Инвестиции лучше меньше да лучше

Инвестиции: лучше меньше да лучше

Не анализ инвестиций, а диагноз

В отчете за 2009 год губернатор Валерий Шанцев вдруг постеснялся продекларировать рост инвестиций. Он почему-то начал сравнивать инвестиционные показатели не с 2008-м годом, а с 2004-м. А также губернатор Шанцев проводил сравнение с среднероссийскими пок5азателями. Это звучало крайне неубедительно. Причем тут средняя Россия, в которой 80 субъектов, если мы имеем амбиции занять по стране 3 – 5 место? Кроме того, неубедительно звучат и якобы увеличившиеся в разы объемы иностранных инвестиций. Если отсчет идет от низкой базы, то увеличение и в десятки раз может дать слабый результат. Словом, Валерий Шанцев не дал точного анализа положения дел в инвестиционной сфере Нижегородской области. Попробуем дать ответ, почему это произошло.

Шанцевские инвестиции не спасли

Аналитические выкладки показывают, что в Нижегородской области кризисным получился не только 2009 год, но и 2008. У нас кризис производства начался до всемирного финансово-экономического кризиса. Так, на протяжении всего 2008 года наблюдалось снижение темпов роста внутреннего регионального продукта. В итоге за 2008 год ВРП дал рост на 1% к уровню 2007 года, когда как 2006 и 2007 годы рост составлял соответственно 108 % и 109%. В 2009 году ВРП упал на 15% к уровню 2008 года.

Еще один показатель – сокращение промышленного производства выглядит еще более драматично. В 2008 году к 2007 году промышленное производство сократилось на 9,2%, а в 2009 к 2008 году на 24,4%. Это было одно из самых значительных сокращений в Российской Федерации.

Почему эти цифры показательны? Дело в том, что на 1 рубль вложенных инвестиций в Нижегородской области в последние годы происходит резкое сокращение количества рублей ВРП. Проще говоря, инвестиций вкладывается все больше, а отдача от них в виде произведенных товаров и их стоимости все меньше и меньше. Справедливости ради надо отметить, что эта тенденция актуальна и для других регионов России, в которых структура экономики похожа на нижегородскую. Но у нас эта негативная тенденция выглядит наиболее негативной. Получается, что инвестиционный задел губернатора Шанцева в 2006 – 2008 годах не сработал в 2008 – 2009 годах.

Эксперты считают, что значительное превышение темпов инвестиций над реальным ростом экономики, вероятнее всего стали причиной самой высокой инфляции потребительских цен в Нижегородской области с 2004 по 2009 годы по всей России. Только в 2009 году Нижегородская область прервала эту тенденцию. Надо полагать, не за счет программы «Покупай нижегородское», а за счет падения платежного спроса нижегородцев.

За 2007 – 2009 годы у нас, как уже говорилось, произошел катастрофический обвал промышленного производства. При этом в 2005 – 2007 годах у нас не столько росли объемы промышленного производства, сколько происходило увеличение цен на производимые товары. В значительной степени это коснулось продукции в обрабатывающих производствах. Это означает, что за два последних года мы упали очень глубоко. А в обработке больше всего просело производство транспортных средств и оборудован7ия. Их доля в обрабатывающей промышленности за два последних года снизилась с 23,6% до 13,1%. По итогам 2009 года Нижегородская область потеряла статус российской столицы автомобилестроения. Если в 2007 году мы отгружали транспортных средств и оборудования на 38,5 млрд рублей, а Калужская область на 8,2 млрд рублей, то в 2009 году ситуация изменилась на прямо противоположную. У них эта величина выросла до 33,5 млрд рублей, а у нас упала до 21 млрд. В этой же Калужской области стремительно росли инвестиции в промышленное производство, а у нас они пусть и чуть-чуть, но уменьшались.

Качество инвестиций – низкое

Аналитики на базе этих данных сделали неутешительные для шанцевских инвестиций выводы. Большие объемы и высокие темпы инвестирования в Нижегородской области за последние годы не стали залогом столь же динамичного роста экономики. Большая часть субъектов России со схожими с Нижегородской областью структурами экономики развивались динамичней.

Превышение темпов инвестирования над темпами роста экономики могли стать следствием и неэффективного инвестирования или преобладания инвестиций, рассчитанных на отдаленный результат, а последствием стала очень высокая инфляция потребительских цен.

Читайте также  Инвестиции для чайников куда вкладывать

О недостаточном качестве инвестиций в Нижегородской области в период с 2005 по 2008 год свидетельствуют высокие значения инфляции и самих инвестиций, ВРП. В пользу этого вывода также свидетельствует резкое сокращение индекса промышленного производства по итогам 2008 и 2009 годов и ИФО инвестиций по итогам 2009 года. А также самое большое значение среди субъектов Федерации со схожей структурой экономики дефицита консолидированного бюджета на душу населения по итогам 2009 года.

Сделан также вывод о том, что возможно успешное инвестирование и развитие тех субъектов Федерации, которые сориентировались в значительной степени на производство транспортных средств. От этого Нижегородская область отказалась.

И ошибки, и системные ограничения

Аналитики сделали выводы, но не вскрыли причины того, что происходит с инвестиционными процессами в Нижегородской области. А дело состоит в том, что до Шанцева и особенно при губернаторе Валерии Шанцеве мы добровольно ушли с конкурентной площадки за инвестиции в производство транспортных средств. Хотя это была зона наших конкурентных преимуществ. Из-за этого опрометчивого шага Нижегородская область автоматически выпала из пула привлекательных инвестиционных зон (территорий) высшего эшелона. Эту нишу заняла Калужская область. Поэтому мы в плане инвестиций в основном получаем то, что не подошло Москве, Санкт-Петербургу, Московской области, Татарстану, Калужской области. Отсюда и низкое качество инвестиций, о которых говорят аналитики.

Сейчас нужно изменение подходов к инвестиционной политике. Самоцелью стали объемы бумажных инвестиций, которые проходят через инвестиционный совет при губернаторе Шанцеве, темпы их роста. Надо переходить к оценке эффективности инвестиций. Иначе Нижегородская область обречена на экономическое отставание от ведущих регионов России. Для этого нужно улучшить структуру инвестиций, которая у нас далека от оптимальной.

Понятно, что дело не только в ошибках губернатора Валерия Шанцева, но и в отдельных негативных тенденциях в социально-экономическом развитии Нижегородской области, которые имеют исторический характер. В первую очередь это касается ограничения энергетической системы нашего региона. А именно: дефицит энергетических мощностей в области, недостаточная степень газификации северных районов Нижегородской области, выделение предприятиям энергетических мощностей со значительными сложностями и неоправданно высокими затратами.

Речь идет и о неразвитости транспортно-логистической инфраструктуры во многих отношениях: от авиаперевозок до ограниченности проходимости русла Волги. Особняком стоит проблема ограниченного доступа в северные районы Нижегородской области из центра вследствие разорванности области по руслу Волги.

Но главное тут состоит в относительно низком качестве условий для жизни в Нижегородской области. Вот таковы системные барьеры на пути инвестиций, которыми правительство области занимается недостаточно.

Лучше меньше да лучше: прибыльные инвестиции альтернативны стабильным.

Инвестиции в недвижимое имущество остаются одним из важнейших инструментов для сохранения, а иногда и приумножения, капитала. Как и на других рынках, доходность здесь возможна лишь ценой рисков.

Поэтому при выборе надежных вариантов вложений стоит изначально знать, что прибыль от них может быть минимальной.

Многие аналитики и эксперты уже сходятся во мнении о том, что сегодня и рынок недвижимости в некоторых сегментах пошатнулся и обрисовывают перспективы мировой экономики, как далеко не радужные, что ударит с неизбежностью по всем рынкам, в том числе и по недвижимости.

В некотором роде современную ситуацию можно сравнить с событиями 1972 года в Соединенных Штатах. Тогда СССР рассчитался по военным займам, полученным в период Второй мировой войны. В итоге Штаты не смогли удерживать золотой паритет своей валюты, что привело к частичной отмене положений БретонВудской валютной системы (международное финансовое соглашение 1944 года, в соответствии с которым фактически основной мировой валютой для межгосударственных финансовых операций становился доллар США). В результате доллар, как основа единой мерой стоимости (ЕМС) мировой торговли, стал ничем не обеспечен, в то время как ранее даже Советский союз «накачивал» американскую казну золотом.

На Ближнем Востоке подобные события в Америке стали сигналом к поднятию цен на нефть, что привело к мировому топливно — энергетическому кризису, снижению потребления нефти, результатом которого стал подрыв экономики СССР из-за снижения валютной выручки от экспорта углеводородов.

Не исключено, что подобный сценарий может повториться. В 1972 году инфляция в США составляла 17%, в 1973 – 18%. Всем известно, что в посткризисный период произошел большой вброс денег в мировую экономику, в первую очередь со стороны США по двум программам количественного смягчения (QE1 и QE2 (Quantitative easing) –Ку1 и Ку2), и никто не сомневается уже, что на очереди и третья программа.

Читайте также  Активное и пассивное управление инвестициями

Но где оседают деньги по этим трем Ку-Ку-Ку– практически никто не знает, верней не могут вычислить. Тем не менее, при этом поговаривают об избыточной ликвидности финансовых учреждений, однако, банки не горят желанием вкладывать деньги в реальный сектор экономики.

В итоге все ждут вторую волну кризиса, а со вбросом очередной порции Ку, не исключена гиперифляция. Тогда все сконцентрируются на покупке реальных активов и вряд ли будет много желающих инвестировать в фондовый рынок. Понятно одно, что все сильно подорожает.

Среди сценариев развития событий есть вариант, по которому мировая экономика просто обвалится. Это тоже приведет к гиперинфляции и от горящих денег придется избавляться очень быстро, а повышение цен на недвижимость, в таком случае, станет резким и скачкообразным.

Этот сценарий анализирует, например, Олег Репченко, руководитель аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости», который говорит, что возможным итогом раскручивания инфляции может стать бифляция – ситуация, когда цены на товары первой необходимости продолжат рост, а дорогие товары, в том числе недвижимость, покажут падение цены. В этом случае товары первой необходимости станут основной категорией затрат, а на предметы «роскоши» у людей просто не останется свободных средств.

Рынок недвижимости более разнообразен, чем кажется на первый взгляд. Поэтому даже в случае худшего сценария не стоит ожидать, что будет дорожать вся недвижимость. Серьезное подорожание коснется, вероятно, лишь наиболее качественных объектов.

Недвижимости не свойственна резкая динамика изменения цен, в отличие от фондовых рынков. Процессы здесь более понятны и прогнозируемы. При этом рынок недвижимости всегда немного запаздывает, по сравнению с другими рынками. Только сегодня приходит понимание процессов, происходивших несколько лет назад, в 2008 или 1998 годах.

Я соглашусь с тем, что риск ценового падения все же есть, но при этом «сидеть на деньгах» смысла в любом случае нет. Риск инфляционных процессов в мире намного выше, чем риск удешевления недвижимости.

В последние годы круг «инвесторов» значительно расширился и ими стали чуть ли не все хоть с каким-либо избытком средств, скупая недвижимость повсюду. А ценовой рост показывали даже пустые массивы земли без инфраструктуры.

Эксперты отмечают, что доходность американской «глубинки» и российской недвижимости примерно одинакова – 9 – 10%.

В ситуации ожидания падения цен, если произойдет сброс накопленных банками активов, положение может существенно усугубиться. То, что еще недавно было хорошей инвестицией, приобретенной в фазе роста, может стать малоликвидным активом. Спекуляции на рынке недвижимости сегодня очень опасны, особенно в случае игры с заемными средствами.

Из России ушла огромная масса денег, а международные инвесторы заняли выжидательную позицию, вкладываясь в надежные нью-йоркские или лондонские активы, рассчитывая на минимальную прибыль в 3 – 4%.

Опасаясь нестабильности российской экономики, международный капитал идет в США и Западную Европу. Отставка знаковой фигуры российского министра финансов Алексея Кудрина стала для мировых инвестиционных кругов тревожным сигналом. Поэтому иностранный капитал сегодня привлечь в Россию сложно даже высокими ставками доходности. А более предпочтительной для инвесторов выглядит, например, Латвия.

Доходность здесь находится на уровне 8-9%, что сопоставимо с московским уровнем.

При этом «вход» в рынок не столь дорогой. Так двухэтажный дом в 600 «квадратов» в центре Риги с магазинами на первом этаже и офисами на втором, будет стоить около 300 000 евро, принося 9% годовых прибыли. Интересна и миграционная политика Латвии. Так, при инвестировании более 140 000 евро, можно получить автоматически вид на жительство всей семье, а, следовательно, беспрепятственно перемещаться в пределах Шенгенской зоны.

В то же время надежного, стабильного и дорогого места в России сегодня нет и даже в Москве, т.к. уровень жизни большого числа экономически активных жителей и их покупательная способность, очищенная от потребительской инфляции по сравнению с докризисным периодом, сильно упали.

Главный фактор относительной надежности Москвы в том, что она остается финансовым и административным центром страны. Тенденция увеличения населения городов – общемировая. Деревни пустеют, и этот процесс будет продолжаться, так как технологии сельского хозяйства улучшаются. Такой процесс ждет и Россию, а соответственно приток населения в города будет продолжать рост.

Читайте также  Страны реципиенты прямых иностранных инвестиций

Наиболее распространенный сегодня формат инвестирования – multifamily, объединяющий инвесторов с объемом вложений от 100 000 долларов. Примечательно, что ни один фонд, занимавшийся данным сегментом в США, не стал банкротом. Те, кто терял из-за ипотечного кризиса свои дома, могли успеть переехать в многоквартирные дома или арендуемые поселки типа multifamily.

Например, один из подобных поселков в 360 домовладений недавно приобрела компания NAI Becar. Все дома предлагаются в аренду, а наполненность поселка сегодня – 93%.

Руководитель компании Шарапов отмечает, что необходимо внимательно изучать место, куда предполагаются инвестиции. Например, если раньше в Детройте дом площадью 200 «квадратов» стоил примерно 200 000– 300 000 долларов, то сегодня цена такого объекта – 25 – 30 тысяч. Так как Детройт – город «умирающий» и после того, как арендатор съедет, найти нового вряд ли представится возможным.

В России также можно найти квартиры на вторичном рынке по 200-300 долларов, а не тысяч. Построить что-либо за такие деньги нельзя, а вот купить можно. Сегодня около 15% жителей Москвы живут в арендных домах, в Нью-Йорке этот показатель – 64%. В общем, бизнесу есть куда развиваться.

«Лучше меньше, да лучше»

Россия, начиная с лета текущего года, активно покупает американские казначейские облигации. В течение года инвестиции в эти бумаги увеличились более чем на четверть. Аналитики связывают подобную ситуацию с тем, что на сегодняшний день пока только эти «долговые обязательства» в состоянии обеспечить Российской Федерации и другим странам максимальную и более-менее «сносную» прибыль из всех остальных облигаций крупнейших мировых экономик. В настоящее время инвесторы не очень расположены вкладывать свои ресурсы в развивающиеся рынки. Они придут туда, но только после того как кризисная ситуация на глобальных рынках начнет выправляться.

Портфель американских облигаций России в июне 2016 года вырос на $2,7 млрд., достигнув уровня $90,9 млрд. При этом доходность «заокеанских» долговых бумаг совсем невысокая : 10—летние – 1,5%, а 2-х- летние и того меньше – 0,74%. Почему же многие государства и крупные инвесторы приобретают государственные облигации США? Ответ прост – минимальный риск. На мировом фондовом рынке можно найти и более выгодные варианты вложений инвестиций, но надежность подобных сделок оставляет желать лучшего. Именно поэтому Россия предпочитает американские долговые бумаги – их сохранность значительно выше, чем у других, плюс небольшой, но все-таки гарантированный процент.

Не только Россия покупает облигации США.

В июне текущего года иностранные инвесторы приобрели их на общую сумму $70 млрд. Теперь у них на руках американских долговых бумаг на $6,28 трлн. Самым крупным держателем «заокеанских» казначейских облигаций является Китай – этот портфель поднебесной составляет $1,241 трлн.

На сегодняшний день, активы в долларах являются практически монополистами на мировом финансовом рынке. В настоящее время они находятся практически вне конкуренции. Долговые бумаги других крупнейших экономик мира показывают даже не низкую доходность, а отрицательную. Так, например, в той же Германии доходность государственных облигаций находится на уровне минус 0,6%, а в Японии еще ниже – минус 1,5%.

Центробанк России не хочет хранить деньги в иностранной валюте у «себя дома» — нет никакого дохода. Так что приходится вкладываться в государственные бумаги самой крупной экономики мира.

Но, эксперты, как альтернативу «укрепления» американской экономики, обращают внимание на золото. После объявления результатов референдума о выходе из Евросоюза Великобритании оно резко поднялось в цене. Только в течение одного дня – 23 июня 2016 года — «желтый металл» увеличился в цене почти на 8%, а сначала 2016 года – на 26,2%. Сегодня его рыночная стоимость составляет $1362.

Аналитики заметили интересную тенденцию – чем хуже обстоя дела в мировой экономике, тем выше потребность инвесторов в американских долговых бумагах. И обратное — ее оживление ведет к большей финансовой диверсификации. Также монополизм долларовых активов будет «размываться», если инвесторы начнут больше рисковать и пытаться более активно вкладывать свои ресурсы в экономики развивающихся государств, например азиатских стран. Выбор есть всегда, как и его последствия.

Источники: http://svpressa-nn.ru/2010/148/investitsii-luchshe-menshe-da-luchshe.html, http://zem.ru/analitika/detail/?id=3729, http://rosinvest.com/page/luchshe-menshe-da-luchshe

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто