Инвестиции из эстонии в россию

Эмиграция в Эстонию: как получить ВНЖ через инвестиции в бизнес

Экономика Эстонии: текущая ситуация и перспективные сферы для бизнеса

В 2015 году Эстония заняла восьмое место в рейтинге самых экономически свободных стран мира. Даже результат Германии в этом списке – всего лишь 17-я строчка. Это говорит о том, что инвесторы в прибалтийской стороне находятся под защитой закона. А вот и другие факты в пользу этой страны:

  • Экономическое положение Эстонии – одно из самых лучших в Евросоюзе. У страны практически нет внешнего долга.
  • Несколько лет подряд фиксируется устойчивый рост ВВП. В 2015 году он составил около 2,5%.
  • Средняя заработная плата составляет около €1000 – это гораздо выше, чем в Латвии и Литве.
  • Уровень безработицы здесь такой же низкий, как в Германии, — около 5% от трудоспособного населения.
  • Страна отличается низким уровнем бюрократии. Как местному жителю, так и нерезиденту компанию открывают в течение суток. Даже налоговые проверки проводятся путем переписки по электронной почте.
  • Законодательство в равной мере защищает как зарубежных инвесторов, так и резидентов страны. Поэтому предприниматели из России и стран СНГ чувствуют себя здесь комфортно.

При этом местная бизнес-среда спокойная. Это связано прежде всего с небольшим населением страны – всего 1,3 млн человек. Вот почему бизнес, который называется в Эстонии «средним», в остальной Европе будет считаться скорее «мелким». Количество работников в каждой компании обычно не превышает 10 человек.
Эстония зарабатывает в основном за счет туризма и IT-компаний. Не случайно здесь есть представительства Microsoft и Skype. В создании последней, кстати, участвовали эстонские программисты. Страна интересна прежде всего как юрисдикция для работы бизнесменов с Евросоюзом. Что касается туризма, то больше всего в Эстонии развита сфера обслуживания – спа-салоны, парикмахерские, магазины и рестораны.
Основные потребители услуг — даже не ближайшие соседи, россияне, а финны. Они часто приезжают на пароме только для того, чтобы сделать стрижку или маникюр по более выгодной цене, или купить недорогой алкоголь. Ведь цены на товары и услуги в Финляндии в два раза выше.
Таким образом, проще всего запустить в Эстонии компанию, связанную со сферой обслуживания или с IT. Правда, здесь есть одно «но». В ресторанном бизнесе новичку придется непросто. Открывается все больше новых, особенно сетевых, заведений. Люди все чаще едят за пределами дома, следуя общеевропейским тенденциям. Поэтому конкуренция в этом секторе высокая, и войти на этот рынок будет сложно.
Светлана Хохлова, генеральный директор компании Bell Moore S OÜ: «Нашими клиентами в основном являются нерезиденты Эстонии, которые хотят работать с ЕС через какую-то юрисдикцию. Для этого мы помогаем им открыть местную компанию».

Иммиграция для предпринимателей

Как и любая другая страна Евросоюза, Эстония стремится привлекать тот бизнес, который будет полезен государству. Какое-то время отношение к выдаче ВНЖ через открытие компании было формальным. Достаточно было просто показать наличие собственного дела. Ведь тогда ВНЖ требовался для совершения различных финансовых операций.
Но затем Эстония усовершенствовала свою IT-систему. Теперь любой нерезидент страны при открытии компании может получить так называемое «электронное гражданство». Оно дает право осуществлять транзакции в интернет-банках и иметь доступ к другим необходимым IT-инструментам. Так что одним аргументом для предоставления вида на жительство стало меньше.
Сейчас вид на жительство предпринимателю выдается только при том условии, что он сможет доказать реальную привязанность его компании и его самого к Эстонии. Фирма должна не просто быть основана, она обязана осуществлять активную деятельность и приносить прибыль. А сам инвестор должен здесь жить.
Проживание претендента на ВНЖ строго контролируется местной полицией, которая проводит регулярные проверки по адресу эстонской прописки. Закон регламентирует обязательный минимальный срок проживания (183 дня), но эксперты советуют ориентироваться на более высокие цифры.
Минимальный объем инвестиций в эстонскую компанию по иммиграционной программе составляет €75 000. Для этого необходимо учредить собственную фирму и внести в ее уставной капитал эти средства. В дальнейшем их можно пустить на развитие бизнеса. Требований по созданию рабочих мест нет. В идеале сразу должно быть создано хотя бы одно, но можно в бизнес-плане объяснить, что вы пока работаете сами, но планируете нанять специалиста.

Эстонский ВНЖ выдается на пять лет. А через семь лет постоянного проживания в стране можно претендовать на ПМЖ. Однако необходимо помнить, что для успешного продления документа необходимо будет продолжать отвечать всем требованиям иммиграционной программы.

Светлана Хохлова: «Для властей Эстонии не имеет никакого значения ни сфера деятельности открытой вами компании, ни регион, в котором вы планируете развивать свое дело. Каждый случай рассматривается индивидуально. И главное здесь – показать тесную связь предпринимателя со страной. Ключевым документом является грамотно составленный бизнес-план».

Как инвестировать в Эстонию

Законодательство и деловая среда Эстонии благоприятствуют привлечению иностранных инвестиций. Однако российским предпринимателям мешают политические трения в двусторонних отношениях, дорожающая рабочая сила и риск двойного налогообложения

В конце января в Санкт-Петербурге состоялся круглый стол* (Информационную поддержку мероприятию оказали: Комитет по предпринимательству и потребительскому рынку СПб, ЛО ТПП, ООО «Деловая Россия», СПб ГБУ «ЦРПП», Первый городской бизнес-инкубатор) «Эстония – дверь в ЕС и привлекательная среда для российского бизнеса», который организовало Агентство развития предпринимательства в Эстонии (Enterprise Estonia, далее – EAS). Руководитель представительства EAS в Центральной и Восточной Европе Яан Хейнсоо рассказал российским бизнесменам и журналистам о высоких местах, которые Эстония занимает в мировых рейтингах удобства ведения бизнеса: «С обретением Эстонией независимости мы создали такие законы, которые просты и понятны предпринимателям. Цель состояла в том, чтобы открыть предприятие и вести бизнес было максимально удобно. В рейтинге Всемирного банка по удобству ведения бизнеса Эстония занимает первое место в ЕС и 17-е в мире. Мы также являемся европейским лидером по числу стартапов. При этом в трудовом законодательстве нет перекоса в пользу наемных работников или работодателей: и профсоюзы, и предприниматели имеют примерно равные права».

Читайте также  Слово инвестиции с латинского означает

Хейнсоо подчеркнул, что эстонская экономика ориентирована на экспорт товаров и услуг, поэтому предприниматель, который собирается продавать товары или услуги на внешний рынок, может рассчитывать на поддержку из государственных структурных фондов, а также на дешевые банковские кредиты: «В Эстонии уровень ставок по кредитам составляет 6-8% годовых, дополнительным преимуществом является использование евро, благодаря чему снижаются курсовые издержки». Местный деловой климат Хейнсоо охарактеризовал как «скандинавский», то есть невосприимчивый к коррупции, и особо отметил, что уровень заработной платы в Эстонии все еще значительно ниже, чем в государствах Северной Европы. «Среди стран Евросоюза Эстонию можно позиционировать как место с минимальными рисками и издержками. В рейтинге удобства отправки товаров за границу мы занимаем шестое место в мире, на практике это означает, что процесс происходит быстро и требует минимума документов», – заверил представитель EAS.

Еще одним удобством, созданным специально для иностранных инвесторов, является т.н. «электронная резиденция». С помощью карточки электронного резидента, которая похожа на обычный банковский пластик с чипом, инвестор может управлять счетами компании, платить налоги и подписывать документы из любой точки мира. «Вы получаете возможность электронной подписи и можете безопасно общаться по Интернету с любыми государственными структурами и частными организациями. Вам больше не нужны нотариусы, которые удостоверяют подписи руководителей, и вы экономите массу времени и денег. Решения собраний акционеров также могут приниматься отдаленным голосованием с помощью карт электронной регистрации», – объяснила преимущества новой технологии генеральный консул Эстонии в Петербурге Виктория Туулас. Электронная резиденция запущена в 2014 году, и к настоящему времени ей воспользовались около 8 тыс. человек, подавляющее большинство из них представляют Россию и другие страны бывшего СССР.

Драйверы инвестиций

Эстония является единственной страной в ЕС, которая не взимает корпоративный налог до распределения прибыли. «Вы можете тем самым планировать срок выплат по налогу на прибыль, оттянув его на несколько лет. Предприятие встало на ноги, работает стабильно, инвестиции окупились, и настало время получать дивиденды. Именно в этот момент собственник платит налог на прибыль. Если прибыль реинвестируется в развитие производства, то налог на прибыль также не платится», – объясняет Яан Хейнсоо. «Все расходы, связанные с предпринимательской деятельностью, не облагаются налогами. Если компания ИТсектора приобретает лицензии или права на интеллектуальную собственность в государствах Европейского экономического пространства (страны ЕС, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн – ЭСЗ) или в Швейцарии, то подобные затраты также освобождаются от налогов», – добавляет юрист международной консалтинговой фирмы KPMG Роберт Суйр. Он пояснил, что в эстонском законодательстве отсутствуют какие-либо нормы, оценивающие соотношение активов и обязательств предприятия, при этом собственный капитал может наращиваться сколь угодно долго. Налоговые выплаты наступают только в момент, когда часть прибыли направляется на вознаграждение.

«Эксперт Северо-Запад» расспросил об особенностях ведения бизнеса в Эстонии двух петербургских бизнесменов. Оба предпринимателя, которые владеют производствами в России и Эстонии, предпочли остаться анонимными и даже не разрешили раскрыть области деятельности своих предприятий. По мнению первого нашего собеседника, западные и российские инвесторы решали в Эстонии разные задачи: «Финны, скандинавы и другие западноевропейцы инвестировали в регионы, расположенные западнее географической оси Таллин – Тарту. В первую очередь их привлекала дешевая рабочая сила, и перенос сюда части производств, большей частью сборочных, позволял значительно сократить издержки. Западная Эстония является более удобной с точки зрения логистики, здесь больше квалифицированного персонала, в том числе со знанием иностранных языков. Существует и такой немаловажный фактор, как удобство жизни экспатов. Международная школа с обучением на английском языке есть только в Таллине, а иностранному топ-менеджеру отсюда легко добираться домой на выходные».

Российский бизнес, который в силу тех же географических причин предпочитал инвестировать в восточную часть страны, привлекала не только дешевая рабочая сила, но и возможность выйти на рынки Евросоюза. «Четыре года назад зарплаты в Нарве и Силламяэ были в среднем в полтора раза ниже петербургских и на 40% ниже, чем в Таллине, поэтому мы выбрали уезд Ида-Вирумаа (северо-восток Эстонии – ЭСЗ). К тому же здесь абсолютное большинство населения говорит на русском языке. Сейчас, после обвала рубля, ситуация поменялась: здешняя средняя зарплата превышает российскую примерно в полтора раза. Если оператор поточной линии в Нарве зарабатывает примерно 500 евро, то в Петербурге его зарплата составляет около 28 тыс. рублей», – говорит наш источник. Однако сворачивать бизнес в Эстонии предприниматель не торопится: «Стоимость рабочей силы – фактор вторичный, если твои доходы и издержки считаются в евро. А вот проблема квалифицированной рабочей силы в Эстонии существует. Но на востоке Эстонии с этим проще, поскольку людям с «серыми паспортами» (негражданам) эмигрировать намного сложнее. Для них хоть въезд в другие страны ЕС и не требует визы, но разрешение на работу в ЕС получать приходится. А эстонскому гражданину получение такого разрешения не требуется. Да и иностранными языками жители Иду-Вирумаа владеют так себе. Не считая русского, конечно».

Эстонское предприятие нашего собеседника стало еще и демонстрационной площадкой: «Многие клиенты с Запада просто не поехали бы в Россию, поэтому мы должны были пойти им навстречу. Позже с той же целью мы открыли офис продаж в Таллине».

Почему Россия не Эстония

Второй предприниматель с опытом ведения бизнеса в Эстонии отмечает простоту эстонского бухгалтерского учета и налогового администрирования: «Бухгалтерия настолько несложная, что вести ее способен даже начинающий специалист. Все налоги предприятие платит в «одно окно», то есть на единый расчетный счет. Если компания заплатила социальный налог, но ей положен возврат НДС, то сразу производится взаиморасчет, и деньги возвращаются». «Я знаком с молодыми российскими бизнесменами, которые организовали в Эстонии стартап. Они были поражены, когда деньги за возврат НДС поступили на счет их компании буквально через час после подачи уведомления. Это очень удобно для тех инвесторов, кто собирается экспортировать продукцию за границу. Эстонский рынок слишком мал, чтобы ориентироваться на его спрос – всего 1,3 млн человек», – объясняет наш собеседник.

Конечно, отсутствие налога на реинвестированную прибыль – одно из важных эстонских преимуществ. Он, однако, предостерегает против попыток обмана налоговых властей: «В средних и крупных компаниях проводится обязательный и достаточно строгий аудит. Если выявляется факт сокрытия прибыли, то наказание оказывается очень жестким, так что лучше вести бизнес по правилам». Законодательство, касающееся ведения бизнеса, а также трудовое право достаточно просты, но разобраться в их нюансах без местного юриста вряд ли возможно. «Мы сами составляли рабочие контракты, а эстонский юрист их «шлифовал», то есть доводил до норм тамошнего законодательства. Отдел кадров также стоит формировать из местных жителей», – делится опытом наш источник. По его словам, социальный налог, который платит работодатель, сопоставим с российским: «Работодатель может не беспокоиться о том, что в случае необходимости работник получит квалифицированную медицинскую помощь».

Читайте также  Динамика притока прямых иностранных инвестиций

Важным преимуществом Эстонии перед Россией оба собеседника назвали быстроту получения разрешительных документов: «В Эстонии постройка нового завода или кардинальная реконструкция производства занимает примерно год, тогда как в России – в среднем пять лет. Столь долгий срок не только увеличивает кредитную нагрузку, но и приводит к моральному устареванию оборудования и технологий. Другая болезненная проблема – это огромное количество контролирующих бизнес государственных инстанций. Наше российское предприятие должно отчитываться перед тремя десятками служб, в этом отношении в Эстонии дела обстоят намного проще».

Ложка дегтя

Отечественные компании, владеющие эстонскими предприятиями, рискуют заплатить дополнительные налоги в России, предупреждает консультант KPMG Юлия Пятницкая. «В зависимости от выбранной формы присутствия в Эстонии могут наступать различные последствия налогообложения России. Если дочернее предприятие не образует юридического лица, то в рамках российского законодательства эстонское подразделение становится обособленным предприятием. В этом случае трансграничное перемещение денежных средств не вызывает каких-либо налоговых последствий. Если же дочернее предприятие выступает как самостоятельное юридическое лицо, то может возникнуть ситуация уплаты дополнительных налогов, поскольку между РФ и Эстонией не ратифицировано соглашение об избежании двойного налогообложения», – объясняет Юлия Пятницкая.

В частности, прибыль «дочки» в Эстонии должна учитываться в доходах головной российской компании, и с нее будет платиться налог в России. Налоги, уплаченные в Эстонии, могут быть учтены при их начислении в России, но при этом должно соблюдаться российское законодательство о трансфертном ценообразовании. Все операции с эстонским предприятием, будь то обособленное подразделение или дочерняя компания, должны учитывать российские рыночные цены на тот или иной вид продукции. Существует также риск того, что эстонское предприятие будет признано контролируемой иностранной компанией, а значит – налоговым резидентом в России. «Для исключения этого эстонская «дочка» должна вести активную производственную деятельность, а также бухгалтерский учет. Необходимо также, чтобы совет директоров и исполнительные органы компании находились в Эстонии и управляли «дочкой» оттуда», – советует консультант. Понятно, что данная рекомендация KPMG нивелирует те возможности, которые предоставляет эстонская электронная резиденция.

В ближайшие годы иностранные инвесторы столкнутся еще с одной проблемой – дорожающей рабочей силой. Комментируя решение финской компании PKC (производитель электрических кабелей) закрыть эстонский филиал, премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас заявил, что те компании, чья бизнес-модель основана на дешевой рабочей силе, станут уходить из страны. «Эстонские предприятия должны переключиться на производство продукции с высокой добавленной стоимостью. А их работникам следует переквалифицироваться и обрести новые навыки, с тем чтобы они могли устроиться на работу в компаниях, где получают высокую прибыль и, как следствие, платят высокие зарплаты, – цитирует Рыйваса деловое издание Aripaev. – Эстония больше не соревнуется со странами с низкой стоимостью рабочей силы, она уже конкурирует с Финляндией и Швецией в генерации большей добавленной стоимости».

Почему Эстония не Сингапур

Главным препятствием на пути российского бизнеса в Эстонии являются весьма напряженные межгосударственные отношения. По этой причине до сих пор не ратифицировано соглашение об избежании двойного налогообложения, а российские инвесторы сталкиваются с излишним вниманием со стороны эстонских спецслужб. В декабре 2014 года ИТ-компания Acronis, которая принадлежит российскому бизнесмену Сергею Белоусову, объявила о планах создания исследовательского центра в Эстонии со штатом в 500 человек. Компания зарегистрирована в Швейцарии и насчитывает около 5 млн клиентов в 90 странах мира. Годом позже выяснилось, что Acronis предпочла построить центр в Сингапуре. Причиной решения, по словам пресс-службы компании, явилась нехватка местного квалифицированного персонала, а также нежелание специалистов из других стран переезжать в Эстонию.

Помимо этого, Acronis так и не получила обещанного ей EAS гранта в размере 0,5 млн евро. Его руководитель Ханно Томберг объяснил перемену решения следующим образом: «Мы не увидели, что компания способна осуществить заявленные цели в столь короткое время, и решили не продвигать процесс выдачи гранта дальше». Как утверждает газета Postimees, эстонские сложности этим не закончились: таможенники с особым рвением проверяли топ-менеджеров Acronis на границе, а полиция безопасности пыталась найти в их деятельности угрозу национальным интересам. Яан Хейнсоо заявил «Эксперту Северо-Запад», что сожалеет об уходе Acronis, но указал на то, что другая ИТ-компания Белоусова – Parallels – продолжает успешно работать в Эстонии.

EAS зовет российских инвесторов в Эстонию, особенно в Иду-Вирумаа, где падение цен на нефть привело к массовому сокращению персонала в компании по производству сланцевого масла, а также на нескольких энергетических предприятиях. Однако без снижения напряженности в отношениях с Россией экономическая ситуация на северо-востоке Эстонии не улучшится, уверен бывший премьер-министр и совладелец порта в Силламяэ Тийт Вяхи.

«Мы построили толстую непрозрачную стену между нами и соседней Россией. Пока эта стена настолько толстая и высокая, что через нее не пройти, поэтому инвестировать в Ида-Вирумаа не имеет смысла», – заявил Тийт Вяхи изданию Maaleht.

Будем надеяться, что стена все же разрушится, и российские бизнесмены предпочтут близлежащую Эстонию далекому Сингапуру. А те, кто уже ведет там бизнес, смогут называть журналистам свои имена.

Как платят налоги в Эстонии

– Подоходный налог – 20%. Выплачивается только после распределения дивидендов и не взимается в случае реинвестиций в производство;

– Социальный налог – 33% + 4,2% – страхование от безработицы;

– Подоходный налог физического лица – 20% (плоская шкала налогообложения);

– Все налоги декларируются в электронном виде и передаются по Интернету

Экономполитика

Без дотаций и России: почему тормозит Эстония

Почему российский бизнес потерял интерес к Эстонии

Эстонию ждут не лучшие времена. К 2020 году темпы роста ВВП страны упадут почти до 2%. Главная причина — сокращение субсидий от ЕС и популизм властей. При этом Таллин демонстративно отказался от сотрудничества с Россией. На фоне политической напряженности россияне прекращают инвестировать в Эстонию: турпоток упал, а продажа недвижимости практически встала.

Читайте также  Отчетность по инвестициям в регион

Будущее Эстонии настораживает. Согласно прогнозу Банка Эстонии, рост экономики страны к 2020 году замедлится до 2%. Прогноз на этот и следующий год — почти 3,5% роста.

В качестве основных причин для снижения темпов роста экономики эстонский центробанк указывает недостаток рабочей силы и проблемы конкурентоспособности предприятий. Об этом говорит сокращение рыночной доли Эстонии на главных экспортных рынках.

«Нам грозит серьезная опасность оказаться в такой же ситуации, в какой была Финляндия несколько лет назад. Финская экономика пережила охлаждение, но при этом продолжился быстрый рост зарплат. Это привело к снижению конкурентоспособности экспорта, за которым последовал растянувшийся на несколько лет спад экономики. На примере Финляндии можно увидеть, что вследствие потери конкурентоспособности экономика может на несколько лет «зависнуть», и в этот период доходы людей расти не будут», — заявил президент Банка Эстонии Ардо Ханссон.

Эксперты согласны с аргументами центробанка Эстонии.

Дефицит рабочей силы действительно может привести к неоправданному росту заработных плат, что провоцирует рост себестоимости производимой продукции и снижение ее конкурентоспособности на внешних рынках,

говорит аналитик «Финам» Алексей Коренев.

По его словам, также на динамике ВВП Эстонии в ближайшие годы скажется ухудшение прогнозов развития мировой экономики. Прогноз роста мировой экономики на 2020 год пересмотрен в сторону понижения — до 2,8%.

Экономика Эстонии начинает охлаждаться после серии популистских решений, таких как бесплатный общественный транспорт в Таллине. Притом что сейчас уже идут разговоры о бесплатном общественном транспорте для эстонцев по всей стране, добавляет Алексей Антонов, аналитик Алор Брокер.

«Кроме того, Эстония запланировала рекордные военные расходы на 2019 год, в размере 585 млн евро, или 2,1% от ВВП страны. Рост военных расходов на фоне высокого уровня бедности в стране может привести к победе на весенних выборах политиков либерального толка и к дальнейшему росту популистской риторики, а далее — к ослаблению экономики», — говорит эксперт.

При этом Эстония отказалась от сотрудничества с Россией, а дотации от ЕС в ближайшее время сократятся.

»Евросоюз много лет субсидировал Эстонию в рамках объединения. Но размер финансовой помощи в обозримом будущем существенно сократится, что, безусловно, скажется на экономике Эстонии, так как со снижением дотаций сократятся и инвестиции в развитие инфраструктуры», — говорит Анастасия Соснова, аналитик «Фридом Финанс».

Весной 2019 года завершится Brexit (выход Британии из Евросоюза), после которого будет принят новый семилетний бюджет ЕС.

«В нем может оказаться на 40% меньше субсидий в пользу Эстонии, чем предполагалось ранее.

Это коснется и Латвии, и Литвы в той же мере. У европейских политиков идея поддержки отстающих стран Балтии и подтягивание их до общего уровня сменилась концепцией «разных скоростей развития». Дотации в размере нескольких пунктов ВВП — это сильный демотивирующий стимул от ЕС странам Балтии, как бы противоречиво это не звучало, и, чтобы отвыкнуть от этих субсидий, а потом восполнить их потерю, Эстонии потребуется не менее 3-4 лет. Эстонии придется самой заботится о сельхозпроизводителях, которые в условиях санкций и контрсанкций и без субсидий оказываются особенно уязвимыми», — говорит Алексей Антонов.

Ранее Эстония, как и другие страны Прибалтики, поддержав санкции, отказалась от идеи быть транзитным логистическим пунктом для российских грузов и российского газа, напоминает эксперт.

На этом фоне упал интерес россиян в целом к инвестициям в Эстонии. Это сказалось и на вложениях в недвижимость в стране, и на турпоток.

Спрос на недвижимость в Эстонии со стороны иностранцев эксперты называют невысоким. Доля сделок с участием покупателей из других государств составляет всего 2,5%, рассказал «Газете.Ru» главный редактор сервиса по поиску недвижимости за рубежом Prian.ru Филипп Березин.

Всего за 2018 год земельный департамент Эстонии зарегистрировал чуть более 73 тысяч сделок, почти 71,5 тысячи из которых совершили эстонцы. Россияне приобрели только 450 объектов на территории страны.

«Россияне активно покупали в Эстонии до 2014 года — до 1 000 сделок в год, затем произошло резкое снижение до 250 объектов.

Лишь в 2017-2018 году возобновился рост. В первую очередь падение было связано с снижением финансовых возможностей россиян и отчасти с политическим напряжением между странами», — объяснил Березин.

По словам эксперта, если семь-восемь лет назад случались экзотические сделки, когда россияне покупали дешевые квартиры в Эстонии (по 2-5 тысяч евро за всю квартиру) в депрессивных, неперспективных районах страны, чтобы получить визу, то сейчас таких сделок почти нет.

Эстония не имеет никаких программ, облегчающих получение вида на жительство собственникам недвижимости. В начале 2010-х годов это невыгодно отличало ее от Латвии, где действовала весьма популярная программа. Она работает и сейчас, но ее условия ужесточились. Если с 1 июля 2010 года по 30 июня 2017 года в Латвии было получено почти 18 000 запросов на получение ВНЖ от россиян, купивших квартиры, то за первую половину 2018 года — лишь 35.

Впрочем, из-за близости страны небольшой поток российских туристов в Эстонию все же есть.

«В основном туры покупают одиночные путешественники, их средняя стоимость около 28 000 рублей на человека на неделю — с перелетом и проживанием, но без учета стоимости визы. Дело в том, что, находясь в непосредственной близости к России, Эстония — это удобная страна для самостоятельных путешественников, особенно, если в паспорте уже есть открытая шенгенская виза», — рассказала «Газете.Ru» начальник клиентского отдела онлайн-сервиса по поиску и бронированию туров Travelata.ru Дарья Торопова.

В Эстонию многие ездят на прямых поездах до Таллина из Москвы и Санкт-Петербурга, своих автомобилях или международных автобусах. Некоторые путешественники пользуются круизными паромами, которые ходят из Санкт-Петербурга и заходят в порты сразу нескольких стран — Эстонии, Финляндии и Швеции.

Правда, и самостоятельные туристы не рвутся посетить Эстонию.

«В 2018 году турпоток в Эстонию снизился на 34%. Средний чек на авиабилеты из России в Эстонию вырос с 12 039 до 15 876 рублей, то есть на 31%. Ключевые города вылета из России в Эстонию в ушедшем году — Москва (67%) и Санкт-Петербург (21%)», — привели данные в Biletix.

Источники: http://prian.ru/pub/32665.html, http://expert.ru/northwest/2016/08/kak-investirovat-v-estoniyu/, http://www.gazeta.ru/business/2019/01/10/12123619.shtml

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто