Нужны ли нам иностранные инвестиции

Нужны ли России иностранные инвестиции?

Но в Поднебесной засомневались в качестве предоставляемых угодий, хотя Пекину срочно надо где-то выращивать сою, которую они раньше покупали в США.

Объем иностранных инвестиций является одним из основных показателей, характеризующих состояние экономики и эффективность деятельности различных министерств и ведомств как федерального, так и регионального уровня. А так ли нам нужны любые иностранные инвестиции, тем более в современных условиях? Может, пора привлекать свои? Давайте попробуем разобраться.

Сообщалось, что, к примеру, как бы независимая медийная, но на самом деле государственная корпорация ВВС предоставляет западным бизнесменам, желающим вложиться в Россию, специальный ресурс, на котором содержится полная информация об интересующем их регионе, о его социальном и экономическом положении, а также много справочной информации вплоть до рекомендаций, что дарить местному начальству.
Посольства выступают как бы кураторами таких инвесторов, предупреждают и информируют о возможных рисках. Иными словами, государство выступает партнером национальных компаний и фактически поддерживает их за рубежом. И это нормальная практика, все совершенно прозрачно, и самое главное — отсутствует коррупционная составляющая. Во всех западных странах есть государственные агентства по развитию экспорта, называются они по-разному , но суть одна: соответствующие чиновники продвигают интересы любого обратившегося за поддержкой бизнесмена по долгу службы.

В этом плане показателен пример одного нашего известного производителя сельхозтехники, которого после введения первых антироссийских санкций руководство нашей страны заставляло закрыть завод в Канаде. И ему пришлось на уровне первых лиц государства доказывать, почему российским предпринимателям выгоднее развивать производство за рубежом. Разумеется, он на пару лет впал в опалу, но время подтвердило его правоту.

Тогда он с цифрами доказывал, что организация аналогичного производства в России будет убыточной. НДС в Канаде — 12 процентов, на тот момент отчисления в пенсионный фонд были в 3,5 раза ниже, чем у нас. Тариф на поставку электроэнергии, а там тарифы планово не растут, был два года назад в 2,2 ниже, выплаты по кредитам — в пять раз, общий объем налогов — на треть. Топливо для нужд сельского хозяйства там не облагается налогами и акцизами, и местные фермеры могут регулярно обновлять парк сельхозтехники.

А государство через экспортное агентство не только само страхует сделки, но и помогает покупателям этой техники из других стран с кредитами по минимальным ставкам.

Ну как после таких заявлений не оказаться в немилости? И может быть, поэтому западные корпорации не спешат вкладываться в промышленные проекты в России, ведь финансовые спекуляции, игры с нефтегазовыми активами являются пока приоритетными для финансово-экономического курса правительства, и именно здесь для так называемых инвесторов созданы максимально выгодные условия.
Поэтому в России иностранцы вкладываются в основном в сырьевой и финансовый секторы, и заработанная прибыль тут же выводится за рубеж. В этом примитивная суть тех самых пресловутых заграничных инвестиций. Почитаешь отчеты того же Минфина — и удивляешься, как они радуются этим самым иностранным вложениям. Чтобы было понятно, речь идет о покупке иностранцами российских ценных бумаг, государственных обязательств и тому подобного. Только эта тема постоянно обсуждается и комментируется в СМИ: волатильность валют, отток-приток инвесторов в государственный долг и т. д. А где ответственность за вложения в отечественную промышленность, производство, за их развитие? Давно не встречалось ничего подобного в выступлениях высокопоставленных правительственных экономистов и финансистов.

А сейчас подобный дискурс представляется вообще маловероятным в связи с начавшимся новым санкционным периодом. Вместе с тем совершенно очевидно, что в таких условиях только развитие собственных производственных мощностей способно быть самым эффективным оружием против западных ограничений.

Всю неделю в СМИ появлялись сообщения об открытии в разных регионах страны новых производств: заводов по производству электродвигателей, токоограничивающих устройств, плит МДФ с акриловым покрытием, модулей для перспективных космических аппаратов, бункеров для зерновозов и многого другого.

На самом деле в стране постоянно и регулярно открываются сотни, если не тысячи всевозможных заводов, фабрик, цехов, промплощадок и других промышленных объектов. Но это не иностранные инвестиции и не государственные вложения, а проекты в основном российских предпринимателей и компаний.
И реализуются они там, где эффективно работают местные власти, где сумели создать привлекательную среду для бизнесменов. И, поверьте, сделать это гораздо труднее, чем спекулировать на финансовых рынках. Ведь прозводства в стране создаются скорее вопреки, чем благодаря политике государства. Реальная экономика как бы переложена на плечи регионов, а федеральный центр крутит финансы. «Вольная Кубань» неоднократно писала о вопиющих диспропорциях в оказании господдержки, например аграриям и банкирам, об увеличении налоговой нагрузки на производство, о диктате энергетических госкомпаний-монополистов . Возможно, ситуция скоро начнет меняться, иначе просто быть не может, но до сих пор о каких-то законодательных инициативах, сигнализирующих о смене экономических приоритетов федерального центра, не сообщалось.

Несмотря на это, на местах власти понимают необходимость привлечения реальных средств в реальные дела. И Кубань, как всегда, выигрышно выглядит на фоне других регионов. Характерный пример: по данным регионального министерства труда и социального развития края, для реализации уже одобренных инвестпроектов общая потребность края в кадрах на ближайшие семь лет составит 250 тысяч человек. Из них около 13 тысяч будут нужны новым предприятиям в различных сферах производства.

Предполагается, что широко востребованными будут люди со средним профессиональным образованием — больше 96 тысяч. Понятно, что не затем, чтобы бумажки перекладывать, нужны такие кадры. Только в Сочи на февральском инвестиционном форуме Кубанью было заключено 18 соглашений на общую сумму 242 миллиарда рублей, некоторые из них уже реализуются.

А на прошедшей месяц назад в Екатеринбурге выставке промышленных предприятий Краснодарская делегация обозначила стремление властей региона ускорить развитие машиностроения и металлургической отрасли. И вот уже в начале сентября ожидается визит руководства Минпромторга РФ в Краснодар на площадки восстанавливающего былую мощь завода имени Седина.

Уверен, именно такая политика в отношении инвестиций, в первую очередь внутренних, направленных на создание реальных рабочих мест, пополнение бюджета, развитие потенциала территорий, и должна сегодня всячески поддерживаться тем же правительством. Ну не могут быть в приоритете финансовые спекуляции и непонятные мегапроекты типа дальневосточного подарка китайцам. А вы как думаете?

Нужны ли нам иностранные инвестиции

ВТО — нет, инвестициям — да!

В предыдущих статьях мы показали, что России в ВТО вступать нельзя, так как это не только доразрушит реальную российскую экономическую инфраструктуру (средства производства), но и лишит нас возможностей построения социально-ориентированного государства, государства социальной справедливости.

Мы также показали, что в основе дилеммы членства России в ВТО лежит конфликт социальной функции государства и прибыльности частной фирмы. При этом очевидно, что разрешение этого конфликта для нашей страны зависит от структуры экономики и доли экономического участия государства. Мы пришли к выводу, что в силу специфики нашей страны построение в РФ эффективной социально-ориентированной экономики возможно лишь при превышении участия государства над частным участием. ВТО здесь не поможет, а только помешает. Более подробно о всех бизнес-новостях здесь »»»

Что, однако, не отменяет важности и нужности частных инвестиций как иностранного, так и отечественного происхождения, доля которых в структурообразующих базовых предприятиях отраслей не должна угрожать ни национальной военной и экономической безопасности России, ни реализации социальной функции государства.

Рассмотрим вопрос инвестиций несколько более подробно.

Нужны ли России частные инвестиции вообще?

Ответ — да. Потому что на фоне того, что государство, конечно, будет основным инвестором реанимации базовых отраслей тяжелой промышленности, просто в силу того, что отдельным частным инвесторам это не под силу, а переход структурообразующих предприятий в руки группы частных инвесторов, особенно иностранных, угрожает национальной безопасности РФ, есть много экономических ниш, которые могут занять предприниматели.

Например, производство ТНП в России отнюдь не блистает многообразием и всеохватностью рынка, сфера услуг — также, а некоторым секторам экономики просто не хватает конкуренции. Кроме того, достаточно большой бизнес построен на нынешнем официальном подходе властей к миграционной политике, которая может измениться, освободив значительные области российского рынка, интересные для инвесторов, например, рынок сельхозпродукции.

Таким образом, государство должно сконцентрироваться на контроле базовых отраслей и повышении доходов и благосостояния населения России, откуда со временем придут и массовые внутренние инвестиции. Конечно, в том случае, если власть сможет обеспечить граждан работой и зарплатой, которой хватит не только на достаточное потребление, но и на покупку акций тех же самых инвесторов и создание счетов в банках (что тоже способствует инвестиционному процессу).

Читайте также  По форме иностранные инвестиции подразделяются на

Частные же инвестиции могут быть вложены во все остальное, а также могут претендовать на миноритарное софинансирование указанных выше отраслей, заполняя, таким образом, все пустоты рынка и помогая строить страну.

Россия уже занимается проблемой внутренних инвестиций

Самое интересное, что это так. Несмотря на вопли неолибералов и их российских сторонников о том, что «надо все отпустить» и «рынок сам все расставит на свои места», очевидно, что их концепциям подобного рода недостает здравого смысла. Зато его проблески стали заметны в действиях российских властей, которые все-таки не захотели упустить шанс вложить нефтедоллары во что-то стоящее, а не просто дождаться, когда они затеряются где-то между Центробанком и МВФ.

Президент России Владимир Путин отметил, что серьезное внимание уделяется обновлению основных фондов. Так, за период 2002-2005 годов инвестиции в основной капитал выросли в 2 раза, и значительная доля этих инвестиций приходится на транспорт и связь, обрабатывающие производства и сектор добычи полезных ископаемых. Так что даже постепенно стала сокращаться степень износа основных фондов в этих отраслях.

По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, в 2005 году инвестиции в основной капитал в России составили 3,431 трлн рублей (порядка $125 млрд). В мае 2006 года инвестиции в основной капитал в России выросли на 14,6% по сравнению с аналогичным периодом 2005 года и составили 314,6 млрд рублей (одни только непрограммные инвестиции в основные фонды из бюджета стоили более 114 млрд рублей).

Но этого все равно очень мало — на 2005 год износ основных фондов по базовым отраслям экономики РФ составлял в среднем от 40 до 80%, а по данным МЭРТ, уровень инвестиций в Россию остается низким — на уровне 18% ВВП, также как и темп их прироста, и Россия нуждается в дополнительных инвестициях в основные фонды и в структурные реформы.

Где же взять еще денег на перевооружение экономики, кроме бюджета? Есть несколько возможных путей.

Путь первый: опять этот Стабфонд!

В России существует Стабфонд, объем которого на 1 июля текущего года составил 2 трлн 66,8 млрд рублей (порядка $74 млрд), но эти средства, по словам президента РФ Путина, могут быть направлены на покрытие дефицита федерального бюджета при резком снижении цены на нефть на мировом рынке.

И только если накопленная за год сумма превысит 500 млрд рублей, то в соответствии с законодательством о бюджете средства фонда могут использоваться и на другие цели. Но очевидно, что не более этих 500 млрд, а то и менее.

Кроме того, по словам президента, часть средств фонда должна быть зарезервирована для обеспечения стабильных социально-экономических условий в стране на долгосрочную перспективу, то есть фактически в пользу будущих поколений. Так что Стабфонд вряд ли все-таки будет использоваться активно для инвестирования в реальную экономику, хотя возможно, отсюда и будут черпать средства понемногу.

Путь второй: Инвестиционный фонд

Однако, у нас уже есть недавно созданный, пополняемый отчислениями с продажи нефти и сэкономленными на досрочной выплате внешних долгов средствами Инвестиционный фонд, которым от имени правительства управляет МЭРТ, целью которого является софинансирование государством вместе с частным сектором крупных, ценой не менее 5 млрд рублей, инфраструктурных проектов, 6 из которых уже одобрены к софинансированию.

Объем Инвестфонда, по данным Минфина, в 2007 году может превысить 160 млрд рублей, а на 2006 год запланирован в объеме 69,7 млрд рублей.

Конечно, этих денег тоже сравнительно мало для серьезного экономического рывка. Например, только на нужды нацпроекта «Образование» было выделено 200 млрд рублей, и большая часть из них пошла на выплаты школам и учителям, а не на технологические инвестиции. А плавучая АЭС мощностью в 70 мегаватт, которую Россия планирует построить к 2010 году, стоит 9,1 млрд рублей.

При этом размер Инвестфонда не позволяет быстро перестраивать экономику — по сведениям МЭРТ, всего лишь 7 проектов, уже одобренных правительственной комиссией для софинансирования из Инвестфонда по состоянию на 3 августа стоят 667 млрд рублей, причем от фонда требуется 164,1 млрд, что, очевидно, превышает его запланированный размер на следующий год. В МЭРТ при этом отмечают, что могут «столкнуться с ситуацией, когда объем проектов превысит размер Инвестфонда».

Что же говорить о возрождении всей экономики, у которой только обновление основного капитала стоит не менее 300 млрд рублей в месяц?

Путь третий: венчурная компания

Выход, который нашли российские власти, — развитие софинансирования вместе с частными инвесторами. Для этого часть средств Инвестфонда в 2006 и 2007 годах в размере около 15 млрд рублей будет направлена в уставный капитал Венчурного фонда, как заявила замглавы Минфина РФ Татьяна Голикова.

Очевидная цель Венчурного фонда — финансирование ОАО «Российская венчурная компания» (РВК) с долей государства в акционерном капитале 100%, которая будет создана примерно в ноябре — с целью стимулирования венчурных инвестиций в инновационную деятельность.

При этом, по словам директора департамента стратегии социально-экономического развития МЭРТ Саида Баткибекова, в рамках РВК будет создано не менее 10-ти венчурных фондов (ВФ) в форме закрытых ПИФов, из которых сложно вывести деньги на сторону и за которыми будет внимательно наблюдать Федеральная служба по фондовым рынкам (ФСФР).

Государство будет вносить в уставный капитал этих фондов от 600 млн до 1,5 млрд рублей, при этом госдоля не будет превышать 49% уставного капитала. Остальное будут вносить частные соинвесторы.

При этом государство берет на себя значительную часть рисков по венчурному инвестированию, но отказывается от прибыли. Баткибеков объяснил это тем, что венчурное инвестирование не является высокодоходным, к тому же частный бизнес сейчас не идет в эту сферу, и государственные инвестиции нужны, чтобы «закрыть дыру» в финансировании начального этапа технологических разработок.

Далее МЭРТ будет конкурсно отбирать для финансирования через ВФ 10-20 крупных управляющих компаний, имеющих опыт венчурного инвестирования и инновационной деятельности. Эффективность венчурных фондов можно будет оценить только через несколько лет — постановлением правительства срок деятельности таких фондов будет установлен на 10 лет.

«Фонд можно будет считать эффективным, если его стоимость вырастет по отношению к начальным инвестициям. Это означает, что инвестиционные компании получили прибыль и технологии, которые разработали наши ученые, нашли свое выражение в продуктах, которые нашли рынки сбыта», — отметил Баткибеков.

Эффективно ли решен вопрос привлечения инвестиций в РФ?

Итак, мы видим, что бюджет не может взять на себя всю нагрузку по инвестированию в российскую экономику — те огромные средства, которые уже тратятся государством, слишком медленно обновляют основные фонды, хотя процесс уменьшения износа, по словам президента, начался. Но кроме этого требуется технологическое обновление основных фондов, инвестиции в совершенно новые проекты, многие из которых стоят очень дорого. Значит, требуются частные инвестиции.

Страна пытается решить этот вопрос как с точки зрения ресурсов, так и с точки зрения организации соответствующих механизмов. Основаны Инвестиционный фонд, который будет давать деньги на такое софинансирование, и РВК, которая организует механизм соинвестирования и привлечения частных инвесторов через соответствующие ПИФы.

Решение достаточно грамотное, но несколько принципиальных вопросов могут свести новые начинания просто к очередному «благому намерению», а то и утечке нефтедолларов в руки «дельцов». Инвестиционная политика государства требует очевидной доработки, и вот почему.

Проблемы Инвестфонда и венчурной компании

Во-первых, Инвестфонд не столь велик, как хотелось бы, а деньги Стабфонда бдительно охраняются от инвестирования в экономику, что, впрочем, понятно, потому что нельзя просто отдать деньги олигархам — для этого требуется создавать предприятия, принадлежащие государству, на что ведомства, привыкшие распределять деньги, но не планировать построение заводов, по-видимому, неспособны.

Во-вторых, эксперты высказывают опасения, что Инвестфонд, контролируемый министерством, наделенным правом выбора получателей средств — инвесткомпаний, превратится просто в очередную кормушку для «своих» людей, которые отмоют и переправят деньги на личные счета за рубежом.

В-третьих, из 46 проектов, поданных на рассмотрение в МЭРТ, было выбрано лишь около 10-ти, что говорит не только о том, что выделенных средств не хватает, но и о плохом качестве обоснования проектов. Еще бы, ведь составить ТЭО реального предприятия намного сложнее, чем торгово-закупочной фирмы. Между тем компетенции МЭРТ может не хватить для того, чтобы оценивать будущую пользу, например перспективных высоких технологий — для этого нужны ученые, а не экономисты.

В-четвертых, высказывают опасения, что изначальная расчетная стоимость большинства инвестиционных проектов в процессе его реализации повышается в 1,5-2 раза. С учетом того, что стадия высокотехнологичных разработок длится не менее 5-10 лет, эффект от проектов можно будет измерить еще не скоро, а вот дополнительные деньги придется давать — не бросать же проект на полпути.

Читайте также  Финансовые инвестиции и их основные источники

Это приводит к пятой проблеме — проблеме того, что неэффективность схемы софинансирования государством и частными инвесторами заложена в самом механизме его реализации. Ведь венчурное финансирование — финансирование с повышенным риском.

Создавая РВК, государство, разучившись планировать будущие потребности страны в научном и технологическом обеспечении, пытается переложить эту задачу на частных соинвесторов и снять с себя всякую ответственность. То есть официально провозглашает то, что будет тратить нефтедоллары фактически вслепую, «на авось», закладывая в механизм венчурного софинансирования большую долю риска: «попробуем, как получится». По словам того же Баткибекова, согласно мировому опыту, все инвесткомпании успешными не будут, но только у 3-4 компаний (из 10-20. ) будет успешное инвестирование. То есть от 60 до 75% средств, которые государство собирается вложить в венчуры, уже списаны со счетов!

Этот факт может говорить о многом — как о том, что Инвестфонд собирается стать «кормушкой», так и о том, что неэффективность (пропажа) вложения государственных средств не просто допускается государством в качестве ошибки, а планируется, причем в размере 3/4 от всей суммы.

Если это не наплевательское отношение к задаче, то опаснейшая неуверенность в правильности избранного пути, которой не должно быть у правительства. И эта неуверенность, очевидно, вытекает из «правил игры» — прав собственности на организуемые капиталы.

В этом смысле очень настораживает то, что государство готово отдавать инвесторам контрольные пакеты венчурных фондов, оставляя себе НЕ БОЛЕЕ 49% участия. Это, пожалуй, самая главная проблема новейшей инвестиционной политики России, из которой вытекают и все остальные.

Априори снимая с себя ответственность за вложения, не умея и не желая учиться предвидеть и оценивать технологические потребности будущего, фактически отказываясь от результатов успешных инвестпроектов, таких как прибыль, технологические разработки, право на торговлю продукцией, государство продолжает рыть себе яму либерального подхода к экономике.

При этом частные инвесторы получат все, Инвестфонд послужит еще нескольким людям, которые понравятся в МЭРТ, стать новыми олигархами среднего уровня, а государство просто «сольет» немалые средства в никуда.

Что делать? Возможные пути улучшения ситуации

У нас есть Стабфонд, но правительство неуверенно мямлит что-то о том, что никак нельзя и так далее! Это в корне неправильно! Мы живем в своей стране! Если что-то будет реально сделано, не стоит бояться растратить фонды!

Просто нужно знать, что именно делать — планировать потребности государства в технологических инвестициях и ставить конкретные долгосрочные цели. Для этого нужно определиться с идеологией, так как сверхдержаве, например, нужны ракеты и реакторы, лазеры и генетические исследования, мощный флот и авиация, социальные гарантии и работа для всех. А вот сырьевому придатку они не нужны.

Нужно исключить полнейшую неуверенность в результатах инвестиций — не пробовать, оставляя 75%-ую вероятность неудачи, а делать хорошо сразу. Корень неуверенности — незнание предмета, идеологическая аморфность и недержание в своих руках контрольного пакета, значит, надо сделать все наоборот.

Нужно отдать государству 51%, а не 49% участия в венчурных предприятиях! Это самое главное, что нужно сделать. Пусть инвесторы работают не в расчете «сшибить легкие деньги», а на совесть, рассчитывая на совместные с государством права на результаты высокотехнологичных разработок! Нам нужны люди, которые готовы работать здесь годами, десятками лет, а не бегать от проблем. Это касается и иностранных инвесторов, причем в рамках протекционизма вполне уместно, чтобы их доля в 49% оплачивалась не только соответствующими инвестициями, но и передачей России технологий, как уже давно делают в Китае.

Но делать это необходимо не вслепую, а тщательно спрогнозировав потребности. МЭРТ со всеми его экономистами неспособно оценить потребности России в новейших технологиях на десяток лет вперед.

Для этого нужна слаженная работа многих учреждений — как добывающих информацию по НТП, так и анализирующих ее, которая должна стекаться в специализированный центр (как например ВИНИТИ в СССР), на основании которой должна проводиться научно-практическая оценка проектов для отбора (например, специальным министерством. Почему-то идея создания для этого Национальной администрации экономического развития вызвала в правительственных верхах недоумение и непонимание). Между тем это совершенно необходимо, ведь нам нужны не столько новые торговые центры, сколько наукоемкие проекты, например, уже запланированные к постройке 40 новых энергоблоков АЭС, нам нужна база на Луне для добычи гелия-3 и альтернативная энергетика, нам нужно скоростное возобновление заводов, чтобы российские истребители 5-го поколения пребывали не в виде одного прототипа, а массово стояли на вооружении в армии, нам нужна своя фармацевтическая промышленность, выпускающая доступные по цене лекарства, нам нужны новые города, нам нужны эффективные вложения в реальное производство и инфраструктуру.

А МЭРТ пусть занимается своим делом — ищет деньги на проекты и организует торговлю их продукцией на внутреннем и мировом рынках.

Российским властям еще раз хочется пожелать «не пробовать, а делать». Наконец, провести политику не только «суверенной демократии», но и «алертной экономики» — раз у нас мало своих современных технологий, значит, надо их добывать (в том числе, и силами разведки). Быть внимательными к технологиям и взращивать наиболее эффективные.

Когда правительство перестанет «мямлить» и возьмет четкий и прозрачный курс на индустриальное возрождение России, задействовав для этого все доступные средства, вырастет и средний и малый бизнес (им дадут разгон большие проекты, повышающие занятость и зарплаты, чтобы у граждан появились средства для покупки ценных бумаг), тогда будут акционерные пекарни и парикмахерские, производства маек с русскими надписями и различные услуги.

Условия для роста малого и среднего бизнеса лежат не только в формальной законодательной «помощи» государства, но и в том, чтобы государство проводило политику не только внешнего, но и внутреннего протекционизма, протекционизма собственного народа от грабительской мировой конкуренции — как дав ему ресурсы и работу, так и защищая от вторжения ушлых торговцев через врата ВТО.

Нужны ли России инвестиции.

Вопрос о привлечении иностранных инвестиций обсуждается довольно часто.Да, российской экономике действительно нужны производственные инвестиции. По мнению экспертов Минэкономразвития, для достижения устойчивого развития России в ближайшие 20 лет потребуется инвестировать около $2 трлн. средств из разных источников или по $100 млрд. в год.

Проблема 2003 года, стоящая перед Россией, затрагивает все сферы деятельности. По оценкам специалистов, через год ожидается выбытие до 25% (в 2006 г. до 50%) производственных фондов вследствие их износа. И для обеспечения хотя бы его простого воспроизводства основного капитала объем инвестиций должен быть увеличен в 3 раза. Объем иностранных инвестиций в РФ в первом полугодии 2000 года составил около $4,8 млрд. Приток средств в январе-июне 2000 года увеличился почти на 12% по сравнению с аналогичным периодом 1999 года. Но это слишком мало для российской экономики.

В настоящее время Россия занимает далеко не первое место по количеству привлекаемых инвестиций.В развивающиеся рынки ежегодно инвестируются свыше $500 млрд. Россия же получает чуть менее $5 млрд ежегодно. Менее 1% — это несопоставимые масштабы инвестиционной активности по сравнению с тем, каким потенциалом обладает наша страна. Это, конечно же, абсолютно неудовлетворительный показатель с точки зрения тех темпов социально-экономического развития, которые необходимы Российской Федерации для того, чтобы вернуть себе достойное место среди развитых государств мира.Для модернизации реального сектора отечественной экономики необходимы ежегодные инвестиции в объеме до $100 млрд. Экспорт нефти и газа, внутренние источники накопления такого уровня инвестиций дать не могут. Поэтому активная интеграция России в мировые рынки — в первую очередь, в рынки капитала — должна рассматриваться Правительством РФ как приоритетная задача государственной инвестиционной политики.

Однако не стоит рассматривать инвестиции как панацею от всех недугов экономики, сами по себе они не могут поднять её на должный уровень. Но могут послужить стимулом, катализатором развития и роста внутренних инвестиций. В особенности это относится к прямым инвестициям, так как с ними в Россию поступают не только деньги, но и многолетний опыт, накопленный компаниями-инвесторами на мировых рынках. Иностранные инвестиции могут также послужить для временного смягчения денежных затруднений правительства, хотя и путем роста внешнего долга, а значит роста зависимости страны. Наконец, их рост является непременным спутником “встраивания” России в мировой цикл движения капитала и будет способствовать интеграции страны в мировое хозяйство, нахождению оптимальной “ниши” во всемирном разделении труда.

Многие аналитики считают, что привлечение иностранных инвестиций — проблема для России далеко не главная. Денег в стране довольно много. Проблема в том, как их расходует государство и предприятия. На сегодняшний день модель инвестиционной деятельности в стране неэффективна. Финансовые институты как источники инвестиций в полном объеме не выполняют свои функции. Фондовый рынок слишком спекулятивен, банки не рискуют или не могут выдавать крупные кредиты, несовершенство законодательной базы отпугивает многих иностранных инвесторов. Поэтому главными инвесторами являются сами предприятия, на долю которых приходится 84% всего объема инвестиций, в том числе почти 70% финансируется за счет их собственных средств — прибыли и амортизации.

Читайте также  Норма прибыли на инвестиции означает

Но даже имея необходимые средства для увеличения капитальных вложений в реальный сектор экономики, пока не видны результаты. И главной причиной является неэффективность менеджмента компаний. По расчетам, начисляемая в промышленности амортизация вдвое ниже уровня, необходимого для простого возмещения выбытия основных фондов, причем лишь около половины начисленной амортизации реально используется для финансирования капитальных вложений. В результате финансовые ресурсы предприятий, направляемые в инвестиции, в 3-5 раз меньше объема износа и выбытия основных фондов.

Имеющийся потенциал капитальных вложений используется лишь на 1/3. И если просуммировать все внутренние сбережения, то получится цифра, на порядок превышающая нынешний годовой объем инвестиций.

Подводя итоги, можно сказать, что сегодня российская экономика, не имея эффективную модель корпоративного управления, не может отказываться от иностранных инвестиций.

На данный момент в России налицо активизация инвестиционного процесса (хотя увеличение капиталовложений в перерабатывающие отрасли остается пока незначительным) и некоторое выравнивание распределения капиталовложений, в том числе иностранных, по регионам. Очевидно также, что развитие этого процесса в субъектах Федерации предопределяется положением дел в общероссийской экономике. Попытки руководства отдельных регионов локально усилить инвестиционную активность на подвластных территориях, в конечном счете, не удаются.

Например, доля иностранных инвестиций, приходящаяся на Новгородскую область, составляла в 1995 году около 0,5 процента от общего их объема. В 2000 году она оставалось на том же уровне, а за 9 месяцев 2001 — снизилась до 0,3 процента. Динамика и структура инвестиций в экономику России (по данным органов государственной статистики) приведены втаблице 1. Сумма инвестиций из Федерального бюджета за последние четыре года увеличилась всего на 17%, тогда как общий объем инвестиций за этот же период увеличился на 75%.

Таблица 1. Десять регионов с наибольшим объёмом прямых иностранных инвестиций.

Объем прямых иностранных инвестиций в 2000 г.(тыс. дол.)

Доля в общем объеме прямых иностранных инвестиций в 2000 г.(%)

Отраслевая структура иностранных инвестиций в последние годы характеризуется увеличением вложений направляемых в промышленность на фоне сохранения интереса иностранных инвесторов к сфере торговли и общественного питания, а также транспорта и связи. Из этого можно сделать обузкой отраслевой направленностипрямых иностранных инвестиций, так как львиная их доля приходится либо на экспортно-ориентированные отрасли (нефтехимия, горнодобывающая промышленность, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленности), либо на сверхприбыльные проекты с малым сроком окупаемости (торговля, телекоммуникации, общественное питание, пищевая промышленность, финансовые услуги, строительство).

Такой “отраслевой перекос” не случаен — он в значительной мере отражает реальное положение сегодняшней России в международном разделении труда. Страна выступает на мировой экономической сцене как экспортер сырьевых ресурсов и продуктов первого передела, и как импортер иностранной высокотехнологичной продукции и услуг, рассчитанных в первую очередь на потребительский спрос. В то же время такая отраслевая структура инвестиций свидетельствует и о том, какие категории иностранных инвесторов в первую очередь готовы производить прямые вложения в Россию, невзирая на высокие риски и крайне неблагоприятный инвестиционный климат. Прежде всего, это:

крупнейшие транснациональные корпорации, рассматривающие вложения в Россию как способ получения доступа к российским ресурсам и внутреннему рынку. Инвестиции в Россию являются для них лишь относительно небольшой частью глобальной долгосрочной инвестиционной стратегии, что позволяет им мириться с высокой рисковостью и временной невыгодностью вложений. К этому разряду можно отнести крупнейших иностранных инвесторов в российском топливно-энергетическом комплексе (Exxon, Amoco, Occidental Petroleum), химической промышленности (Procter & Gamble), пищевой промышленности (Coca-Cola, BAT Industries, Phillip Morris), финансовом бизнесе (Chase Manhattan Bank, Citibank, ABN-AMRO), отчасти — в области телекоммуникаций (Siemens, Alcatel, US West);

средний и мелкий иностранный капитал, привлекаемый в Россию сверхвысокой рентабельностью и быстрой окупаемостью отдельных проектов (как правило, при этом, не требующих очень высоких капитальных затрат), прежде всего — в торговле, строительстве и сфере услуг. Указанные преимущества перекрывают в глазах этих инвесторов общие недостатки и риски, присущие инвестиционному климату России;

инвесторы из числа представителей российской диаспоры в зарубежных странах, а также компании, вкладывающие в Россию незаконно вывезенный за ее пределы и легализованный за рубежом капитал. Для таких инвесторов также в первую очередь характерны вложения в высокорентабельные и быстроокупаемые проекты; риски инвестиций в Россию для них существенно снижаются за счет хорошего знания местной специфики и обширных деловых и статусных контактов в стране.

Описанная тенденция ведёт к неравномерному отраслевому и территориальному распределению инвестиций. Иностранный капитал, не оказывая значительного воздействия на развитие национального хозяйства в целом, играет сейчас роль “катализатора роста” лишь в нескольких узких секторах производства, ориентированных в первую очередь на зарубежный спрос. Развитие этой тенденции даже при количественном росте иностранных инвестиций может привести к т.н. “венесуэлизации” российской экономики — структуре национального хозяйства, при которой налицо ослабление связей и глубокий технологический разрыв между передовыми экспортно-ориентированными отраслями, в значительной мере контролируемыми иностранным капиталом, и примитивным, низко-производительным производством в других отраслях, ориентированных только на внутренний спрос. Избежать этого и добиться существенного количественного увеличения прямых иностранных вложений в российскую экономику можно путем выработки комплексной государственной программы по привлечению иностранных инвестиций.

За последние годы с иностранными инвесторами был заключён ряд сделок. Одними из крупнейших сделок, совершённых в 200-2001гг., были:

КредитKomerzbankТНК в $672 млн. (увеличение нефтедобычи на Самотлорском месторождении);

Eximbankвыдает кредит ТНК в размере $278 млн. (модернизация Рязанского НПЗ);

КредитЕБРР«ЛУКойлу» в размере $150 млн.;

ЕБРРоткрывает кредит «Северостали» в размере $35 млн.;

КредитЕБРРЧелябинскому электролитно-цинковому заводу в $15 млн.

Несмотря на это, объем прямых иностранных инвестиций, осуществляемых в России, крайне незначителен по сравнению с другими странами с переходной экономикой. При наличии огромных природных ресурсов страны и высококвалифицированных трудовых кадров, в 1995-2000 гг. ежегодный приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в российскую экономику составил лишь20 дол. СШАна душу населения, что является ничтожно низким показателем по сравнению с Венгрией, где ПИИ на душу населения достигли220 дол. СШАв год, и Чешской Республикой, где этот показатель равен134 дол. США. Даже учитывая то обстоятельство, что в небольших странах объём ПИИ на душу населения обычно оказывается более высоким и что положительную роль в привлечении иностранных инвестиций сыграли как географическая близость Венгрии и Чехии к Западной Европе, так и перспективы присоединения этих стран к Европейскому Союзу, масштабы ПИИ в России не могут не внушать пессимизма. Неготовность иностранных инвесторов вкладывать средства в России принято объяснять отсутствием в стране политической стабильности и благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности. Западные средства массовой информации обычно изображают Россию как страну-банкрота, в которой царят беззаконие, коррупция и насилие и которую контролируют криминальные мафиозные структуры. Сложился стереотип о том, что честно и открыто вести бизнес в России невозможно, этому препятствуют либо мафия, либо само государство, которое не способно, а иногда и не желает защищать интересы иностранных предпринимателей и инвесторов.

Еще пару лет назад на вопрос: «Почему в Россию не идут инвестиции? » отвечали: «Из-за высокой инфляции, экономической и политической нестабильности в стране». Сейчас эти проблемы в России в основном решены. Однако инвестиций это не прибавило. Причина крайне проста. Инвесторы боятся вложений в российские предприятия, опасаясь нарушений своих прав, в том числе менеджментом предприятий. События последнего времени только подтверждают опасения инвесторов, достаточно вспомнить череду громких корпоративных конфликтов, потрясших страну в 1999 — 2000гг. Среди них противостояние нефтяных компаний, попытка деприватизации Ломоносовского фарфорового завода, вооруженный захват Качканарского ГОКа, конфликт по поводу перехода на единую акцию «Сургутнефтегаза».

Однако инвестиционной деятельностью в России занимаются многие иностранные компании.Основными странами — инвесторами, осуществляющими значительные инвестиции в российскую экономику, являютсяГермания, США, Кипр, Великобритания, Франция, Нидерланды, Италия.На долю этих стран приходилось 76.3% от общего объема накопленных иностранных инвестиций, в том числе на долю прямых — 74.8% от общего объема накопленных прямых иностранных инвестиций.Наибольший объём инвестиций приходится на США(20,2%), далее идут Германия(18,9%) и Кипр(15,6%), замыкают список Великобритания и Нидерланды — 7,3 и 5,1% соответственно. Наиболее привлекательными отраслями промышленности для иностранных инвесторов являются пищевая промышленность, на которую приходится 13,5% иностранных инвестиций или 31% инвестиций в промышленность, черная металлургия (10,4% и 23,9%) и нефтедобывающая промышленность (5% и 11,5%).

Источники: http://www.vkpress.ru/projects/politrazbor/nuzhny-li-rossii-inostrannye-investitsii/?id=121578, http://www.trinitas.ru/rus/doc/0230/003a/02301036.htm, http://studwood.ru/1573284/ekonomika/nuzhny_rossii_investitsii

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто