Бразилия инвестиции в страны брик

Бразилия отворачивается от БРИКС?

Латиноамериканский рынок, по оценкам экспертов, является одним из наиболее перспективных с точки зрения развития высокотехнологичного экспорта из стран Евразийского экономического союза. Обсуждается идея торгового соглашения между Южно-американским общим рынком (МЕРКОСУР) и ЕАЭС. Коалицию БРИКС же принято считать одной из потенциальных опор многополярного мирового порядка. Однако на фоне тяжелой экономической ситуации к власти в Бразилии, ключевой стране в обоих объединениях, пришло новое правительство, декларирующее разворот от глобального Юга и Востока «обратно к Западу» с ориентацией на ЕС и США. Действительно ли Бразилия отказывается от курса на многополярность? Не лишится ли БРИКС важнейшего звена, а ЕАЭС – потенциального партнера в лице МЕРКОСУР? Ситуацию в интервью «Евразия.Эксперт» комментирует профессор международных отношений Папского католического университета Сан-Паулу Давид Магалеш.

— Господин Магалеш, на фоне экономических трудностей и политических проблем в ряде стран БРИКС некоторые наблюдатели поспешили заявить о закате объединения. БРИКС уже не тот?

— Безусловно, коалиция сегодня не так сильна, как была в 2001-2011 гг. В тот период экономики Бразилии и Южной Африки росли в среднем на 4% [в год], Россия – 5,5%, а Китай – более 10%. С 2010 по 2015 гг. экономический рост серьезно замедлился: в Бразилии от составлял около 1%, в России примерно 2%.

С другой стороны, коалиция укрепилась институционально с созданием Нового банка развития БРИКС, который ставит своей целью превращение в глобальный институт. Для Бразилии БРИКС по-прежнему важный инструмент дипломатической диверсификации и платформа для наращивания потенциала по участию в принятии глобальных решений.

Правительство [нового президента Бразилии] Мишела Темера не проводит глубокого пересмотра внешнеполитического курса страны – основные установки [прошлого периода] и отношения со странами с растущей экономикой по-прежнему будут в значительной степени определять внешнюю дипломатические приоритеты.

-Как в Бразилии смотрят сегодня на перспективы сотрудничества с Евразийским экономическим союзом?

— Два торговых блока – МЕРКОСУР (Южно-американский общий рынок) и Евразийский экономический союз – охватывают 33 млн квадратных километров, 450 млн населения, вместе дают более $8,5 млрд ВВП (11,6% номинального мирового ВВП).

Я согласен с мексиканским экономистом Ариэлем Родригесом в его оценке задач сближения двух торговых блоков. Во-первых, сократить долю США и Европы в торговых потоках и инвестициях (имеется в виду диверсификация – прим. «ЕЭ»). Во-вторых, ускорить дедолларизацию, используя национальные валюты в качестве платежного средства.

Стратегическое партнерство между МЕРКОСУР и Евразийским экономическим союзом станет механизмом для укрепления многополярного мирового порядка, где ослабляется доминирование доллара и снижается зависимость американской экономики.

— Складывается ощущение, что новое правительство Бразилии может понизить приоритет сотрудничества с Евразией в пользу Евро-Атлантики…

— Латинская Америка и Евразия в значительной степени комплиментарны в экономическом смысле. Экспорт из России в Латинскую Америку более чем на 50% состоит из удобрений, минералов и топлива. Евразийские страны покупают в Латинской Америке сельскохозяйственную продукцию, мясо и компонентную базу в электронике.

Есть множество возможностей для создания научно-технологического альянса, который способствовал бы промышленному развитию Латинской Америки и диверсификации российского экспорта, значительную часть которого сегодня составляют углеводороды.

Однако есть ряд препятствий для эффективно интеграции. Во-первых, снижение цен на сырье, особенно нефть, а также экономическое замедление Азии и экономические санкции, введенные США и Евросоюзом – все это явно замедляет сближение двух регионов.

С другой стороны, в условиях замедления торговли между Россией и Евросоюзом Латинская Америка может стать альтернативным рынком сбыта и, в то же время, получить инвестиции в высокотехнологичные сферы производства.

Однако есть и политические преграды [на пути интеграции двух регионов], заключающиеся в приходе к власти более либеральных, проамериканских правительств в Аргентине и, как минимум на уровне риторики, в Бразилии. Эти изменения могут заставить МЕРКОСУР сделать ставку на торговое соглашение с Евросоюзом и оттеснить на периферию сотрудничество с Евразийским союзом.

— Как вы сегодня оцениваете российско-бразильские отношения сегодня? Может ли новое правительство пожертвовать ими ради укрепления связей с США?

— После окончания холодной войны возникли возможности для развития двусторонних отношений, но конкретных результатов в российско-бразильских отношениях не было. Отношения были крайне несбалансированными. Торговля в этот период велась преимущественно сырьем (сельскохозяйственная продукция, минералы, удобрения), тогда как торговля промышленными и более высокотехнологичными товарами практически отсутствовала.

После прихода к власти [президентов] Лулы и Путина российско-бразильские отношения получили новое наполнение. Однако сближение позиций произошло скорее в рамках многосторонних форматов, нежели на двустороннем уровне.

Внешняя политика России и Бразилии совпадала в части многосторонних инициатив, выдвигаемых странами с растущей экономикой, особенно после мирового экономического кризиса 2008 г. Обе страны начали координировать позиции не только в традиционных международных организациях, таких как Совет безопасности ООН и Генассамблея ООН, но также на «молодых» площадках – в БРИКС и Группе двадцати.

Правительство Мишела Тенера пришло к власти с риторикой, основанной на порывании с внешней политикой [президентов] Лулы и Русефф и сближении Бразилии с «традиционными союзниками» (Соединенные штаты и Западная Европа). Но на практике мало что изменилось во внешней политике Бразилии. Государственный визит Темера в Россию усилил тенденцию к сближению между двумя странами, которая ярко проявилась в последнее десятилетие.

В сфере торговли в период с 2000 по 2016 гг. товарооборот возрос в четыре раза, особенно [интенсивный рост наблюдался] в период 2011-2014 гг. В 2015-2016 гг. по причине бразильского экономического кризиса произошло существенное снижение торговли между двумя странами. В 2017 г. наметилось восстановление двусторонней торговли.

— Какое значение имел недавний визит президента Бразилии в Россию? Как вы оцениваете его итоги?

— Визит Темера в Россию укрепил сотрудничество по вопросам традиционного взаимодействия между Россией и Бразилией. Россия вновь подтвердила свою поддержку в получении Бразилией места постоянного члена Совбеза ООН. Обе страны выступили в защиту самоопределения сирийского народа, а также за наращивание сотрудничества в Группе двадцати и БРИКС, есть совпадение позицию по вопросам глобального изменения климата.

Повестка российско-бразильских отношений сегодня по-прежнему тяготеет к противостоянию с североамериканской позицией, особенно учитывая президентство [Дональда] Трампа.

Однако встреча [президентов России и Бразилии] состоялась в сложный исторический момент для бразильской политики. Темер находится в центре серьезных коррупционных расследований, а его правительству не хватает политического влияния.

Инвестиции в странах БРИК. Оценка риска и корпоративного управления в Бразилии, России, Индии и Китае — Светлана Бородина

Текст книги «Инвестиции в странах БРИК. Оценка риска и корпоративного управления в Бразилии, России, Индии и Китае»
Автор книги: Светлана Бородина
Раздел: Зарубежная деловая литература, Бизнес-книги

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Инвестиции в странах БРИК. Оценка риска и корпоративного управления в Бразилии, России, Индии и Китае

Издано при содействии «Стэндард энд Пурс Интернэшнл Сервисез, Инк.»

Перевод И. Евстигнеева

Редактор В. Ионов

Руководитель проекта А. Деркач

Технический редактор Н. Лисицына

Корректор О. Ильинская

Компьютерная верстка А. Абрамов

© Mc Graw-Hill, Inc., 2010

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишерз», 2010

© Электронное издание. ООО «ЛитРес», 2013

Инвестиции в странах БРИК: Оценка риска и корпоративного управления в Бразилии, России, Индии и Китае / Под ред. С. Бородиной и О. Швыркова при участии Ж.-К. Буи; Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишерз, 2010.

Все права защищены. Никакая часть электронного экземпляра этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Предисловие. Корпоративное управление в странах БРИК: Бразилии, России, Индии и Китае

Питер Монтаньон [1]

Эффективное корпоративное управление стоит на двух китах: во-первых, совет директоров должен обеспечить успешное стратегическое руководство бизнесом и управление рисками, и, во-вторых, совет директоров должен быть подотчетен акционерам. Хорошо управляемые компании лучше позиционированы, чтобы в долгосрочной перспективе создавать стоимость для инвесторов, гарантировать занятость своих сотрудников, быть надежными партнерами для потребителей и поставщиков и, таким образом, содействовать повышению благосостояния общества в целом.

Масса академических исследований посвящена тому, способствует ли корпоративное управление созданию стоимости и каким образом, но выводы такого анализа представляют собой не более чем здравый смысл. Разве можно ожидать, что совет директоров будет принимать плохие стратегические решения и пренебрегать управлением рисками? Конечно же, нет. Очевидно, что это верный путь к краху, а не к успеху.

Читайте также  Крупнейшие предприятия с иностранными инвестициями

Вопрос скорее в том, что именно должны делать советы директоров, чтобы воплотить в жизнь эти базовые принципы. Иногда подходы к корпоративному управлению могут показаться слишком директивными – почти некой формой альтернативного регулирования. Корпоративное управление, навязываемое извне подобным образом, имеет мало шансов на успех, поскольку советы директоров не понимают, зачем это нужно. Высокий уровень корпоративного управления возможен лишь в том случае, если инициатива исходит от самих членов советов директоров, осознающих, какие преимущества он несет для их компаний.

Акционеры также должны играть активную роль, поскольку подотчетность перед ними заставляет советы директоров двигаться в верном направлении. В отсутствие подотчетности руководство получает возможность делать все, что захочет, в том числе действовать в собственных узких интересах, а не интересах компании в целом.

Это верно для любых рынков. Ошибки корпоративного управления могут обходиться нам очень дорого. Возьмите недавний финансовый кризис, крах компании Enron и другие корпоративные скандалы начала прошлого десятилетия или азиатский финансовый кризис 1997 г. Все они имеют одни истоки – низкое качество корпоративного управления. Компании принимали плохие решения, использовали ошибочные модели ведения бизнеса, не могли понять последствий забалансовых операций или высокорискованной политики заимствования, влекущей значительные валютные риски. Результатом для многих компаний стал крах, обернувшийся весомыми финансовыми потерями для акционеров и сотрудников, унижением и бесчестием для руководства.

Иногда бывает трудно понять, что дает эффективное корпоративное управление на уровне повседневной деятельности. На развитых рынках, где компании придерживаются схожих стандартов, не всегда существуют видимые различия в стоимости капитала. Но на развивающихся рынках, где стандарты могут существенно отличаться, эти различия становятся более заметными. Компании, способные продемонстрировать свою приверженность высоким стандартам корпоративного управления, обычно значительно выше оцениваются рынком, чем те, которые этого не делают. В результате они пользуются преимуществом – более низкой стоимостью привлечения капитала, что повышает их конкурентоспособность.

Идея этой книги – подчеркнуть важность надлежащего корпоративного управления для компаний в странах БРИК. Очевидно, что сегодня многие компании в этих странах уже осознают его преимущества, о чем, в частности, свидетельствует успех бразильской программы по предложению особых условий листинга компаниям, удовлетворяющим базовым стандартам корпоративного управления.

В то же время обеспечение высокого качества корпоративного управления на молодых, быстро развивающихся рынках сопряжено со значительными трудностями. В Китае большое число зарегистрированных на бирже компаний по-прежнему контролируется государством, что создает значительные проблемы с соблюдением прав миноритарных акционеров. Похожие проблемы часто возникают и в компаниях, где существует доминирующий собственник – семья предпринимателя или блокирующий акционер. Ситуация усугубляется тем, что корпоративное законодательство во многих указанных странах все еще находится в стадии становления.

Эффективное корпоративное управление безусловно требует немалых усилий, особенно в периоды экономической и финансовой неопределенности, но потоки капитала охотнее текут к тем, кто готов предпринять эти усилия. Олег Швырков, Светлана Бородина и Жан-Клод Буи своевременно напоминают о том, что хорошее корпоративное управление может переломить ситуацию в лучшую сторону.

Как заметил один портфельный управляющий, «управление капиталом живуче, как медицина»: всегда есть люди, которым нужна медицинская помощь, всегда есть инвесторы, которые хотят приумножить свое состояние. Участники рынка стремятся найти правильное соотношение двух движущих сил мира инвестиций: алчности и страха, или, выражаясь более профессиональным языком, доходности и риска. Несмотря на сложность, количественный финансовый анализ давно стал привычным аналитическим инструментом; вместе с тем значительная часть инвестиционного риска связана с качественными нефинансовыми атрибутами бизнеса: конфликтами интересов акционеров, мотивацией исполнительного руководства и т. п.

Корпоративное управление – очень широкая сфера, которая не ограничивается такими аспектами, как соблюдение прав акционеров и проведение годовых собраний. Независимые директора в совете директоров, операции со связанными сторонами, вознаграждение руководителей, процедуры риск-менеджмента, процесс стратегического планирования и оценки фактических результатов относительно стратегии – неотъемлемые составляющие все той же мозаики. Создать устойчивый бизнес, способный выдержать любую рыночную непогоду, «настроить» его так, чтобы смена генеральных и операционных директоров не превращалась в катастрофу, – вот конечные цели эффективной системы корпоративного управления.

Два десятилетия назад Бразилия, страны Восточной Европы, Китай и Индия открыли иностранному капиталу доступ на свои рынки, создав новые инвестиционные возможности. Однако многие инвесторы, что называется, обожглись на них, недооценив риски, существовавшие на этих рынках. Экономический кризис в Мексике в 1994 г., Азиатский кризис в 1997 г. и дефолт России в 1998 г. выявили истинные масштабы недостатков систем корпоративного управления на этих рынках. Примерно в то же время в Standard & Poor’s была создана Служба рейтингов корпоративного управления, которая видела свою основную задачу в помощи инвесторам и аналитикам в оценке нефинансовых рисков, присущих странам и отдельным компаниям по всему миру.

Спустя два десятилетия после начала либерализации страны БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай – по-прежнему демонстрируют высокую инвестиционную привлекательность. Китай, как и раньше, отличается наивысшими темпами роста ВВП, Индия с ее высоким приростом населения демонстрирует рост потребительского спроса, в России и Бразилии инвесторы делают ставку на запасы нефти и газа и рост цен на сырье. Однако многие проблемы корпоративного управления не решены и сегодня. Несмотря на то, что ужесточение регулирования ограничило наиболее грубые нарушения прав миноритарных акционеров, практика корпоративного управления в целом остается неэффективной. Многим компаниям в странах БРИК так и не удалось реализовать свою потенциальную стоимость из-за вмешательства контролирующих кланов и государства.

В действительности компании стран БРИК крайне неоднородны. Одни стремятся соответствовать передовым международным стандартам, другие – отказываются им следовать, ряд компаний сталкивается с теми же проблемами корпоративного управления, что и сопоставимые западные корпорации, некоторым же присущи специфические страновые риски. Любое инвестиционное решение в таких условиях требует проведения глубокого исследования. В предлагаемой вашему вниманию книге представлен подход Службы рейтингов корпоративного управления Standard & Poor’s к анализу нефинансовых рисков в развивающихся странах. Наша методология, используемая при присвоении рейтинга GAMMA, опирается на 10-летний опыт оценки качества корпоративного управления в международном масштабе. Мы надеемся, что наши идеи и наработки помогут инвесторам избегать вложений в сомнительные акции и откроют новые возможности роста перед наиболее эффективными компаниями.

Эта книга является логическим продолжением более ранней публикации Standard & Poor’s – «Корпоративное управление и риск» (Governance and Risk) под редакцией Джорджа Далласа – и включает те ее компоненты, которые сохраняют актуальность и сегодня. Мы глубоко признательны Джорджу Далласу, Дэну Конигсбургу, Амре Балич, Нику Брэдли, Юлии Кочетыговой, Лоренсу Хейзеллу – всем тем, кто начинал исследования в сфере корпоративного управления в Standard & Poor’s, за тот неоценимый опыт, который они нам передали.

. Светлана Бородина,Олег Швырков

Часть I. Обзор состояния корпоративного управления в странах БРИК

Глава 1. Корпоративное управление в Бразилии: путеводный луч для инвесторов

Введение. Развитие корпоративного управления в Бразилии

Корпоративное управление представляет собой систему принципов и механизмов, нацеленных на оптимизацию результатов деятельности компании и защиту заинтересованных сторон, таких как инвесторы, сотрудники и кредиторы, что, в свою очередь, облегчает доступ к капиталу. Анализ практики корпоративного управления, помимо прочего, включает в себя следующие аспекты: прозрачность структуры собственности и контроля, равные права для всех акционеров, раскрытие информации, эффективность совета директоров, управление рисками.

Для инвесторов анализ практики корпоративного управления служит источником важной информации для принятия инвестиционных решений. Существующие стандарты управления показывают, какую роль инвесторы будут играть в компании и в какой степени они смогут влиять на ее деятельность. Целью корпоративного управления является увеличение стоимости компании, поскольку хорошее корпоративное управление снижает стоимость капитала и повышает доступность рынков ценных бумаг как источника финансирования.

Компании, где система корпоративного управления нацелена на защиту интересов всех инвесторов, обычно более высоко оцениваются рынком, поскольку инвесторы признают, что каждый получит причитающийся справедливый доход на инвестиции.

За последние несколько лет Бразилия провела значительные реформы в сфере корпоративного управления. В основе реформ, среди которых запуск проекта «Новый рынок» (Novo Mercado) и изменения в законодательстве, регулирующем деятельность компаний и рынка ценных бумаг, лежит убеждение, что рынки капитала сегодня должны играть намного бóльшую роль в экономическом развитии страны, чем в прошлом. Сторонники рынков капитала в Бразилии считают, что одним из залогов здоровья и успешности рынка является введение и реализация мер по обеспечению высокого качества корпоративного управления.

Исторически рынки капитала играли незначительную роль в удовлетворении финансовых нужд бразильских компаний, основным источником финансирования для которых служила нераспределенная прибыль, а также частные и государственные финансовые институты. Однако огромные расходы на социальные нужды и недостаточные финансовые ресурсы ограничивали способность государства выполнять роль поставщика капитала. Ситуация начала постепенно меняться с открытием бразильского рынка в 1990-е гг. Компании столкнулись с сильной международной конкуренцией и, как следствие, острой потребностью в инвестициях для обновления и поддержания высокого уровня конкурентоспособности. Эти потребности в капитале могли быть удовлетворены только развивающимися и расширяющимися местными рынками капитала вкупе с развивающейся национальной экономикой. Чтобы помочь развитию, правительство приняло новые законы, касающиеся проблем корпоративного управления и сосредоточенные в первую очередь на увеличении прозрачности и раскрытия информации, а также защите прав миноритарных акционеров.

Читайте также  Объекты инвестиций и инвестиционная сфера

Бразильский фондовый рынок значительно изменился после 2006 г. За период с 2006 по 2008 г. на рынке акционерного капитала было привлечено порядка $40 млрд, а на рынке долгового капитала еще $78 млрд. Одновременно возросло и беспокойство инвесторов, связанное с вопросами корпоративного управления, главным образом с соблюдением прав миноритарных акционеров и управлением рисками акционерной компании.

Чтобы удовлетворить возросшие требования со стороны инвесторов, в ноябре 2008 г. Standard & Poor’s запустила в Бразилии новый аналитический продукт – рейтинг корпоративного управления под названием GAMMA (по первым буквам английских слов governance, accountability, management metrics & analysis – управление, подотчетность, оценка менеджмента и анализ), призванный, с одной стороны, помочь инвесторам в выборе компаний с высоким уровнем корпоративного управления, а с другой – помочь компаниям улучшить практику корпоративного управления.

Рыночная инфраструктура. Обзор экономической истории: Бразилия как генератор экономической активности

До 1500 г., когда португальские первооткрыватели высадились на берегах Бразилии, местные индейские племена, насчитывавшие в общей сложности 2,5 млн человек, сохраняли первобытно-общинный уклад жизни, практически не менявшийся с каменного века. Со времен португальской колонизации (1500–1822 гг.) и до конца 1930-х гг. рыночные элементы бразильской экономики опирались в основном на производство и экспорт сырья и продуктов питания – сахара, драгоценных камней, кофе.

Период после Второй мировой войны до 1962 г. ознаменовался интенсивным замещением импорта, особенно в сфере потребительских товаров. В 1968–1973 гг. был отмечен бурный промышленный рост и модернизация. С 1974 по 1980 г. вновь наблюдалось активное замещение импорта – на этот раз сырьевых товаров и товаров производственного назначения – и увеличение экспорта промышленных товаров.

Последующие годы, особенно 1981–1994 гг., выдались трудными для экономики Бразилии вследствие нефтяного кризиса, вынужденных мораториев на выплату внешних долгов в 1982 и 1987 гг., и низких темпов роста ВВП (в среднем на 1,4 % в год). Эти трудности были усугублены чередой неудачных программ экономической стабилизации, направленных на снижение высоких темпов инфляции, и импичментом президента Фернандо Колор де Мелло в 1992 г. в связи с обвинением в коррупции.

Наконец, в 1994 г. была запущена успешная программа «План реал», которая позволила снизить годовые темпы инфляции с более чем 5000 до 20 % в 1996 г. и в конечном счете примерно до 5 %. Успех «Плана реал» опирался на три столпа:

• увеличение открытости экономики;

• приватизация ряда государственных компаний в сталелитейной, энергетической, банковской, добывающей и телекоммуникационной отраслях, принесшая государственному бюджету порядка $100 млрд.

Начиная с 2003 г., после очередного периода подъемов и спадов, экономика страны встала на путь быстрого роста, не в последнюю очередь под влиянием мирового торгового бума. В 2004 г. рост ВВП составил 5,7 %, в 2005 г. – 3,2 %, в 2006 г. – 3,8 % и в 2007 г. – 5,4 %. В 2008 г. экономика выросла еще на 5 %. В начале нынешнего глобального экономического кризиса Бразилия удивила наблюдателей своей устойчивостью к его негативным последствиям. Тем не менее резкое падение мирового спроса не могло не сказаться на национальной экономике, и прогнозы роста ВВП на 2009 г. колеблются от 0 до 1 %.

На сегодняшний день с населением в 190 млн человек и богатыми природными ресурсами Бразилия входит в десятку крупнейших экономик мира с ВВП $1,3 трлн (2,7 трлн реалов), исходя из среднего курса US$1 = R$2,10. В 2008 г. объемы экспорта достигли почти $198 млрд, увеличившись на 23,2 % по сравнению с 2007 г.; среди основных статей экспорта: самолеты, железная руда, соя, обувь, кофе, транспортные средства, автозапчасти, станки и оборудование. В том же году импорт составил $173 млрд, на 43,6 % больше, чем в 2007 г., под влиянием удорожания местной валюты, продолжавшегося до сентября этого года, и роста внутреннего спроса. Основными ввозимыми товарами являются станки, транспортное и электрооборудование, химические продукты, нефть, автозапчасти и электроника.

Номинальный ВВП на душу населения в 2008 г. предположительно должен остаться на уровне $6500. На бразильский промышленный сектор приходится 60 % всего объема промышленного производства Латинской Америки. Значительно выросли иностранные прямые инвестиции, в среднем достигнув $30 млрд в год в последние годы ($45 млрд в одном только 2008 г.) по сравнению всего с $2 млрд в год в прошлом десятилетии.

Столь впечатляющий рост объясняется успешными усилиями по стабилизации экономики вкупе со снижением уровня инфляции и интенсивным техническим развитием, что привлекает инвесторов. Замечательную динамику роста продемонстрировал и агропромышленный сектор. В течение двух десятилетий Бразилия входит в число ведущих мировых производителей различных видов сельскохозяйственной продукции. Агропромышленный сектор и добывающий сектор способствуют поддержанию активного сальдо торгового баланса, обеспечивая значительную долю валютных поступлений и давая стране возможность обслуживать внешний долг.

Финансовые рынки Бразилии: институционализация эффективности и регулирование рынков капитала

Мы считаем бразильский рынок капитала одним из наиболее жестко регулируемых в мире. Основные элементы бразильской финансовой системы были сформированы в результате серии институциональных реформ, которые начались в 1964–1965 гг. с создания Национального совета по денежному обращению (Conselho Monetario Nacional – CMN) и Центрального банка Бразилии (BCB) и завершились в 1976 г. с учреждением Комиссии по ценным бумагам и биржам (Comissão de Valores Mobiliários – CVM). Роль этих институтов состоит в следующем.

Национальный совет по денежному обращению (CMN)

Национальный совет по денежному обращению контролируется Министерством финансов, Министерством планирования и президентом Центрального банка. CMN является главным нормотворческим органом бразильской финансовой системы и регулирует создание финансовых учреждений, их функционирование и надзор за деятельностью. Он не имеет исполнительной функции. CMN также отвечает за определение целевых показателей инфляции, на которые ориентируется Центробанк. Целевые показатели устанавливаются на два года вперед и могут пересматриваться в год, предшествующий их вступлению в силу. Например, в июне 2008 г. CMN подтвердил заданный уровень темпов инфляции на 2008 г. и установил целевой показатель на 2009 г. на уровне 4,5 % с отклонением ±2,0 %.

Центральный банк Бразилии (BCB)

Центробанк Бразилии, созданный в 1965 г., является федеральным агентством, официальной частью финансовой системы Бразилии. Если на CMN возложены нормотворческие функции, то Центробанк является основным исполнительным органом финансовой системы. Он отвечает за соблюдение директив и решений CMN в области денежно-кредитной политики и валютного регулирования, а также за осуществление надзора за деятельностью финансовых институтов. Главной задачей Центробанка является обеспечение стабильности покупательной способности национальной валюты и эффективного функционирования национальной финансовой системы, что в настоящее время осуществляется в рамках политики инфляционного таргетирования (Постановление 3088/99).

Президент и директора Центробанка назначаются президентом страны и утверждаются Сенатом. С момента запуска «Плана реал» президент и директора Центробанка пользуются значительной автономией в своей деятельности, особенно в сфере проведения денежно-кредитной политики. Однако официально такая автономия не закреплена на законодательном уровне, и члены совета директоров не имеют постоянных полномочий.

Центробанк Бразилии выполняет следующие функции:

• управление денежно-кредитной политикой, направленное на достижение целевых показателей инфляции;

• управление международными валютными резервами, включая принятие решений о покупке и продаже долларов на рынке, а также решений в области инвестиционной политики;

• организация, регулирование и надзор за функционированием национальной финансовой системы.

Центробанк осуществляет регулирование национальной финансовой системы, выдает лицензии, регулирует функционирование финансовых институтов. Надзорная деятельность подразделяется на прямую и косвенную. Прямой надзор осуществляется специальными подразделениями, работающими в региональных офисах Центробанка. Косвенный надзор включает текущее наблюдение через компьютерную систему за деятельностью финансовых институтов и конгломератов независимо от того, имеются ли основания для такого надзора.

В середине 1980-х гг. была разработана и внедрена информационная система Sisbacen, которая обеспечила электронный канал связи между финансовыми учреждениями и Центробанком. В Sisbacen регистрируются все операции, проводимые финансовыми институтами, что существенно облегчает задачу Центробанка по надзору за всей финансовой системой.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (CVM)

Комиссия по ценным бумагам и биржам (CVM) (федеральное агентство, связанное с Министерством финансов) была создана в 1976 г. Комиссия административно независима, т. е. не подчиняется иерархически ни одному из ведомств, и уполномочена регулировать и осуществлять надзор за деятельностью всех участников рынка. Главной задачей CVM является регулирование и укрепление рынков капитала в Бразилии. Ее регуляторная деятельность охватывает все вопросы, связанные с бразильским рынком ценных бумаг, такие как:

Читайте также  Крупные компании по инвестициям в недвижимость

• регистрация котируемых на бирже компаний, сделок с ценными бумагами (например, акциями и облигациями);

• аккредитация независимых аудиторов и менеджеров паевых инвестиционных фондов;

• установление правил, касающихся учреждения, функций и порядка деятельности фондовых бирж, торговли ценными бумагами и посредничества;

• приостановление эмиссии, размещения или торговли конкретным видом активов, определение порядка изъятия бумаг с фондовых рынков.

Бразильское законодательство наделяет CVM правом расследовать, выносить решения и налагать взыскания за любые нарушения на рынках ценных бумаг. Ее надзорная деятельность включает контроль за процессом раскрытия информации, наблюдение за поведением всех торгуемых ценных бумаг, ведение реестра и контроль за иностранными и национальными инвесторами. После недавнего краха деривативов, выпущенных компаниями, известными своим ответственным подходом к управлению, CVM ужесточила требования к котируемым на бирже компаниям по раскрытию информации о сделках хеджирования, включая анализ чувствительности с описанием ожидаемого и наихудшего сценариев.

Бразильская биржа BM&F Bovespa

Основанная в 1890 г., Фондовая биржа Сан-Пауло (Bovespa, или Bolsa de Valores de São Paulo) ведет торговлю активами, контрактами, ценными бумагами и другими финансовыми инструментами, такими как акции, опционы, фьючерсы и форварды на акции, облигации и ценные бумаги, обеспеченные активами. Торговые операции ведутся на биржевом и внебиржевом рынке. Ценные бумаги с фиксированным доходом торгуются на площадках Bovespa Fix и SomaFix, специально предназначенных для торговли облигациями и ценными бумагами, обеспеченными активами.

Бразильская товарная и фьючерсная биржа (Bolsa de Mercadorias & Futuros – BM&F), учрежденная Bovespa в 1986 г., занимается посредничеством и регистрацией сделок, совершаемых в торговом зале и через систему электронной торговли. Кроме того, она предлагает услуги по клиринговому и расчетному обслуживанию (физические и финансовые), чтобы обеспечить функционирование финансовых рынков и рынков капитала. BM&F создает среду для торговли фьючерсными контрактами на сырьевые товары и индексы в сегменте форварды/фьючерсы. Три клиринговых центра – для производных инструментов (инструментов денежного рынка, форвардов, фьючерсов, опционов и свопов), иностранной валюты и ценных бумаг – организуют расчеты по всем сделкам и обеспечивают устранение основных рисков благодаря наличию структуры управления рисками.

В 2008 г. в результате слияния Bovespa и BM&F была образована компания M&F Bovespa S.A., которая стала крупнейшей в Латинской Америке и третьей по капитализации биржевой площадкой в мире.

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Бразилия в БРИКС: интересы и перспективы

В России много говорят о БРИКС, считая это объединение значимым шагом на пути к мультиполярному миру, в котором учитываются интересы всех государств. Какие цели преследует Бразилиа в рамках БРИКС? С кем из стран-участниц у Бразилии двусторонние отношения лучше, а с кем – имеют негативный аспект? На все эти вопросы попытаемся ответить в сегодняшнем тексте.

Прежде всего, напомним очень коротко, что представляет собой БРИКС. Аббревиатура появилась в 2001 г. с легкой руки экономического аналитика Джима О’Нилла (Goldman Saches), который выделил Бразилию, Индию, Россию и КНР как блок стран с большим экономическим потенциалом, который они в будущем могут использовать в качестве основы для создания новой глобальной экономики. Идея нашла отклик в указанных странах, и с 2009 г. государства БРИК проводят регулярные встречи группы, к которой в 2010 г. присоединилась и Южная Африка. Формальной структуры у объединения нет, это не международная организация в традиционном понимании, скорее это формат «клуба по интересам» и платформы для кооперации между растущими (развивающимися) экономиками. Расцвет БРИК пришелся на середину 2000-х годов, когда бурный рост входящих в группу экономик позволял странам-участницам открыто заявлять о своих претензиях на большую роль в мировых делах, в особенности, в экономических и торговых международных организациях. Сегодня на долю участниц БРИКС приходится 26,5% мировой территории, 42,6% населения мира, а их вклад в мировой ВВП составляет примерно 22,3%.

Бразилия – полноправный член группы и с самого момента зарождения БРИКС имела собственные интересы и мотивы участия в объединении. Надо заметить, что для Бразилиа идея сотрудничества с, казалось бы, не самыми очевидными кандидатами в партнеры была не нова. Китай уже давно стал для латиноамериканской страны главным торгово-экономическим партнером, с Индией страну роднило стремление заполучить статус постоянного члена Совета Безопасности ООН и совместные усилия по укреплению безопасности в регионе Южной Атлантики, а с Россией – общее видение глобальных проблем и приоритизация международного права. Одновременно у Бразилии долгая история продуктивных отношений с ЮАР, в частности, по вопросам военно-морского сотрудничества. Некоторые специалисты даже утверждают[i], что присоединение ЮАР к БРИК стало возможно не в последнюю очередь благодаря позиции Бразилии, настоявшей на принятии своего давнего партнёра.

Так или иначе, Бразилия поддерживала и поддерживает тесные связи со всеми участницами БРИКС, хотя ее интересы в рамках группы не всегда совпадают с интересами партнеров.

Среди совпадающих взглядов можно выделить следующие позиции.

Во-первых, страны БРИКС традиционно объединяет убежденность в необходимости последовательной борьбы с такими проблемами, как бедность и социальное расслоение, организованная преступность, миграция, наркотрафик, терроризм и радикализм. По этим пунктам в группе существует определенный консенсус, поскольку для каждого из государств перечисленные проблемы – не просто слова.

Во-вторых, государства-участники считают сложившиеся на сегодня международные валютные и торгово-экономические институты несправедливыми и не отвечающими интересам развивающихся экономик. В частности, речь идет о реформировании МВФ и Всемирного Банка, хотя и не ограничивается этими организациями.

В-третьих, БРИКС выступают единым фронтом в вопросе упрочения роли условного «не-Запада». Цивилизационно мир завязан на «Запад», на обширную «западную цивилизацию», которая зачастую игнорирует интересы других цивилизационных проектов. Термины здесь весьма условны, поскольку даже сама по себе теория цивилизаций не всегда воспринимается однозначно. Смысл в данном случае, скорее, в постулировании наличия интересов и прав на их реализацию не только у традиционных крупных держав и союзов этих держав.

Расходятся же Бразилия и остальные государства БРИКС по следующей проблематике:

Во-первых, существует внутригрупповой конфликт интересов относительно реформы ООН и представления статуса постоянных членов Совбеза ООН новым государствам. Россия и КНР входят в состав Совбеза и занимают довольно четкую позицию по этому вопросу, считая, что особый статус «пятерки» не должен быть подвергнут ревизии (при этом, отметим, РФ не исключает реформы Совбеза как таковой). Индия и Бразилия видят себя достойными кандидатами на полноправное членство в Совбезе и прилагают максимальные усилия для того, чтобы попасть в этот «элитный клуб». Сейчас на практике это не противоречит линии государств на взаимовыгодное сотрудничество в формате БРИКС, однако представляется, что в долгосрочной перспективе разный статус участников группы может стать источником напряженности в отношениях между ними.

Во-вторых, у Бразилии есть целый ряд торгово-экономических противоречий с Китаем. Например, латиноамериканская страна многократно обращалась в ВТО для урегулирования торговых споров с Поднебесной[ii], а бразильские и в целом латиноамериканские производители не раз говорили о неконтролируемой экспансии китайских товаров на региональный рынок. Впрочем, все это отнюдь не значит, что Бразилия не стремится больше к торгово-экономическому сотрудничеству с КНР. Напротив, на завершившийся 5-го сентября саммит президент Мишел Темер «привез» приглашение инвестиционного характера: бразильское правительство рассчитывает, что Пекин примет участие в запускаемой программе приватизации.

В-третьих, смена власти в Бразилии в 2016 г. и приход правоцентриста Темера на президентский пост заставили экспертов опасаться, что отныне Бразилия будет значительно меньше ориентирована на БРИКС и «развернется» во внешнеполитическом плане в сторону Запада и развитых стран, в особенности, США. Пока серьезных подтверждений такой версии нет, но исключать ее нельзя: в таком случае придется говорить о расходящихся внешнеполитических ориентирах участников группы, что в перспективе может ослабить позиции БРИКС.

Бразильская дипломатия, проактивная и целеустремленная, не устает доказывать нам, что есть множество каналов и платформ для отстаивания национальных интересов, и это только одна из причин, по которым Бразилия является, несомненно, важным звеном в группе БРИКС. Будем надеяться, что ее опыт и активность будут использоваться в том числе для того, чтобы сохранить и преумножить совместный потенциал «пятерки».

[i] Мартынов Б.Ф. Бразилия в формате БРИКС. Свободная мысль, № 11-12 (1365), 2012 г. С.19-28.

Источники: http://eurasia.expert/braziliya-otvorachivaetsya-ot-briks/, http://biznes-knigi.com/avtor-svetlana-borodina/1662-investicii-v-stranah-brik-ocenka-riska-i-korporativnogo-upravleniya-v-brazilii-rossii-indii-i-kitae-svetlana-borodina/read/page-1.html, http://brasil.ru/articles/braziliya-v-briks-interesy-i-perspektivy

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто