Современные основные направления инвестиций тнк

Современные тенденции в развитии и управлении ТНК

АЛЕКСАНДР МОВСЕСЯН
доктор экономических наук, профессор Финансовой академии при Правительстве РФ
АЛЕКСАНДР ЛИБМАН
экономист
Институт мировых финансов и банков

• При сохранении ведущей роли концентрации и централизации капитала как классических тенденций развития корпоративных структур возрастает значение малых и средних ТНК, особенно
в высокотехнологичных отраслях промышленности
• “Новые экономики”, образованные наукоемкими компаниями, отличаются большей динамичностью, чем “старые” отрасли
• Эволюция форм ТНК принципиально изменяет систему управления
ими под влиянием современных информационных технологий

Современный экономический мир постепенно обретает свойства глобальной, хотя пока ограниченной по масштабам, саморегуляции. Глобальные процессы эволюционно создали общепланетарные контуры обратной связи, позволяющие восстановить планетарное равновесие при относительно небольших внешних возмущениях, происходящих в любой точке Земли. Именно это свидетельствует о возникновении новой ситуации в мировом хозяйстве, которое, начиная с последней четверти ХХ в., представляет единую глобальную экономическую систему, саморегулирующуюся на основе механизмов обратной связи.

Транснационализация – важнейшая составляющая и одновременно главный механизм общих процессов глобализации. Она представляется наиболее существенным элементом и одним из основных контуров-регуляторов, обеспечивающих единство функционирования мировой экономики. Через ТНК и связанные с ними транснациональные банки проходят финансовые и товарные потоки, определяющие развитие мирового хозяйства. Они являются ведущим фактором глобализации экономики, размещая отдельные части и стадии воспроизводственных процессов по территориям разных стран.

Экономически процессы транснационализации обусловлены преимущественно возможностью и необходимостью перелива капитала из стран с его относительным избытком в страны с его дефицитом, где, однако, в избытке имеются другие факторы производства (труд, земля, полезные ископаемые), которые не могут быть рационально использованы в воспроизводственных процессах из-за нехватки капитала. Кроме того, эти процессы стимулируются потребностью в уменьшении рисков путем размещения капитала в разных странах, а также стремлением приблизить производство к перспективным рынкам сбыта и рационализировать налогообложение и таможенные платежи для корпорации в целом. Объективно транснационализация ведет к выравниванию экономических условий в различных странах.

ТНК сегодня – это примерно 60 тыс. основных (материнских) компаний и более 500 тыс. их зарубежных филиалов и аффилированных (зависимых) фирм по всему миру. Они контролируют до половины мирового промышленного производства, более 60% внешней торговли, примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и ноу-хау.

Занимая, таким образом, центральное место в современной мирохозяйственной системе, ТНК оказывают все большее влияние на международные отношения и мировую экономику в целом, ход которой во многом определяется особенностями их развития.

Анализ некоторых новейших тенденций в эволюции ТНК индустриально развитых стран – цель данной статьи.

Корпорации США задают основные направления развития ТНК

Зародившись как специфически американские, многие тенденции развития ТНК быстро приобретают всеобщий характер. Одна из них – постепенный переход в них лидерства от банков к небанковским финансовым учреждениям, прежде всего к страховым компаниям и инвестиционным фондам. Активы последних в мире уже превысили 10 трлн долл.

В последние годы ХХ в. отмечались беспрецедентный рост экономики США и рекордное увеличение капитализации американских ТНК. С 1991 г. происходил почти безинфляционный рост, составивший в 1999 г. 4%. Индекс Доу-Джонса, характеризующий состояние фондового рынка на Нью-Йоркской бирже, побивал в 1999 г. один рекорд за другим. На этой бирже котируются ценные бумаги большинства традиционных ТНК.

Что касается акций телекоммуникационных и компьютерных компаний, то они традиционно торгуются в электронной бирже NASDAQ (в 1999 г. в нее входили около 5500 фирм с суммарной капитализацией 2,3 трлн долл.). Рост стоимости их акций был более значителен, чем акций корпораций в традиционных отраслях. При небольших размерах основного капитала рыночная стоимость ценных бумаг новых фирм чрезвычайно высока.

Так, оценочная стоимость компании Netscape, обладавшей в 1996 г. фондами в 17 млн долл., но контролировавшей 85% американского рынка интернетовских броузеров, превышала к этому времени 3 млрд долл., а стоимость компании America-on-Line, составлявшая в 1993 г. 268 млн долл., в начале 2000 г. приблизилась к 27 млрд долл.

Цены акций американских корпораций достигли невероятной величины, что рушит традиционные представления о возможных соотношениях между капитализацией и реальной стоимостью основных фондов компании, между ценой акции и дивидендами. Рост цен акций сделал многих американских инвесторов очень богатыми людьми, и, считая свое богатство незыблемым, они стали гораздо больше потреблять и меньше сберегать. Это коснулось значительной части населения США, поскольку 45% жителей владеют акциями крупнейших предприятий страны. Образовался опасный разрыв между потреблением и сбережениями.

В высокоприбыльные американские акции вкладывает деньги весь мир. Образовался своеобразный денежный оборот: развитые и особенно развивающиеся страны продают свою продукцию на необъятном внутреннем рынке США, а полученную прибыль помещают в акции компаний этой страны. В результате американцы еще больше богатеют, увеличивая потребление произведенных иностранцами товаров и услуг. Конечно, такая система нестабильна, и не исключена вероятность того, что неожиданно начавшееся падение цены акций перерастет в мировой коллапс. Американские инвесторы в панике могут начать сбрасывать переоцененные акции, а полученные за них доллары выйдут на товарные и финансовые рынки, что приведет к мощной инфляции.

В апреле 2000 г. прозвучал предупредительный сигнал о возможности такого развития событий. Кризис на Нью-Йоркской бирже был не очень сильным и относительно кратковременным. Более мощные потрясения коснулись компаний, акции которых котируются в NASDAQ. Индекс NASDAQ, быстро росший в конце 1999 г. и первом квартале 2000 г., к 14 апреля упал на 45%. По поводу этой даты в американской прессе появился даже термин “черная пятница”.

Оценивая данный кризис, следует, однако, учитывать следующее.

Во-первых, основная часть акций, включенных в NASDAQ, находится в руках их владельцев, т.е. в свободной продаже обращается лишь относительно небольшая их доля. В связи с этим цены в NASDAQ менее устойчивы, чем на традиционных биржах, а индекс NASDAQ подвержен большим колебаниям, чем индекс Доу-Джонса.

Во-вторых, валовой продукт традиционных компаний, акции которых котируются на Нью-Йоркской бирже, в несколько раз превышает объемы “новой экономики”, отраженной в NASDAQ. Поэтому обвал в NASDAQ не слишком сильно сказывается на экономике США в целом.

Наконец, апрельское падение индекса NASDAQ довольно быстро закончилось, и он стал медленно восстанавливаться. В результате кризиса в большей мере пострадали значительно переоцененные Интернет-компании и гораздо в меньшей фирмы, занимающиеся программным и техническим обеспечением.

Все это позволяет классифицировать происшедший кризис NASDAQ как мощную коррекцию вниз после бурного роста. Однако такой диагноз не должен успокаивать, многие видные экономисты прогнозируют нарастание кризисных явлений. Вместе с тем нельзя не учитывать, что в мире накоплен большой арсенал методов регулирования экономики, могущих помочь справиться с нависшей угрозой.

Сейчас все чаще говорят о своеобразной новой американской экономике, представленной корпорациями, ориентированными на выпуск наукоемкой продукции. В ее центре находятся информационные компании. Уже в 1991 г. расходы американских фирм на информацию и информационные технологии (112 млрд долл.) превысили инвестиции в основные фонды (107 млрд долл.). К концу века в промышленности страны при помощи информационных технологий создавалось более трех четвертей добавленной стоимости. Американские производители контролировали 40% мирового коммуникационного рынка, около 75% оборота информационных услуг и 80% рынка программных продуктов. По мнению многих экспертов, “новая экономика” отменила сложившиеся правила фондового рынка. Сегодня перейден определенный критический барьер, накоплена критическая масса инноваций, что привело к возникновению информационно-инновационного взрыва. Каждое нововведение формирует предпосылки для создания других инноваций и индуцирует их цепную реакцию, что обусловливает непрерывный быстрый рост “новой экономики”.

Читайте также  Инвестиции в стартапы и уже готовые проекты

В результате сложились условия для лавинообразного нарастания спроса на современные информационные продукты: темпы подключения к сети Интернет в США и большинстве других развитых стран в 1996 – 1999 гг. росли на 60 – 100% в год (число подключений в США составляло на 1 января 1997 г. около 40 на 1 тыс. человек, на 1 января 1999 г. – 115).

В США, где венчурный капитал развит в большей степени, чем в Европе, успехи “новой экономики” проявились с начала 90-х годов. В результате сегодня 15 из 20 самых богатых людей страны представляют компании, возникшие в последние 10 – 20 лет (Microsoft, Metromedia, Dell, Intel, Oracle, Viacom, New World Communications). Эти компании обязаны своим феноменальным взлетом одному или нескольким людям – их основателям и владельцам, не утрачивающим контроля над ними.

Так, Б. Гейтс владеет сегодня 21% акций Microsoft, оцениваемых более чем в 82 млрд долл.; М. Делл контролирует примерно 1/3 акций фирмы Dell стоимостью около 11 млрд долл.; Дж. Безос достиг состояния в 2 млрд долл. в качестве основателя интернетовской компании по продаже книг Amazon.com; Д. Фило и Дж. Янг стали миллиардерами, будучи совладельцами не менее знаменитой Yahoo, а С. Кейз владеет большим пакетом акций созданной им America-on- Line, рыночная стоимость которой оценивалась летом 1998 г. в 27 млрд долл.

Возникает своеобразный разрыв между быстро растущей “новой” и гораздо менее динамичной “старой” экономикой. Все это не могло не оказать воздействия на ТНК.

Во-первых, возникли новые ТНК в области высоких технологий. Одновременно особое преломление получает такой признак ТНК, как наличие прямых зарубежных инвестиций, которые осуществляются теперь в основном в сферу обслуживания и сервисные центры.

Во-вторых, значительно меняется политика старых ТНК, также желающих превратиться в компании, ориентированные на обслуживание клиентов.

Не случайно даже концерн Ford, первым применивший конвейер и положивший начало массовому производству, использует сегодня принципиально новые стратегии. Располагая торговой маркой, он стремится стать координатором деятельности крупных корпораций, связанных между собой сетью межфирменных поставок. По мнению его руководства, сегодня автомобильный концерн с более или менее значительными объемами выпуска продукции не может существовать вне системы взаимосвязей с другими концернами. Ford оставляет за собой продвижение товара на международных рынках (хотя и в ограниченных масштабах), стратегическое планирование (носящее все в большей степени индикативный характер) и сервисное обслуживание. Прямые зарубежные инвестиции при этом также в растущих масштабах осуществляются в сервисные отрасли.

В то же время Ford весьма активен при создании международных стратегических альянсов. Хотя говорить о превращении его в чисто “оболочечную” компанию пока еще нельзя, тенденция, безусловно, сохраняется.

Еще один пример новой политики американских ТНК – создание в ноябре 1999 г. корпорациями Ford и General Motors единого центра продаж автомобилей в Интернете. Свыше 30 тыс. поставщиков компании Ford будут предоставлять материалы и полуфабрикаты на сумму более 80 млрд долл. через электронную систему AutoXchange. Она будет использоваться и для реализации готовой продукции (хотя в перспективе, если попытки реформирования концерна завершатся успехом, можно предположить, что эта электронная система сыграет роль посредника между взаимодействующими компаниями).

Самостоятельную систему MarketSite создала корпорация General Motors. Преследуемая при этом цель – производство автомобилей по тому же принципу, по которому компания Dell изготовляет компьютеры, т.е. каждое изделие создается на заказ и доставляется в течение нескольких дней. Вообще сегодня значительная часть прямых зарубежных инвестиций американских ТНК в производство осуществляется в рамках международных стратегических альянсов и многонациональных компаний.

Американские ТНК нередко становятся лидерами в крупных альянсах. Так, международный стратегический альянс Delta создан с участием известных европейских авиакомпаний (Air France, Austrian Airlines), однако лидирует в нем американская Delta. Аналогичная ситуация сложилась в сфере рекламы — ведущими международными холдингами здесь выступают ТНК США (Omnicom Corp., Interpublic Group).

Сегодня в США формируется принципиально новый вид ТНК, ориентированных в первую очередь на деятельность в сфере услуг и информационных технологий. Их прямые зарубежные инвестиции также осуществляются в сферу услуг, но носят глобальный характер. Сущность таких ТНК в большей степени отражает, видимо, термин “глобальные компании”. Эти корпорации передают производство в соответствии с системой соглашений другим компаниям, нередко в развивающихся странах, а сами концентрируют свою деятельность на НИОКР. Кроме того, они активно сотрудничают друг с другом в рамках международных стратегических альянсов.

Глобальные компании уже сейчас формируют механизмы взаимодействия с малыми фирмами в сфере НИОКР. Некоторые из них (General Electric, Cisco) уже добились в этом определенных успехов, другие (Procter&Gamble) осуществляют огромные инвестиции в собственные НИОКР. В перспективе возможно формирование “горизонтальных корпораций”, специфику которых составляет ограничение иерархии, а иногда и полный отказ от нее. Оргструктура основана на разделении по базовым процессам (как правило, выделяются 3 – 5 процессов, лежащих в основе производственного цикла). Основу компании составляют автономные рабочие группы (команды), число которых также минимизируется. Топ-менеджмент крайне малочислен, в его распоряжении остаются лишь финансы и кадры.

AТ&T, например, сформировала автономные группы численностью от 10 до 15 человек и сократила число базисных процессов со 130 до13. General Electric, также начавшая переход к новой системе в 90-х годах, до сих пор сохраняет до 100 базисных процессов, в рамках которых функционируют группы численностью от 9 до12 человек.

Отличительные черты европейских ТНК

При анализе европейских ТНК можно выделить ряд тенденций, часть которых является преломлением мировых.

n Как и в США, в Европе образовалась “новая экономика”, базирующаяся на высокотехнологичных, информационно-коммуникационных ТНК. Объем венчурного капитала в странах ЕС, увеличиваясь с 1973 г. на 35 – 45% ежегодно, достиг к 2000 г. почти 9 млрд долл. В 1996 г. был учрежден европейский фондовый индекс для высокотехнологичных компаний – EASDAQ, в листинге которого находились 26 фирм общей стоимостью 12 млрд долл. Его рост составил примерно 100% и в 1997, и в 1998 г., а германского и французского аналогов (Neuer Markt и Le Nouveau Marche) только в первой половине 1998 г. – 131 и 85% соответственно.

n Общей отличительной чертой и своеобразной тенденцией европейских ТНК можно считать низкий и постоянно падающий удельный вес в их структуре собственности создателей компаний, контролирующих лишь 7% корпораций, при высокой и растущей доле банков и других инвесторов, контролирующих около 45% ТНК, а также инсайдеров (менеджеров корпораций), контролирующих примерно 25% ТНК.

n Во Франции и Италии происходит постепенная и взвешенная приватизация части госхолдингов. Это связано с достижением определенного уровня зрелости корпораций, когда уже можно снять государственные “подпорки”. Итальянское правительство, например, провозгласив приватизацию госпредприятий, не пошло по тому авральному варианту, который был реализован в России, а осуществляет этот процесс поэтапно. В декабре 1991 г. был принят закон о приватизации госпредприятий, предусматривавший, в частности, превращение головных государственных холдинговых компаний ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ, ДЖЕПИ и других в акционерные общества с их последующей продажей. Акции периодически выбрасываются на рынок небольшими партиями, подавляющее большинство которых приобретается мелкими держателями. Хотя крупные частные фирмы через доверенных брокеров “улавливают” определенную часть этих акций, однако действует и фактор ажиотажного спроса со стороны массы мелких покупателей, что повышает выручку государства.

n Европейские ТНК отличаются склонностью к противостоянию друг другу, в то время как американские и японские более расположены к компромиссам и альянсам даже со своими конкурентами. Однако в последние годы все отчетливее проявляется тенденция к объединению европейских корпораций перед лицом заокеанских соперников.

Например, в начале 2000 г. руководство компаний Telecom Italia SPA и Deutsche Telecom объявили о слиянии. Сделка оценивается в 79 млрд долл. Ожидается, что новая корпорация будет иметь выручку в 63 млрд долл. и рыночную стоимость в 200 млрд долл., что позволит ей стать достойным конкурентом таких телекоммуникационных гигантов, как американская AT&T и японская NNT. Объединительная тенденция европейских ТНК усилилась после “враждебного” (т.е. происшедшего вопреки желанию высшего менеджмента) поглощения немецкого гиганта Mannesman, входившего в империю Deutsche Bank, англо-американской телекоммуникационной компанией Vodafone airtouch.

Читайте также  Инвестиции сущность виды источники инвестирования

n Как и в США, в Европе стратегическая инициатива все больше уходит от банков, теряющих с возникновением развитого электронного рынка капитала свои конкурентные преимущества, и переходит к страховым и инвестиционным фондам.

В Германии, например, крупнейшая страховая компания Allianz заметно теснит Deutsche Bank, а в последние годы нанесла ему ряд чувствительных ударов в Баварии, противопоставляя его традиционным связям с правительством агрессивную транснациональную политику и новый для Германии менеджмент англо-американского образца.

n В Европе быстро нарастает волна слияний и поглощений. Еще в 1998 г. США и Великобритания лидировали по их числу и стоимости, и термин “трансатлантические слияния” относился преимущественно к интеграции компаний этих стран. Большинство же слияний фирм континентальной Европы осуществлялось с европейскими компаниями. Сегодня ситуация принципиально меняется. Хотя доля США на рынках слияний и поглощений в 1999 г. превосходила долю стран ЕС, однако она снизилась на 10%, в то время как стран ЕС возросла более чем в 3 раза. В большинстве трансатлантических слияний доминирующую роль играют теперь ТНК Западной Европы, особенно ФРГ. Так, по некоторым данным, в 1999 г. 25% слияний европейских и американских компаний представляли собой поглощения американских ТНК европейскими (в 1998 г. доля таких поглощений составляла всего 14%).

n В ФРГ и Франции в конце 90-х годов резко возросла доля малых и средних ТНК в совокупном объеме прямых зарубежных инвестиций, что связано, в частности, с процессами европейской интеграции, дающей им возможность осуществлять вложения в приграничных странах.

n ТНК европейских стран имеют существенные различия в своей внутренней кадровой политике и стиле менеджмента.

В Великобритании, например, стратегия формирования международного коллектива предполагает значительную роль иностранного топ-менеджмента. Во многих крупных компаниях иностранные менеджеры становятся президентами и председателями советов директоров. Они являются в основном представителями англоязычных стран (США, Австралии) или бывших британских колоний.

Французские же ТНК, напротив, крайне осторожно относятся к сотрудничеству с ТНК других государств, стремясь к интеграции внутри страны, а не к международным слияниям. В меньшей степени, чем германские и американские ТНК, участвуют они и в международных стратегических альянсах

В 1999 г. французские ТНК приобрели зарубежные компании с активами 126 млрд долл., в то время как прямые иностранные инвестиции во французские фирмы составляют всего 36 млрд долл. и осуществляются в основном в небольшие предприятия. Вместе с тем зависимость ТНК Франции от внешних инвесторов возрастает. Они контролируют значительные пакеты акций трех из четырех крупнейших (по величине активов) французских ТНК, а в занимающей 4-е место корпорации Rhone-Poulens обладают контрольным пакетом (51,6%).

Особенности ТНК индустриально развитых стран Азии

С середины 80-х годов начался процесс “размывания” традиционных финансовых групп Японии и сближения форм японских ТНК с существующими в США и странах Западной Европы.

Как и там, в Японии наметился разрыв между “старой” и “новой” экономиками, выраженный при этом более резко. Речь идет в основном не о традиционных кейрэцу, составляющих ядро сюданов, а о высокотехнологичных компаниях. Последние активно идут на слияния с европейскими и американскими корпорациями, становясь нередко решающим фактором роста (как в случае с альянсом компаний Fyjitsu и Siemens). Капитализация фирм “старой экономики” (традиционных ТНК) по-прежнему остается выше, чем “новой”, однако именно они (NTT, Rihm, Denso, Sankyo) растут наиболее быстрыми темпами. Многие молодые высококвалифицированные специалисты стремятся работать не в крупных сюданах, а в небольших компаниях, занимающихся НИОКР. По оценке некоторых исследователей, в ближайшее время “старые” ТНК – сюданы уступят лидирующие позиции компаниям “новой экономики”.

Японские фирмы более активно, чем американские и западноевропейские, используют менеджеров и сотрудников принимающих стран.

Заметной тенденцией “старых” ТНК стала активизация зарубежной инвестиционной деятельности. Это связано с тем, что основной их целью является сегодня снижение издержек, побуждающее увеличивать масштабы производства за границей и активнее использовать принцип международной кооперации. Ярким примером может служить альянс Nissan – Renault, представляющий многонациональную корпорацию.

n Другие индустриально развитые азиатские страны, которые традиционно во многом следовали за Японией, после кризиса 1998 г. вынуждены отчасти скорректировать свои ориентиры.

Так, основной тенденцией в развитии ТНК Южной Кореи становится их переход под контроль компаний США и Европы, причем речь идет скорее о поглощениях, чем слияниях. Как правило, это установление контроля над отдельными дочерними фирмами (например, концерн Volvo пошел на приобретение дочерних компаний Samsung, British Telecom стал одним из крупнейших акционеров LG Telecom, BASF и Hewlett-Packard выкупили созданные ими ранее совместные предприятия). Осуществляются и внутренние слияния, нередко по инициативе государства. Основой новой системы интегрированных корпоративных структур должны стать специализированные компании, образующиеся путем выделения из конгломератов отраслевых дочерних фирм и их последующего слияния, однако чеболи противятся этому и идут на слияния лишь под давлением государства.

Анализ особенностей ТНК ведущих промышленно развитых стран позволяет сделать некоторые выводы.

n Основные классические тенденции, связанные с концентрацией и централизацией капитала, сохраняют свою роль. Идут интенсивные объединительные процессы слияний и поглощений.

n Наряду с этим возрастает значение малых и средних ТНК, особенно в высокотехнологичных отраслях, где основной доход предприятиям дает интеллектуальный капитал. Обладатели этого капитала – топ-менеджеры и специалисты – приобретают все больший вес, часто оттесняя титульных собственников при принятии стратегических решений по развитию и управлению корпорацией.

n ТНК высокотехнологичных отраслей промышленности образовали “новые экономики”, развивающиеся более интенсивно, чем “старые”, при этом технологический и организационный разрыв между ними становится все ощутимее.

n Современные тенденции развития ТНК связаны прежде всего с новыми информационными технологиями, благодаря которым стали возможными организация “горизонтальных” ТНК и возникновение разнообразных сетевых структур управления.

Современные основные направления инвестиций тнк

Royal Dutch/Shell, Великобритания/ Нидерланды, нефтяной комплекс

British Petroleum, Великобритания, нефтяной комплекс

Toyota Motor, Япония, транспортные средства

Telefonica, Испания, телекоммуникации

Fiat, Италия, транспортные средства

Облегчению международной миграции капитала ТНК способствует проведение национальными правительствами и международными организациями политики либерализации международного инвестиционного пространства и выработка унифицированных норм государственного регулирования инвестиционных процессов. Они содержатся как в двусторонних, так и в многосторонних межгосударственных, региональных соглашениях по защите и стимулированию капиталовложений, которые действуют в рамках международных экономических организаций, в частности, ВТО. К нормам государственного регулирования ПИИ можно отнести:

предоставление государственных гарантий как страной базирования, так и принимающей страной. Гарантией инвестиций на многостороннем уровне занимается Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций, созданное под эгидой Всемирного банка. Гарантии инвестиций содержатся в Ломейский конвенции, подписанной между странами ЕС и многими развивающимися странами. В Соглашении «О торговых аспектах инвестиционных мер (TRIMs)», подписанном странами-членами ВТО, содержится прямое запрещение на использование по отношению к иностранным инвесторам мероприятий государственной промышленной политики;

урегулирование инвестиционных споров. Так, в рамках стран-членов ОЭСР принят принцип международного арбитража, поскольку часто урегулирование споров на базе национального законодательства не устраивает как страны базирования, так и принимающие страны;

устранение двойного налогообложения;

страхование зарубежных инвестиций;

дипломатическая и административная поддержка. Например, правительственные переговоры с зарубежными партнерами о создании наиболее благоприятных условий за рубежом для национальных инвесторов, или приглашения представителей международного бизнеса в состав международных делегаций для обсуждения экономических вопросов.

В современных условиях роста международного производства доминирующим направлением инвестиционной политики транснациональ-ных корпораций является осуществление ПИИ путем поглощения уже существующих местных фирм или слияния с ними. Масштабы трансграничного слияния и поглощения (СиП) имеют тенденцию к росту (среднегодовой прирост составляет 28,2%). Суммарная стоимость операций по трансграничным слияниям и поглощениям в 2007 г. превышала 2 трлн евро, а ее доля в суммарных объемах вывезенных ПИИ составляла 82%.

Читайте также  По целям инвестиции подразделяются на

Трансграничное “СиП” – это процесс объединения (на основе участия в акционерном капитале) компаний разных стран.

Под трансграничным слиянием понимают объединение активов компаний, при котором создается новая компания, а предыдущие компании прекращают свое существование.

При трансграничном поглощении иностранная компания покупает местную компанию и в дальнейшем осуществляет контроль над ее активами, то есть местная компания становится филиалом иностранной.

Предпосылками процесса “СиП” является глобализация информационного и хозяйственного обмена, технологические изменения, либерализация трансграничного движения капиталов и торговых режимов, деятельность крупных финансовых посредников. Финансовыми посредниками выступают, как правило, большие инвестиционные банки, которые расширили свое присутствие во многих странах. Они предоставляют широкий диапазон услуг своим ТНК-клиентам: от переговорного процесса до осуществления “СиП”. Количество консалтинговых фирм, которые функционируют в мире в сфере “СиП” и предоставляют услуги по вопросам покупки-продажи компаний, постоянно растет. Ведущие места занимают американские инвестиционные банки “Goldman Sachs”, “Morgan Stanly”, консалтинговая компания “Merrill Lynch”. В консультационном соглашении могут принимать участие несколько посредников. Так, в консультировании крупнейшего в мире соглашения о “СиП” по покупке кабельной компании “AT&T” американской фирмой “Comcast”, стоимость которой составляла 72 млрд долл., принимали участие “Goldman Sachs”, “CSFB”, “Deutsche Bank”, “JP Morgan”, “Morgan Stanly” и “Quadrangle Group” [77, с. 70].

Преобладающее число операций по трансграничному “СиП” наблюдается в промышленно развитых странах (США, Великобритании, Франции, Японии). Однако в последнее время постепенно увеличивается количество операций “СиП” в развивающихся странах, что обусловлено осуществлением приватизационных программ.

В мире около 80% ПИИ, связанных с ростом международного производства, обеспечивается через соглашения “СиП”. ТНК приходят на рынок той или другой страны благодаря “СиП” по разным причинам: из-за уровня ее экономического развития, инвестиционного и налогового законодательства, наличия большого количества конкурентоспособных частных предприятий, финансового краха местных предприятий, масштабной приватизации в стране и т.п. Так, американские ТНК благодаря либеральному законодательству, большинство операций по “СиП” осуществляют на рынке США. Западноевропейские компании в результате национальных законодательных ограничений ищут партнеров за рубежом. Например, наиболее привлекательными с точки зрения слияния и поглощения компаний для немецких ТНК являются США (около 14% общего объема “СиП”, в которых они принимают участие), Швейцария, Великобритания, на долю каждой из которых приходится 10%, а также Испания, Италия (их часть в общем объеме “СиП” – 9%). В странах Западной Европы покупка компаний осуществляется чаще ТНК из Великобритании, США.

Сделки по слиянию и поглощению заключаются в разных секторах экономики, при этом приоритетные отрасли со временем изменяются. Так, с 80-х годов до второй половины 90-х годов операции ТНК по трансграничному “СиП” охватывали в основном производственные фирмы. Слияния и поглощения в 2005-2007 гг. преимущественно осуществлялись в нефтяной отрасли, транспорте, энергетике. В период кризиса с 2008 г. ситуация несколько изменилась. Процесс укрупнения хозяйствующих субъектов активно происходил в финансовом, пищевом, табачном секторах, секторах услуг, телекоммуникаций, информационных технологий, потребительских товаров.

ТНК не всегда стремяться к трансграничному слиянию или поглощению. Операции “СиП” имеют смысл лишь тогда, когда стратегически оправданы, обеспечивают постоянные конкурентные преимущества и прибыли, которые превышают средний уровень.

Таким образом, можно сделать вывод, что ТНК в выборе своей инвестиционной стратегии отдают предпочтение не созданию новых производственных мощностей за рубежом, а вложению средств в уже действующие предприятия, которые выпускают высокую конкурентную продукцию и имеют свою долю на национальном рынке.

Современные основные направления инвестиций тнк

Инвестиционная деятельность ТНК

Наибольший эффект от привлечения иностранных инвестиций в связи с активизацией международной инвестиционной деятельности достигается при образовании совместных предприятий. В последние годы в мире наблюдается процессы глобализации экономического развития, активизации деятельности транснациональных компаний (ТНК). Такие компании имеют весомые преимущества при активизации экономических процессов и главное — возможность положительно влиять на развитие страны, в которую они инвестируют свои ресурсы.

Главное внимание при этом должно уделяться политике взаимоотношений между ТНК и правительствами стран, которые являются «объектом» инвестирования.

Особая роль отводится прямым иностранным инвестициям. В этом случае ТНК не только вкладывает свои ресурсы в предприятие, но и заинтересована в дальнейшем его развитии. Формы прямых иностранных инвестиций могут быть разными, в том числе и в нематериальные экономические ресурсы, к которым относят: лицензии, авторские права, лояльность клиентов, опыт рабочих и т.д. [13, с. 98].

При инвестировании капитала в иностранные предприятия, основной целью ТНК, конечно, является получение прибыли в долгосрочной перспективе. Достигается это через производство продукции, которая могла бы получить преимущество в конкурентной борьбе, как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Для этого такие предприятия применяют различные меры, направленные, в частности, на повышение качества продукции, увеличение объемов производства (за счет роста производительности труда) и уменьшение затрат на производство и реализацию. Для достижения этой цели ТНК принимает активное участие в модернизации производства, оборудование, применяет новейшие технологии в процессе производства.

Производство продукции по новейшим технологиям позволяет постепенно наращивать свою долю на внутреннем рынке и захватывать сегменты конкурентов; а в перспективе — выходить на мировой рынок.

Преимуществами для страны, в которую ТНК вкладывает капитал, является развитие соответствующего направления экономики, внедрение новейших технологий, расширение сферы деятельности, получение дополнительных денежных ресурсов в бюджет за счет налоговых поступлений, проведение различных социальных программ, уменьшение безработицы, повышение культуры производства, рост конкурентоспособности продукции и в конечном результате — выход с этой продукцией на мировой рынок.

Среди основных мотивов зарубежного инвестирования ТНК следует выделить следующие:

· поиск залежей углеводородного сырья (это доминирующий мотив ПИИ и других форм участия ТНК в разведке и добычи). Нефтегазовые ТНК могут осуществлять поиск залежей сырья для: удовлетворения собственных нужд (производство и переработка);

· продажи сырья в принимающей стране, стране базирования или на мировом рынка; обеспечения стратегических потребностей своей страны в сырье (это было мотивом зарубежной экспансии ННК из стран Азии и некоторых европейских компаний, например австрийской OMV, итальянской Eni);

· поиск рынков сбыта (примером может служить расширение каналов дистрибуции российскими ТНК за границей, а также участие компаний Саудовской Аравии и Кувейта в перерабатывающих мощностях Китая);

· поиск стратегических активов, связанный, прежде всего с процессом трансграничных слияний и поглощений (СиП), осуществляется для их приобретения в форме ноу-хау и технологий у других компаний или специализированных поставщиков технологий для ускорения своего роста в статусе глобального игрока, используя доступ к ресурсам, возможностей и рынков компании, принимает участие в процессе ЗИП;

· доступ к финансовым ресурсам является несомненным предпочтительно мощью ТНК перед национальными компаниями принимающих стран. Международный опыт в реализации проектов увеличивает способность нефтегазовых ТНК привлекать средства на фондовых рынках. В свою очередь, ННК некоторых стран с развивающейся, могут воспользоваться финансовой поддержкой своих правительств и взять на себя немалые риски при инвестировании за рубежом и больше платить за доступ к сырьевым ресурсам;

· доступ к технологиям имеет ограниченное значение. Технологии, используемые в большинстве работ по поиску, добычи, транспортировки и переработки нефти и газа, известны и могут быть получены на рынке. Исключением является технологически сложные проекты, связанные с глубинным морским бурением, производством сжиженного природного газа, освоением неконвенционных углеводородов, развитием нетрадиционных источников энергии (сокращение запасов выводит эти технологии в лидеры спроса).

Время, опыт в управлении долгосрочными проектами и связанными с ними рисками остается критическим для успешной зарубежной экспансии. Доступ к рынкам, а также к транспортным каналам и каналам дистрибуции — другие потенциально важные, характерные для нефтегазовой компании преимущества.

Источники: http://vasilievaa.narod.ru/10_1_01.htm, http://studfiles.net/preview/5171094/page:3/, http://studbooks.net/1904009/ekonomika/investitsionnaya_deyatelnost

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто