инвестиционного проекта, направленного не только на увеличение капитала непосредственно ИМПЭКСБАНКа и поддержание его операций с частным сектором, но и на ожидаемую возможность роста предоставления кредитов в целом по стране на примере деятельности этой дочерней структуры Райффайзенбанка.

Как ожидалось, проект будет способствовать дальнейшему развитию российского банковского сектора, поскольку иностранные банки имеют лучшую международную практику, передовые системы риск-менеджмента, действующие ноу-хау, обучающие программы в странах с относительно слабыми и фрагментарными финансовыми секторами.

Кроме того, проект соответствует выработанной Всемирным банком стратегии помощи для России, одной из основных целей которой является увеличение эффективного финансового посредничества и возможностей для создания новых и расширения уже действующих предприятий.

Например, совсем недавно, в октябре 2008 г. Агентство предоставило гарантии на сумму свыше 90 млн долл. (подверженность риску — 95 млн долл.) австрийскому UniCredit Bank, имеющему капиталовложения на территории Российской Федерации. Как указывается, Банк застраховал свои капиталы на вышеобозначенную сумму на период свыше трех лет, на случай риска введения ограничений на перевод денежных средств, экспроприации, войны и гражданских беспорядков.

Предложенный инвестиционный проект UniCredit Bank поддерживает частные инвестиции в различные секторы экономики путем повышения доступности кредитования частного сектора, а также способствует оказанию помощи малому и среднему бизнесу.

Интерес представляет проблема наступления страхового случая и перехода права требования иностранного инвестора к MIGA в ситуациях, когда гарантия будет предоставлена инвестору, осуществляющему вложения на территории России, как в вышеуказанных примерах.

Соответственно, при наступлении страхового случая к MIGA перейдут права требования на возмещение страховых сумм Российской Федерацией, и спор окажется в сфере международного публичного права. Таким образом, складывается ситуация, когда спор возникает не между двумя государствами, а между одним из них и международной организацией, что, безусловно, уменьшает возможность влияния отрицательных последствий спора на взаимоотношения государств (государства инвестора и государства, принимающего капитал).

Возникает вопрос в рамках международного права: как разрешить спор, возникший между MIGA и государством — членом этой организации по выплате сумм, причитающихся Агентству, в силу перехода к нему прав требований. В этой связи Сеульская конвенция содержит процедуру урегулирования споров: переговоры либо согласительная процедура с участием посредника, либо учреждение арбитража .

Хотелось бы привести позицию Д.С. Губарева, который утверждает, что «механизм суброгации при страховании некоммерческих рисков полностью реализуется только тогда, когда страховщиком выступает государственная или международная структура, так как в этом случае: отношения по реализации прав, полученных страховщиком в процессе суброгации, переносятся в плоскость международных отношений, регулируемых международным публичным правом, то есть представляют собой отношения между равными по статусу субъектами» .

Губарев Д.С. Правовые аспекты страхования иностранных инвестиций от некоммерческих рисков // Государство и право. 2001. N 11. С. 118.

Д.К. Лабин указывает, что MIGA «предоставляет страховую защиту частным хозяйствующим субъектам только в случаях явно выраженного согласия суверенного государства, принимающего инвестиции, на предоставления гарантий МАГИ» .

Читайте также  Прямые портфельные и другие инвестиции

Лабин Д.К. Международно-правовое обеспечение мирового экономического порядка: дис. . д. ю. н. — М., 2005.

Заметим, что в договоре об учреждении MIGA нет пункта, который бы гласил, что государство должно давать «явно выраженное согласие». Агентство дает согласие на страхование инвестиций частного лица страны — экспортера капитала (отношения между ними оформляются частноправовым договором, который обязывает инвестора ежегодно выплачивать страховой взнос, определяемый как процент от суммы страховой гарантии) только тогда, когда принимающее государство утвердит предоставление гарантии Агентством по установленным для покрытия рискам (ст. 15).

Резюмируя вышеизложенное, следует сказать, что содержание Сеульской конвенции и активное участие государств и инвесторов в работе Агентства доказывают полезность его деятельности в решении проблем, связанных с регулированием защиты интересов частных иностранных инвесторов. Нормы Конвенции способствуют созданию благоприятного инвестиционного климата в принимающих иностранный капитал государствах — участниках договора.

К тому же Сеульская конвенция ярко отражает объективную тенденцию современного развития, а именно сближение двух правовых систем: международного публичного и международного частного права. Практика подтверждает эффективность этого сближения, так как совершенствуется правовое регулирование инвестиционных отношений.

Безусловно, примеры страхования иностранными банками некоммерческих рисков, которые могут возникнуть на территории Российской Федерации, с одной стороны, показывают, что Россия до сих пор остается зоной риска для иностранного инвестора, с другой стороны, сотрудничество с MIGA позволяет иностранному инвестору уменьшить возможность наступления неблагоприятных последствий для его собственности, а российским банкам, предприятиям и российской экономике в целом привлечь как можно больше иностранного капитала, столь необходимого для развития страны.

Если посмотреть на перспективу, то в будущем даже сами российские инвесторы смогут воспользоваться механизмом предоставления гарантий MIGA, если возникнет объективная возможность вложения российского капитала в экономику других государств и получения от этого значительных прибылей.

Защита вложений и инвестиций

Защита инвестиций – это определенные действующим законодательством юридические, технические, организационные и финансовые действия, позволяющие инвестору наиболее эффективным способом защитить собственные капиталовложения.

Сущность явления

Инвестирование в каждом конкретном случае сопряжено с определенными рисками. Они могут быть выше или ниже, но совсем нерискованных инвестиций не существует.

Развивающиеся страны с переходной экономикой и неустойчивой политической ситуацией традиционно считаются наиболее рискованными для инвесторов. В то же самое время вложения инвестиционные проекты государств Западной Европы и Северной Америки имеют куда меньшие риски, но обещают и гораздо меньшую доходность.

Цель инвестора – получение максимальной прибыли на инвестированный капитал. Механизм защиты вложений позволяет инвестировать денежные средства даже в развивающиеся государства. Он обеспечивает гарантию прав инвесторов, у которых не возникает опасений, что их деньги могут безвозмездно национализировать, не заплатив компенсацию.

Защита иностранных инвестиций

Когда инвестор вкладывает собственные деньги в инвестиционный проект, осуществляемый в иностранном государстве, он должен отдавать себе отчет в том, что такая его деятельность должна осуществляться в соответствии с нормами национального законодательства. Это обстоятельство само по себе связано с определенными рисками.

В то же самое время международные отношения в инвестиционной сфере имеют под собой прочный правовой фундамент. В настоящее время выработан четкий механизм, гарантирующий законные интересы иностранного инвестора. При этом по общему правилу ратифицированные нормы международного законодательства имеют примат над национальными законами.

Когда иностранная инвестиционная деятельность только проходила стадию становления, прежде всего решался вопрос правовых и финансовых гарантий. Естественно, что каждый владелец капитала был заинтересован в надежной, универсальной и работающей системе защиты собственных прав.

Страхование, как способ защиты

Защита инвестиций базируется на системе страхования инвестированных капиталов. Существующий механизм предполагает наличие двухуровневой системы:

  • страхование в рамках национальной страховой системы, принадлежащей стране, в которой осуществляются вложения;
  • страхование в международной страховой системе.

Международное страхование инвестиций является достаточно сложной и формализованной процедурой. Подобные финансовые правоотношения между иностранными субъектами принято регулировать при помощи двухсторонних соглашений, которые заключаются на уровне национальных правительств заинтересованных государств.

В настоящее время не разработаны единые международные страховые нормы права. Это связано с огромным количеством особенностей, которые содержатся в национальных правовых системах. Их столкновение порождает большое число коллизий.

В то же самое время международные соглашения по защите инвестиций основываются на ключевом принципе о верховенстве права. В ситуации где государство, принявшее иностранные вложения, нарушает заключенный договор в дело вступает международный арбитраж.

Страхование иностранных инвестиций находится в ведении Международного агентства по гарантии инвестиций (МИГА).

Российская реальность

Инвестиционная деятельность на территории России должна осуществляться в соответствии с нормами федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капиталовложений». В числе прочих положений данный нормативный документ определяет действующий механизм защиты инвестиций.

При этом международные соглашения, заключаемые Россией, гармонично имплементируются в нашу правовую систему. Другими словами, нормы этих договоров ни в коем случае не противоречат вышепоименованному федеральному закону. Напротив, они призваны дополнять его.

Таким образом, на территории Российской Федерации фактически реализована двухуровневая защита иностранных капиталовложений и инвестиций. С одной стороны, их защищают нормы национального инвестиционного законодательства. С другой стороны, подписанные международные соглашения.

Гарантии защиты

Гарантии защиты инвестиций – это конкретные обязательства по созданию режима безопасности инвестированных денежных средств.

Проведение анализа национальных правовых систем разных стран, а также, подписанных ими международных соглашений, помогает сделать заключение, что на сегодняшний день нормативно-правовое регулирование имеет несколько групп гарантий иностранных капиталовложений. К ним относятся гарантии:

  • по обеспечению неприкосновенности имущества инвестора;
  • по недопустимости дискриминации;
  • по постоянству финансовых условий;
  • по обеспечению законного права на использование результатов инвестиционной деятельности;
  • которые касаются порядка разрешения споров, возникших в связи с осуществлением инвестиций.

В своей деятельности Российская Федерация всегда придерживается всех взятых на себя международных обязательств. Это утверждение в полной мере реализуется на примере защиты внутренних и иностранных инвестиций, которые сделаны на территории России.

Источники: http://studfiles.net/preview/6403634/page:14/, http://wiseeconomist.ru/poleznoe/53486-zashhita-inostrannyx-investicij-nekommercheskix-riskov, http://investoriq.ru/teoriya/zaschita-investicii.html

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто