Инвестиции из китая в таджикистане

Инвестиции из китая в таджикистане

  • USD 9.4200
  • EUR 10.9253
  • RUB 0.1421
  • Brent 71.89
  • WTI 66.60
  • Золото 1,208.76
  • LME.Alum 2,078.00
  • CT 87.15

Главная / Новости / Главная / Около 50% инвестиций в Таджикистан приходится на Китай

Около 50% инвестиций в Таджикистан приходится на Китай

Avesta.Tj | 03.01.2018 | Около 50% (47,3%) от общего объема иностранных инвестиций, поступивших в Таджикистан, приходится на Китай.

Об этом говорится в экономическом докладе Всемирного банка по Таджикистану «Повышенная уязвимость, несмотря на устойчивый экономический рост».

Согласно документу, в первой половине 2017 года приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) значительно снизился, и составил всего 1,9% ВВП, по сравнению с 6,3% ВВП за тот же период 2016 года.

По данным аналитиков банка, почти половина объема иностранных инвестиций направлена на добывающий сектор, за которым следуют транспорт и производство.

Около 80% объема иностранных инвестиций поступили из Китая (47,3%) и России (31,3%). Третий по величине поток инвестиций поступил из Швейцарии (6,8%).

Правительство Японии недавно заявило, что предоставит инвестиции в размере около $200 млн. для строительства грузового терминала аэропорта города Душанбе.

Это позволит диверсифицировать базу прямых иностранных инвестиций и ее отраслевой состав.

Инвестиции из китая в таджикистане

Китайские инвесторы уходят из Кыргызстана в Таджикистан?

Две наименее развитые республики Центральной Азии – Таджикистан и Кыргызстан – сильно зависят от китайских инвестиций. Но, судя по всему, инвесторы из КНР испытывают усталость от постоянной неопределенности в Кыргызстане и начали избегать эту страну, предпочитая вкладывать в Таджикистан.

Правительственные чиновники в Таджикистане постараются убедить вас, что эта самая бедная из центральноазиатских стран переживает экономический бум: республика побила собственный рекорд по производству цемента и увеличила добычу золота на 25% в 2014 году. Но здесь следует сделать оговорку: эти достижения были достигнуты благодаря китайским компаниям.

В Кыргызстане китайский бизнес также играет жизненно важную роль, т.к., по данным минфина КР, прямые иностранные инвестиции сократились в первые девять месяцев 2014 года на 35% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Но в Кыргызстане китайских инвесторов отпугивают два фактора: буйный и нестабильный политический климат в республике и решение Бишкека присоединиться к возглавляемому Кремлем Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС).

Ни Кыргызстан, ни Таджикистан не отличаются особо привлекательным инвестиционным климатом. В последнем рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса» из 189 охваченных исследованием стран Кыргызстан по уровню благоприятствования предпринимательской деятельности занял 102 место, а Таджикистан отстал даже от таких государств, как Ирак и Судан, расположившись на 166 строчке.

Но в последние годы осуществляемые Китаем проекты в Таджикистане оказались более успешными, чем в Кыргызстане. Например, государственный горнодобывающий гигант Zijin Mining Group обладает золотодобывающими предприятиями в обеих республиках. Предприятие «Зарафшан» в Таджикистане, в котором Zijin Mining Group владеет 75-процентным паем, в прошлом году обеспечило 70% общего производства золота в республике, составившего три тонны.

Посольство КНР в Душанбе не ответило на просьбу EurasiaNet.org предоставить более подробную информацию.

Тем временем, в Кыргызстане на золоторудном месторождении Талды-Булак Левобережный, в проекте по разработке которого Zijin обладает 60-процентным паем, с тех пор как Китай купил свой пай в 2011 году постоянно возникают проблемы. В 2012 году компании пришлось эвакуировать около 250 своих рабочих после драки с местными жителями. В январе этого года премьер-министр Кыргызстане сообщил, что производство золота в рамках проекта не началось в запланированные сроки по причине дефицита электроэнергии.

«К сожалению, будь то по причине конфликтов с местным населением или проблем с лицензиями, в нашей стране очень мало проектов достигают завершающей стадии», – заявил Аскар Сыдыков, заместитель директора бишкекской лоббистской группы «Международный деловой совет». По сравнению с Таджикистаном с его авторитарной системой с президентом Эмомали Рахмоном во главе, по мнению Сыдыкова, в Кыргызстане с его беспокойной полупарламентской политической системой, где полно «различных интересов», китайским компаниям работать сложнее.

Читайте также  Все методы оценки эффективности инвестиций

«Некоторые китайские компании – неэтичные компании – возможно, пытаются найти политическую «крышу» [для инвест-проекта] в лице определенного чиновника. Но в этой системе [в Кыргызстане] «крыша» не гарантирована», – отметил Сыдыков.

Александр Меликишвили, аналитик по региону при исследовательском центре IHS Country Risk в Вашингтоне, утверждает, что «преждевременно» говорить, что инвесторы из КНР предпочитают Таджикистан. Инвестиции Пекина в Таджикистан только начинают набирать обороты, отмечает он, в то время как в Кыргызстан китайские компании инвестируют на протяжении более длительного периода и вложили больше денег. Тем не менее, в последнее время китайский бизнес проявляет все меньше желания расширяться в Кыргызстане. Меликишвили привел в качестве примера то, что в прошлом году кыргызское правительство не смогло привлечь китайские деньги на строительство крупного завода по производству удобрений на юге республики.

Китайских инвесторов беспокоят назначенные на осень парламентские выборы в Кыргызстане, а также они «будут внимательно наблюдать за тем, как вступление Кыргызстана в ЕАЭС повлияет на их интересы», – сказал Меликишвили, имея в виду возглавляемый Москвой блок, в который Кыргызстан должен вступить в мае.

Экономический обвал в России еще больше увеличивает нужду этих двух центральноазиатских государств в иностранных инвестициях. По мере нарастания кризиса в российской экономике по причине введенных Западом санкций и падения цен на нефть сокращаются реальные заработки трудящихся в России миллионов таджикских и кыргызских трудовых мигрантов. Денежные переводы в Таджикистан, в основном из России, эквивалентны почти половине ВВП республики.

«В Таджикистане начинают ощущаться болезненные последствия экономического спада в России, и Душанбе активно старается привлечь иностранные инвестиции, чтобы компенсировать сокращение денежных переводов», – отметил Меликишвили.

Проблема для Таджикистана и Кыргызстана состоит в том, что хотя Россия старается сохранить экономический контроль над обеими республиками, у нее нет денег для осуществления инвестиций. Кремль не желает транжирить средства на двусторонние проекты в таких рискованных местах, сказал Нозим Ишанкулов, директор общественной организации «Центр свободного рынка Таджикистана».

«В последнее время Россия начала выдвигать все новые и новые требования в обмен на инвестиции», – сказал он EurasiaNet.org. Учитывая обвал рубля и ожидающееся значительное падение российской экономики в 2015 году, «у Москвы есть более важные проблемы, чем обеспечение роста экономики Таджикистана».

В то же время, Россия пытается воспрепятствовать дальнейшему проникновению Китая на центральноазиатские рынки. По мнению многих местных аналитиков, Россию беспокоит растущий объем инвестиций КНР в регионе, который она считает своей сферой влияния. Ряд открыто пророссийских местных СМИ, включая Stan Radar, беспрестанно ставят под сомнение преимущества китайских инвестиций в Кыргызстан и центральноазиатский регион в целом, и раздувают и без того распространенные страхи по поводу массового переселения в регион китайцев.

Для правительств Таджикистана и Кыргызстана китайские инвестиции являются палкой о двух концах. Хотя инвестиции им нужны, большой объем вложений из КНР может оказать значительное влияние на экономический и политический суверенитет обеих стран.

Судя по последней статистике, польза от прямых инвестиций КНР в Таджикистан и Кыргызстан сводится на нет растущими размерами госдолга. Долг китайским государственным банкам составляет 42% внешнего долга Таджикистана, составляющего по состоянию на конец прошлого года $2,1 млрд. В Кыргызстане общий объем китайских ссуд достиг свыше $1 млрд, что составляет почти треть госдолга республики.

В случае с Таджикистаном, по мнению госчиновников, пропорция заимствований в КНР будет в ближайшее время стремительно расти. Замминистра финансов Джамолиддин Нуралиев, который приходится таджикскому президенту зятем, сообщил изданию Financial Times в октябре, что китайские официальные лица обещали Таджикистану инвестиций на $6 млрд (70% ВВП) в ближайшие три года.

Как в Таджикистане «кидают» китайских инвесторов

И почему китайские власти это вообще не беспокоит?

Инвестиционная политика официального Пекина по отношению к странам Центральной Азии оказалась под жесткой критикой старейшей англоязычной газеты Гонконга — South China Morning Post. Издание на примерах показывает, в каких сложных условиях приходится работать китайским инвесторам в нашей стране.

Читайте также  Инвестиций вложить процент на процент

Автор статьи, побывавший в Таджикистане, отмечает «множество проблем», в частности «юридические трудности, непредсказуемую политику и проблемы безопасности», с которыми сталкивается китайский бизнес в республике. «А Пекин уделяет больше внимания антитеррористическому сотрудничеству в Центральной Азии, чем деловым интересам», — пишет он.

Президент недоволен необоснованным вмешательством в деятельность предпринимателей

В материале рассказывается о китайском бизнесмене Чжу Байлине (Zhu Bailin), который после выдвижения в 2013 году председателем КНР Си Цзиньпином инициативы «Один пояс и один путь» заинтересовался инвестированием в экономику Таджикистана.

Он выделил 25 миллионов долларов для совместного возведения с таджикским партнером Абдухалимом Кодировым (гендиректор ООО «Ёкут-2000». — Прим. «АП») цементного завода Taj China в городе Вахдат.

«Наличие таджикского партнера является обычной практикой для китайских инвесторов, поскольку оно может улучшить связь с различными правительственными ведомствами. Они часто бывают влиятельными местными жителями, и некоторые крупные китайские проекты предпочли бы сотрудничать с людьми, имеющими связи с президентом Таджикистана», — поясняет автору статьи глава Федерации зарубежных китайцев в Таджикистане Ху Фэн (Hu Feng).

В статье указывается, что после начала производства в СП «Taj China» Кодиров добивается полного контроля над предприятием. Это притом что контрольный пакет акций СП (60%) принадлежал китайскому инвестору, а его таджикскому партнеру – 40%. Иностранному акционеру соответствующие структуры Таджикистана с применением угроз советуют смириться с создавшимися условиями.

Правда, отмечает автор, Чжу Байлин впоследствии достиг компромисса с Кодировым, который согласился арендовать завод за 454 тысячи долларов в месяц. Однако получает китайский бизнесмен ежемесячно только около трети этой суммы.

«Если бы я мог знать раньше, я бы определенно не захотел инвестировать в Таджикистан», — заключает Чжу.

«Знаете, как таджик стреляет в голубей?»

Зухуров подверг критике авиакомпании Таджикистана: инвесторы убегут от нас прочь

Гонконгский инвестор Джозеф Чан Нап-ки (Joseph Chan Nap-kee) заявил, что оспаривать решения таджикских властей в судах страны очень сложно. Работая в горнорудной отрасли в Таджикистане, Джозеф Чан необоснованно был обвинен в неуплате налогов в размере 20 миллионов долларов. Ему трудно было найти адвоката в Таджикистане, поскольку «таджикские юристы рискуют потерять свои лицензии, если будут работать против правительства». «Суд мы полностью проиграли. Все они поддерживали свое правительство», — сказал Чан изданию South China Morning Post.

Бизнесмен из Синьцзяна Келиму Абудурейму (Kelimu Abudureyimu) говорит, что использовать дипломатические каналы для решения коммерческого спора с таджикскими властями — бесполезное дело.

Со своими четырьмя китайскими партнерами он купил у российского бизнесмена месторождение флюорита и вольфрама недалеко от Душанбе. Однако таджикский суд распорядился о конфискации месторождения в пользу государства, так как якобы оно ранее было приобретено российским бизнесменом незаконно.

Абудурейму, почувствовав обман, обратился за помощью к посольству КНР в Душанбе и Госсовету Китая. Однако поддержки так и не дождался. Месторождение же после конфискации, пишет автор статьи, было передано Таджикской алюминиевой компании.

Автор указывает, что даже китайские госкомпании, которые работают совместно с правительством Таджикистана, сталкиваются с проблемами.

Китай — лидер по объему инвестиций в экономику Таджикистана

В качестве примера приводится СП «Зарафшан» (занимается добычей золота. — Прим. «АП»), 75% акций которого принадлежат госпредприятию Zijin Mining, а 25% — правительству РТ. СП хотела приобрести еще одно золотоносное месторождение за 300-400 миллионов юаней ($45-60 млн), но правительство Таджикистана потребовало 500 миллионов долларов.

«Это связано с тем, что в Таджикистане есть иллюзия наплыва китайских инвесторов, вызванная инициативой «Один пояс — один пут», и он (Таджикистан. — Прим. «АП») высоко ценит себя», — считает генеральный менеджер СП «Зарафшан» Чжан Шунь Цзинь (Zhang Shunjin).

Глава Федерации зарубежных китайцев в Таджикистане Ху Фэн обрисовал ситуацию, в которой оказались китайские инвесторы в Таджикистане, следующим образом:

«Знаете, как таджик стреляет в голубей? — спросил он. — Они разбрасывают пищу на земле, а затем ждут за углом с ружьем. Когда приходят голуби, они просто стреляют с близкого расстояния. С такой страшной ситуацией китайские бизнесмены сталкиваются здесь».

Читайте также  Разница между бюджетными инвестициями и субсидиями

Китайская «Синьцзян Бейсин» займется улучшением автодороги Душанбе – Курган-Тюбе

…В прошлом году уже таджикские СМИ писали о деле одного китайского бизнесмена. Главу компании «Сад Дарё» Ин Сюандэ задержали в 2016 году. Дело против него, по его мнению, было сфабриковано.

Он обвинялся в попытке дачи взятки сотруднику антикоррупционного ведомства. Таджикский адвокат Солехджон Джураев, который пытался доказать невиновность иностранца, был отстранен от его защиты.

Сюандэ получил 16 лет лишения свободы. Его жалоба на судебное решение в настоящее время рассматривается вышестоящей инстанцией.

Аналитиков пугает растущий долг Китаю

Как это ни парадоксально, но в самом Таджикистане многие недовольны как раз-таки слишком благожелательным отношением властей ко всему китайскому. Если население настораживает все увеличивающееся число китайских трудовых мигрантов, аналитики обращают внимание на растущий долг, большие гранты и значительные инвестиций Китая, которые, по их мнению, могут привести к возникновению проблем, связанных с обеспечением не только экономической, но и национальной безопасности.

Китай обошел Россию по прямым инвестициям в Таджикистан

Размер долга Китаю достиг уже 1,2 миллиарда долларов. Это почти половина внешнего долга Таджикистана.

Китай в настоящее время также находится на первом месте по объему вложенных в экономику Таджикистана прямых инвестиций.

Вторая экономика мира в прошлом году обошла Россию, которая по этому показателю являлась неизменным лидером на протяжении всей новейшей истории Таджикистана. При этом инвестиции «Большого соседа» продолжают поступать в довольно значительных, по меркам маленького Таджикистана, объемах. Так, согласно данным Госкомитета по инвестициям и управлению госимуществом РТ только за первые три месяца этого года размер прямых китайских инвестиций составил около 80 миллионов долларов. А это — 60 процентов от общего объема привлеченных за этот период Таджикистаном прямых иностранных инвестиций.

Китай свое возьмёт?

Другие эксперты никакой особой лояльности по отношению к китайскому бизнесу не видят: просто инвесторов из других стран нет – они не заинтересованы работать в Таджикистане из-за неподобающего отношения властей и сложного географического расположения республики.

По мнению доктора экономических наук, профессора Ходжимахмада Умарова, вкладывать в Таджикистан невыгодно в связи с большими затратами и множеством препятствий. «Инвестиционная среда республики далека от международных норм и стандартов. Также инвесторов пугает множество проблем с международными железнодорожными и автомобильными перевозками. Существует множество других проблем, которые отталкивают иностранных инвесторов, и это, в частности, коррумпированность чиновников, неподобающее отношение властей к иностранным инвестициям», — считает профессор.

Миллиарды на стекле: как Чжоу Цюньфэй стала богатейшей женщиной Китая

К примеру, эксперт указал на отношение властей к инвесторам Сангтудинской ГЭС-1 и ГЭС «Сангтуда-2».

«Это позорное явление, которое наносит большой удар по инвестиционному престижу республики. С одной стороны, очень большой объем средств по скрытым каналам направляется в оффшорные зоны, а с другой — мы не в состоянии выплачивать сравнительно небольшие суммы инвесторам. Такие моменты заставляют иностранных инвесторов сто раз подумать, прежде чем вкладывать средства в нашу экономику», — добавил профессор.

Что касается Китая, эксперты считают, что Поднебесная располагает крупными свободными финансовыми ресурсами, часть которых будет использовать для того, чтобы поднять свой авторитет среди развивающихся стран и упрочить свои позиции в противоборстве за доминирование в регионе с другими крупными державами.

«Китай не будет отказывать таким странам, как Таджикистан, в предоставлении кредита, гранта и даже может жертвовать интересами своих инвесторов, чтобы держать на коротком поводке маленькие страны. В Китае прекрасно понимают, что, получив запрашиваемую поддержку, эти страны автоматически становятся ему обязанными и, в свою очередь, не будут уже отказывать в оказании тех или иных услуг, которые от них потребуются», — говорит политолог Собир Хамидов.

На примере Таджикистана политолог указал на то, что практически все богатые золотоносные месторождения республики разрабатываются китайскими компаниями. Китайские фермеры получают земли для выращивания сельскохозяйственных культур. Китайским компаниям разрешается размещать на территории республики вредоносные предприятия (цементные заводы), которые КНР из-за резкого ухудшения экологии планирует полностью вывести за свои переделы…

Основным кредитором Таджикистана на данный момент является Китай, на который приходится более половины от общего объема внешнего долга: мы должны этому соседу около 1,2 миллиардов долларов.

Источники: http://avesta.tj/2018/01/03/okolo-50-investitsij-v-tadzhikistan-prihoditsya-na-kitaj/, http://catoday.org/public/centrasia/kitayskie-investory-uhodyat-iz-kyrgyzstana-v-tadzhikistan, http://news.tj/ru/news/tajikistan/economic/20171024/kak-v-tadzhikistane-kidayut-kitaiskih-investorov

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто