Фонд прямых инвестиций инвестиции в европу

Фонд прямых инвестиций

Фонд прямых инвестиций — это инвестиционный фонд, который вкладывает деньги в реальные активы или получает контроль над конкретным предприятием (покупая крупный пакет его акций, дающий право на участие в управлении компанией).

Анализ развития фондов прямых инвестиций за рубежом и в России

Проанализируем динамику развития прямых инвестиций в Российской Федерации и за рубежом.

ФПИ базируются преимущественно в США и Великобритании, и основную долю в объектах их инвестирования все еще занимают их национальные рынки. Тем не менее, в последнее время фонды расширяют сферу своей деятельности и все больше инвестируют в другие страны и регионы мира. В 2005 г. 10% всех вложений ФПИ были осуществлены вне Европы и Северной Америки. При этом в Европе отмечался резкий рост важности рынков акционерного капитала, связанный с динамикой евро и растущей интеграцией финансовых рынков. В Азии средства подобных фондов привлекали компании с растущим потенциалом, но с финансовыми трудностями вследствие финансового кризиса (или длительной рецессией — в случае Японии). Совсем недавно к этим стратегиям ФПИ присоединились фонды иного вида — хеджевые. Они также начали участвовать в сделках поглощений и стали конкурентами традиционных ТНК и ФПИ, вложив в 2005 г. 1 200 млрд. долл. По оценкам, в 2006 г. 500 млрд. долл., или 38% валовых активов ФПИ по всему миру управлялись фондами фондов.

В 2005-2006 гг. ФПИ активно инвестировали по всему миру, особенно в Азии, в т. ч. в Японии, и в ЕС. Исторически низкие процентные ставки, высокая ликвидность инвесторов и хорошие показатели деятельности частных фондов акций привели к росту вложений в сами фонды. Половина средств была инвестирована в фонды венчурного капитала. Бoльшую часть (85%) средств аккумулировали американские и британские фонды. Однако в США рынок акций всегда занимал более важное положение, чем в других странах. Таким образом, Северная Америка и Великобритания продолжают оставаться важнейшими регионами роста фондов и инвестиций ФПИ, однако континентальная Европа и Азия (особенно Западная) их догоняют.

Пока что большинство ФПИ инвестируют в свою собственную страну/регион. Однако все большие средства вкладываются за границей. Зачастую ФПИ конкурируют с традиционными ТНК при поглощениях иностранных компаний. В 2005-06 г. они были вовлечены в несколько сделок, ставших крупнейшими выкупами в мире. В 2006 г. из 889 трансграничных СиП коллективных инвесторов двумя крупнейшими были поглощение Philips Semiconductor (Нидерланды) на 9,5 млрд. долл. компаниями KKR, Bain Capital, Silver Lake Partners, Apax и AlpInvest Partners NV; и Altana Pharma (Германия) за 5,8 млрд. компанией Nycomed (Дания) с привлечением ФПИ Avista Capital Partners (США) и др.

Повышательный тренд прямых инвестиций (ПИ), начавшийся в 2004 г., продолжился до середины 2008 года. В 2005 г. притоки глобальных ПИ выросли на 29% до 916 млрд. долл., что на 27% выше, чем в 2004 г. В 2006 г. мировые ПИ росли и достигли 1 306 млрд. долл., т. е. объем инвестиций приблизился к рекордной отметке в 1 411 млрд. долл., зафиксированной в 2000 г.

Несмотря на кризис на финансовых рынках, объем прямых инвестиций (ПИИ) по всему миру в 2007 году установил новый рекорд, превысив 1,5 трлн долл. Об этом свидетельствует ежегодный доклад конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). В 2008 потрясения на финансовых рынках снизили объемы ПИ, но лишь незначительно.

Значительный рост ПИ и связанного с ним международного производства отражал, прежде всего, довольно стабильное развитие мировой экономики и увеличивающиеся корпоративные прибыли во многих странах мира, дальнейшую либерализацию экономической политики и прочие специфические факторы, такие как движение денежного капитала, развитие товарных и фондовых рынков. Также увеличению ПИИ способствовали трансграничные слияния и приобретения (СиП), как по стоимости, так и по количеству трансакций. Притоки ПИИ увеличились и в развитые, и в развивающиеся страны. Их концентрация между несколькими государствами продолжала оставаться высокой, она даже несколько усилилась с 2000 г. для развивающихся стран и с 2003 г. — для развитых. Тем не менее, их уровень был значительно ниже, чем в 1980-е гг., когда совсем немного стран получали ПИИ значительных размеров, или в конце 1990-х гг., когда распространение ПИИ было особенно искажено крупномасштабными СиП. Рост 2006 г. был широко разбросан географически, так же, как и в предыдущем году, однако более ярко выражен в развитых странах, чем в развивающихся. Поэтому, вопреки рекордным притокам средств в развивающиеся страны, их доля в мировых потоках ПИИ несколько снизилась, и увеличился разрыв между развитыми и развивающимися государствами. Однако этот разрыв был меньше, чем в течение многих предшествующих лет.

За рубежом, главным образом в США и некоторых странах Западной Европы, механизмы прямого финансирования предпринимательских проектов широко используются на практике уже не одно десятилетие и получают в последние годы все более широкое распространение. Общий мировой рынок прямых инвестиций превзошел в середине 90-х годов 100 млрд. долл. За один только 2006 год новые инвестиции венчурного капитала в США составили около 10 млрд. долл. , а на европейском континенте — почти 8 млрд. долл.

Возможно эти цифры не производили бы столь большого впечатления на фоне общих инвестиционных расходов, если бы не одно существенное обстоятельство. Дело в том, что именно прямые инвестиции, с присущими им отличительными особенностями, сыграли во второй половине ХХ века важнейшую роль в реализации крупнейших научно-технических нововведений в области микроэлектроники, вычислительной техники, информатики, биотехнологии и в других наукоемких отраслях производства.

Не случайно поэтому развитию прямых нвестиций активно содействуют государственные органы ряда ведущих индустриальных стран. Они исходят при этом из необходимости повышения конкурентоспособности национальной промышленности в условиях обострения соперничества на мировом рынке. Немалую роль играет и забота о поддержании уровня занятости населения, в том числе, через создание новых рабочих мест в малом бизнесе. фонд инвестиция финансирование портфельный

Результаты целенаправленного государственного вмешательства в рассматриваемой области хорошо видны на примере стран Западной Европы, которые до начала 80-х годов заметно отставали от США по суммарному объему аккумулированных из различных источников и работающих на экономику фондов прямых инвестиций, а уже в 1991 г. вместе взятые не только догнали, но и обошли американцев.

Практика прямых инвестиций была привнесена в Россию из за рубежа. Ее возникновение и развитие оказалось результатом политических и административных реформ, за которыми стояло стремление внедрить принципы рыночного хозяйства трансформирующуюся экономику страны, и следствием рациональной частной инициативы, отвечающей на внутренние потребности развития местного предпринимательства и рынка.

В последние пять лет в России бурно развивается рынок прямых инвестиций. Сделки стали крупнее. Так, за минувшие восемь месяцев их средняя величина достигла 60 млн долларов США. Неуклонно растёт и число сделок: за рассматриваемый период их было совершено двадцать восемь.

Пока что на рынке доминируют местные игроки. Они управляют средствами на сумму около 10 млрд долларов США, а в их распоряжении, по некоторым данным, находится примерно 40 млрд долларов США. Некоторые из них являются подразделениями инвестиционных банков, другие связаны с ведущими финансово-промышленными группами. Вместе с тем большое количество крупнейших сделок с участием частного капитала заключили и зарубежные участники рынка. Самая крупная из них, на сумму 800 млн долларов США, была проведена в апреле 2008 года, когда американский фонд прямых инвестиций TPG Capital выкупил 50-процентный пакет акций SIA International, крупнейшей в России компании по оптовой торговле фармацевтической продукцией. До этой сделки самой крупной сделкой (на сумму 500 млн долларов США) было приобретение фондом прямых инвестиций из Великобритании в октябре 2007 года компании «Нидан Соки», ведущего российского производителя соков. Большинство же сделок колебалось в пределах от 10 млн до 50 млн долларов США. Наивысшая активность наблюдалась в секторе потребительской продукции и в розничной торговле, но значительные по стоимости сделки совершались также и в инфраструктуре, перерабатывающей отрасли, строительстве, а также на рынке недвижимости и финансовых услуг.

В силу благоприятных макроэкономических условий Россия стала привлекать внимание международных инвесторов. Несмотря на то, что это не всегда самая удобная площадка для осуществления инвестиций, потенциальные выгоды компенсируют приложенные усилия. Учитывая относительно низкий уровень прямых иностранных инвестиций и продолжающийся процесс консолидации, у новых участников рынка есть преимущества первопроходцев.

Основной интерес прямые инвестиции в России вызывают быстрорастущие неконсолидированные сектора Российской экономики:

  • — финансовые услуги;
  • — потребительский сектор и розничная торговля;
  • — медицина и фармацевтика;
  • — связь и телекоммуникации;
  • — Интернет и электронная коммерция.
Читайте также  Сущность инвестиций и формы их осуществления

По оценкам KPMG, в 2009 году доля фондов прямых инвестиций в суммарном объеме слияний и поглощений в России увеличится с нынешних 4,5% до 8-10% Однако, это все равно ниже, чем в США, где фонды участвуют к каждой третьей сделке слияний и поглощений.

По статистике РАВИ, в 2006 году средний объем сделки в индустрии прямых инвестиций составлял 8 млн. долларов, в 2007-м он уже повысился до 26 млн. долларов, а в 2008 среднестатистическая сделка превысила 50 млн. долларов.

За 15-17 лет своей истории индустрия прямых инвестиций в России в полной мере начала функционировать по классическим законам, обрела ясную структуру и стала одним из важнейших факторов, обеспечивающих экономический рост страны путем мобилизации внутренних инвестиций и привлечения иностранных инвестиций в экономику.

Особенность России в настоящее время — это достаточно развитый, по мировым стандартам, сектор прямых инвестиций, ориентированный на стадию расширения и реструктуризации компаний, а также очень небольшое число созданных в России венчурных фондов, что подтверждается исследованиями РАВИ. С учетом неблагоприятных факторов (несовершенство законодательства, неразвитость фондового рынка, низкая инвестиционная активность и др.) инвесторы в России предпочитают менее рискованные способы получения дохода и вложение в уже существующие компании.

Нестабильная ситуация на российском банковском рынке открывает новые возможности для фондов прямых инвестиций (ФПИ, Private equity funds). По оценке экспертов, в казахстанскую экономику в течение 3—4 лет будет инвестировано более $1 млрд. Однако для полноценного развития рынка ФПИ необходимо преодолеть такие проблемы, как недостаточная транспарентность бизнеса и несправедливая конкуренция со стороны представителей политических элит.

Как известно, прямые инвестиции — наиболее гибкий вид финансирования развития бизнеса, доступный тогда, когда остальные источники не могут быть использованы. Сотрудничество фонда с компаниями может строиться различным путем: фонды могут выступать как отстраненными финансовыми инвесторами, так и участниками бизнеса, активно вмешиваясь в операционную деятельность. Private equity фонды, как правило, выходят из проектов в течение 3—7 лет, получая в этот период доходность на уровне 30—40% годовых. По оценке экспертов, прямые инвестиции — сравнительно дорогой вид инвестиций, которые накладывают дополнительные обязательства на компанию. Например, фонды снижают риски, подписывая соглашения, противостоящие размыванию капитала, получают право на информацию, право первого выхода из проекта, вето на крупные транзакции.

Ситуация, сложившаяся на российском банковском поле, в частности, снижение объема выдаваемых кредитов, предоставила серьезные возможности для ФПИ сыграть более важную роль в экономике страны.

Наиболее привлекательными отраслями российской экономики для ФПИ являются банковский сектор, в частности средние и маленькие банки, а также сектор производства строительных материалов с учетом ожидаемого возобновления строительного бума. В России очень много малых и средних предприятий, которые интересны ФПИ, в частности в индустрии туризма, которая пока слаборазвита. Интересна отрасль здравоохранения, Правительство России инвестирует в нее миллиарды долларов. К тому же объемы рынка только фармацевтической отрасли составляют $700 млрд., темпы роста — 12%. Также ФПИ проявляют особый интерес к сектору недвижимости.

Однако, по оценке экспертов, российским компаниям необходимо понять, какие выгоды сулит сотрудничество с ФПИ, и научиться мыслить более широко. На отечественном рынке присутствуют такие факторы, как недостаточность понимания подобного вида финансирования и недопонимание роли фондов акционерами компаний. «Ментальность построения империй превалирует над концепцией увеличения стоимости акционерного капитала. Несмотря на то, что период дешевых банковских средств закончился, акционеры не хотят принимать новых реалий. Однако надо понять, что в течение 2 лет дешевых денег не будет. Есть еще одна особенность, присущая Ролссии и странам СНГ, — несправедливая конкуренция со стороны политических элит и все еще слабая судебная система, порой не обеспечивающая права на собственность.

Доверие инвесторов к государственной системе страны является ключевым моментом в вопросах привлечения прямых инвестиций. «Есть вопросы касательно прав собственности, коррупции — все это замедляет приток инвестиций в страну. Транспарентность — очень важный момент, а Россия находится на 90-м месте из 180 стран по индексу транспарентности. Это, естественно, замедляет приток инвестиций в страну.

Еще одной проблемой развития ФПИ является нехватка квалифицированных местных кадров, которые могли бы обеспечить рост этого рынка. Россия — молодая страна в плане управленческого опыта. Поэтому не нужно терять свои таланты, которые уходят за границу. Необходимо привлекать их обратно.

Сегодняшняя ситуация на финансовом рынке, которая вызвала снижение стоимости активов, несомненно, привлекает ФПИ. Однако ими движет не только этот фактор. ФПИ представляют собой альтернативу банковскому инвестированию и долговому рынку. Поэтому сегодня некоторым предпринимателям проще рефинансироваться путем продажи части пакета акций ФПИ, учитывая, что ставки по банковским кредитам достаточно непривлекательны и схема получения денег в самих банках усложнилась. Привлечение ФПИ в капитал компании привлекательно тем, что этот инвестор не требует ежемесячного погашения по своим инвестициям.

ФПИ интересны компании, как находящиеся в состоянии пред-IPO, так и компании средней капитализации. Разница только во временном горизонте инвестиций. В капитал компаний, которые готовятся к публичному размещению, можно войти на 1—2 года. В развивающиеся компании ФПИ могут войти на более длительный срок — 5—7 лет. Private equity funds будут стремиться выкупать контрольный пакет акций, поскольку в наших условиях невозможно работать с небольшим пакетом акций.

Секторы, которые интересны private equity funds, — это розница, финансовые организации, небольшие банки, и, наверное, все то, что связано с товарами народного потребления — супермаркеты, аптечные сети. «Business to business» не так интересен сам по себе. В стратегические секторы — нефть, газ, металлы — private equity funds зайти не могут, поскольку там много крупных национальных и иностранных компаний. Так что, если и говорить о секторах, где ФПИ могли бы работать, то это розница.

Количество ФПИ на российском рынке будет увеличиваться, но не очень сильно. Это связано с тем, что свободных ниш в экономике не так много, однако нынешняя ситуация на внутреннем финансовом рынке будет способствовать росту числа этих игроков.

Кризис не отбил у фондов прямых инвестиций охоту работать в развивающихся странах, но изменил приоритеты, свидетельствуют результаты пятого ежегодного исследования Ассоциации фондов прямых инвестиций на развивающихся рынках (EMPEA) и фонда Coller Capital, пишут Ведомости. 78% инвесторов этих фондов готовы в ближайшие пять лет увеличить вложения, 49% — в ближайшие два года. Из тех, кто не работает на развивающихся рынках, 35% готовы выделить деньги в 2009-2010 гг.

Экономики развивающихся стран — единственные, что продолжают расти: у работающих здесь фондов хорошие перспективы — цены активов снизились, а потребность в прямых инвестициях велика, другие источники финансирования сократились.

Качество корпоративного и политического управления во многих развивающихся странах улучшилось, считают в Coller. Наибольшим интересом инвесторов в горизонте 12 месяцев пользуются Китай, Бразилия и Индия (в таком порядке), пишет издание.

Россия (страны СНГ) опустилась с точки зрения привлекательности для инвесторов на 9-е место; в 2008 году она была на 6-м. 74% инвесторов считают регион непривлекательным для вложений в течение ближайшего года. Россия (СНГ) — единственный в исследовании регион, который в ближайшие год-два скорее потеряет больше инвесторов, чем привлечет.

Негативное восприятие России западными фондами частично объясняется тем, что они судят по СМИ.

Инвесторы, не очень хорошо знакомые с ситуацией в России, опасаются, что их долгосрочные инвестиции могут пострадать из-за вмешательства властей. Но есть иностранные фонды, прекрасно разбирающиеся в хитросплетениях российской жизни и успешно работающие в России, заключает она.

Учреждение фонда альтернативных инвестиций в Европе

Учреждение фонда альтернативных инвестиций в Европе: выбор юрисдикции

Одним из наиболее сложных решений перед открытием европейского инвестиционного фонда является выбор наиболее оптимальной юрисдикции. В Европе существует несколько благоприятных центров для регистрации такого фонда: Люксембург, Ирландия, Мальта и Нидерланды, каждый из которых имеет свои особенности и преимущества. Чтобы выбрать правильную юрисдикцию, учредители фонда должны провести предварительный анализ подходящих юрисдикций или получить полноценное правовое заключения, в котором будут учтены индивидуальные особенности.

Люксембург

Самая популярная юрисдикция в Европе для регистрации инвестиционного фонда — Люксембург. По состоянию на конец 2017 года в Люксембурге насчитывалось около 14400 фондов, включая субфонды, в которых находилось 4 триллиона евро под управлением.

Начиная с 2004 года в Люксембурге действует такой “правовой инструмент” (legal vehicle), как SICAR (Société d’investissement en capital à risqué), который используется для поддержки частного капитала и венчурных инвестиций. До 2013 года в Люксембурге действовал довольно устаревший режим с ограниченным партнерством — простое партнерство с ограниченной ответственностью (S.C.S.), основанное на Законе о компаниях 1915 года.

Учитывая это, в 2013 году, в то время, когда была введена Директива AIFM, власти Люксембурга создали люксембургский режим для партнерств с ограниченной ответственностью, что позволило Люксембургским фондам альтернативных инвестиций рассматриваться как партнерства с ограниченной ответственностью, которые не подлежат непосредственному надзору со стороны CSSF.

В то же время была введена новая структура в форме специального ограниченного партнерства (S.C.Sp.), которая позаимствовала лучшие элементы классического англо-саксонского партнерства с ограниченной ответственностью. И S.C.S., и S.C.Sp. могут использоваться для регулируемых и нерегулируемых партнерств, и с 2013 года было создано более 1400 партнерств с ограниченной ответственностью.

Читайте также  Инвестиции в системе рыночных отношений лекция

Ирландская юрисдикция по-прежнему является одной из наиболее популярных для регистрации инвестиционного фонда. В 2017 году в Ирландии насчитывалось около 7000 фондов, из которых почти 2000 — фонды альтернативных инвестиций, управляющие капиталом на сумму более 2 триллионов евро.

В Ирландии существуют две основные правовые формы для инвестиционного бизнеса: публичная компания с ограниченной ответственностью (public limited company, Plc), которая используется как фонд открытого (open-ended) или закрытого типа (closed-ended), и ирландское учреждение для управления активами (Irish collective asset management vehicle, ICAV). Долгое время наиболее популярной формой была Plc, которая еще получила название Part XIII Company, в честь соответствующей 13-ой главы ирландского закона о компаниях, которая ввела понятие инвестиционного фонда. Но после того как в марте 2015 года появилась новая форма ICAV, то уже за первые 2 года работы было зарегистрировано более 300 ICAV.

ICAV является частным законодательством, поэтому общий закон о компаниях Ирландии по отношению к ним уже не применяется. Кроме того, ICAV представляет собой корпоративную компанию “check-the-box”, которая выгодна тем, кто хочет выйти на рынок для инвесторов, облагаемых налогом в США, и зонтичные ICAV могут подготовить отдельные аудированные финансовые отчеты для отдельных субфондов. С маркетинговой и налоговой точки зрения ICAV представляет собой усовершенствованную модель ирландского Plc.

ICAV имеет следующие основные характеристики:

  • авторизация и надзор Центральным банком Ирландии;
  • учреждение в качестве UCITS-фонда или AIF-фонда;
  • в случае учреждения в качестве AIF-фонда структура может быть открытого или закрытого типа, или с ограниченной ликвидностью;
  • возможно учреждение фонда зонтичного типа с разделенной ответственностью между субфондами;
  • несколько классов акций;
  • активы ICAV-фонда должны быть размещены в депозитарии;
  • место управление должно быть с территории Ирландии;
  • исполнительным органом должен быть совет директоров, состоящий минимум из 2 директоров.

В отличии от публичной компании с ограниченной ответственностью, если менеджер ICAV-фонда хочет изменить договор об учреждении или устав, то ему не нужно проводить голосование акционеров. Они также могут отказаться от своего годового собрания, предупредив об этом за 60 дней, и в отличие от Plc в ICAV нет законодательно установленного требования о распределении рисков.

Мальта — лидирующая юрисдикция для фондов малого масштаба. Мальтийский финансовый регулятор MFSA считается крайне лояльным для стартап-фондов и предлагает свою помощь в обслуживании такого фонда.

На Мальте существует несколько вариантов ОПФ для регистрации фонда: инвестиционная компания с переменным капиталом (SICAV), инвестиционная компания с постоянным капиталом, партнерство с ограниченной ответственностью с акционерным капиталом или без него, паевый фонд и фонд на договорной основе без образования юридического лица. SICAV остается наиболее популярным решением, позволяющим создать фонд зонтичного типа.

Нидерланды

В Нидерландах действует так называемый “легкий” режим AIFM, который обычно привлекает стартап проекты, расположенные вне Нидерландов, и не требующие больших расходов на создание и обслуживание структуры. В случае иностранного управления инвестиционная компания должна быть учреждена в Нидерландах в качестве голландского AIFM: юридического лица или без образования юридического лица на договорной основе.

Юридическое лицо может быть учреждено в форме частной компании с ограниченной ответственностью (BV) или публичной компании с ограниченной ответственностью (NV). В случае договорной основы работы долгое время были доступны 2 варианта: партнерство с ограниченной ответственностью (CV) и фонд для совместных инвестиций (FGR). Однако, с 2018 года в Нидерландах решили отказаться от формы CV, в связи с чем регистрация новых CV нежелательна.

В свою очередь FGR — это популярный инструмент и используется в основном для фондов с активными ежедневными операциями. FGR может получить освобождение от налогообложения, если в структуре нет связи с голландскими инвесторами.

Структурирование фонда

В Ирландии и Люксембурге существуют типы фондов, называемые QIAIF (Qualified Investor Alternative Investment Funds) и SIF (Specialised Investment Funds).

В ирландском QIAIF нет ограничений по инвестициям, заимствованиям и требованиям по диверсификации активов. Это крупная структура, которая может использоваться большинством альтернативных стратегий. Ключевое преимущество — скорость выхода на рынок. Чтобы получить авторизованный QIAIF, требуется два-три месяца, но каждая заявка будет утверждена в течение 24 часов, как только вся сопроводительная документация будет отправлена в Центральный банк Ирландии. Ирландский QIAIF может свободно работать на рынках заимствований, выдавать кредиты, быть со-кредитором, а также владеть долговыми инструментами.

Люксембург предлагает оба регулируемых инструмента: вышеупомянутый SIF, а также SICAR (société d’investissement de capital à risqué) и нерегулируемые инструменты: S.C.S., S.C.Sp. и RAIF.

RAIF может управляться авторизованным европейским AIFM и может быть создан в форме компании или без образования юридического лица (FCP). Если RAIF учреждается в качестве инвестиционной компании с переменным капиталом, то он будет называться уже SICAV и может выбрать как он будет действовать: как партнерство (S.C.S. или S.C.Sp.) или как компания с ограниченной ответственностью.

В дополнение в Люксембурге есть особая форма: SOPAFRI (Société de Participations Financières), которая используется в большинстве люксембургских фондов. Компания в такой форме признается полноценным налоговым резидентом Люксембурга и получает возможность пользоваться всеми соглашениями об избежании двойного налогообложения.

Что касается Мальты, то там наиболее популярные формы PIF (Professional Investor Fund) и AIF, аналогичный люксембургскому AIF. Также на Мальте есть возможность создать нерегулируемый фонд: NAIF (Notified AIF), где управлять фондом должна AIFM.

Регулирование и комплаенс

Одно из основных заблуждений среди инвестиционных стартапов это то, что они надеются избежать регулирования только лишь потому, что управляют небольшим капиталом, например, 5-10 миллионов евро. Важно помнить, что как только управляющий или его компания, созданная с целью управления капиталом, открывает счет даже только со своим собственным капиталом для его последующего управления, то моментом начала деятельности (рекламирования своих услуг) может быть признан день, когда управляющий просто рассказывает членам своей семьи о своей работе. Фактически такие рассказы уже считаются как оказание консультационных услуг в сфере инвестиций (investment advice), а это означает что лицензия соответствующего регулирующего органа уже будет нужна.

В Евросоюзе существует два основных регулирующих документа по инвестиционной деятельности — это Директива “О рынках финансовых инструментов” (The Markets in Financial Instruments Directive 2004/39/EC, MiFID), вступившая в силу в 2007 году, и в разработке которой участвовало Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании (Financial Service Authority, FSA), и Директива “Об управляющих фондов альтернативных инвестиций” (The Alternative Investment Fund Managers Directive 2011/61/EU, AIFMD), вступившая в силу в 2011 году.

Директива MiFID применяется к тем участникам рынка, которые дают консультации по торговле на брокерских или личных индивидуальных счета, а AIFMD применяется к тем, кто управляет коллективными инвестициями, где присутствуют средства нескольких инвесторов.

Назначение управляющей компании (Alternative Investment Fund Manager)

Любая инвестиционная компания, которая желает выйти на рынок альтернативных инвестиций в Европе (AIF), независимо от того, зарегистрирована она в странах ЕС или, например, на Каймановых островах, должна назначить управляющую компанию, что установлено статьей 5 AIFMD:

  1. Государства-члены должны обеспечить, чтобы каждый AIF, управляемый в рамках настоящей Директивы, имел один такой AIFM, который несет ответственность за обеспечение соответствия этой Директиве. AIFM должен быть либо:

(a) внешний управляющий (external manager), который является юридическим лицом, назначенным AIF или от имени AIF, и который через это назначение несет ответственность за управление AIF (внешний AIFM); или

  1. b) если юридическая форма AIF разрешает внутреннее управление и где руководящий орган AIF выбирает не назначать внешний AIFM, сам AIF, который затем должен быть авторизован как AIFM.

Как правило, сторонняя AIFM будет участвовать в управлении рисками и надзоре за управлением портфелем, а также делегировании ежедневного управления фондом управляющему инвестициями.

Если инвестиционная компания собирается воспользоваться правом на внутреннее управление, то необходимо принять во внимание время на подготовку соответствующих документов в регулирующие органы, а также время, которое сам регулирующий орган потратит на оценку заявлению и выдачу разрешения, что в целом может занять до года. Поэтому часто новые инвестиционные компании начинают с назначения внешней управляющей компании, что значительно экономит время.

В рассмотренных выше европейских центрах инвестиционных фондов (Люксембург, Ирландия, Мальта и Нидерланды) нет недостатка в профессиональных управляющих компаниях, которые зачастую поддерживаются крупными банками или институциональными инвесторами.

Ключевые функции управляющей компании включают делегированное управление портфелем, управление рисками после торговли, надзор за поставщиками услуг AIF и поддержание политики оценки, комплаенс и ликвидности. Качество управления рисками в разных управляющих компаниях сильно отличаются: некоторые AIFM обладают огромными технологическими возможностями для анализа портфелей клиентов и создания необходимой аналитики риска, требуемой в рамках AIFMD, таких как анализ ликвидности, анализ VaR, стресс-тестирование и т.д.

В соответствии с 9-й статьей Директивы “Об управляющих фондов альтернативных инвестиций” AIFM с внутренним управлением должен иметь первоначальный капитал не менее 300 тысяч евро. В случае назначения внешнего управляющего минимальный достаточный капитал составит 125 тысяч евро. При этом, если объем портфеля инвестиционной компании, управляемой внешней управляющей компанией, превышает 250 миллионов евро, то необходимо будет обеспечить дополнительный капитал в размере 0,02% от суммы, превышающей лимит в 250 миллионово евро.

Читайте также  Профсоюз предприятий с иностранными инвестициями

Выбор провайдеров услуг

Директива AIFMD детально описывает, какая организационная структура должна быть у AIFM и порядок делегирования своих ключевых функций.

Пункт 3 статьи 19 Директивы AIFMD обязывает инвестиционные компании проводить переоценку активов и рассчитывать чистый размер активов на единицу или акцию не реже раз в год. Если AIF — фонд открытого типа, то переоценку и расчет необходимо проводить так часто, как того требуют активы AIF и частота их выпуска и обратного выкупа. В случае фонда закрытого типа такие переоценки и расчеты делаются только при снижении или увеличении капитала соответствующего AIF.

При этом пункт 4 статьи 19 AIFMD обязывает инвестиционную компанию проводить оценку активов следующими способами:

  • внешним оценщиком, физическим или юридическим лицом, неаффилированным с AIF;
  • собственными силами AIFM, если компания может обеспечить полноценную независимость внутренней службы оценки от интересов инвестиционных управляющих и инвестиционной компании в целом.

Еще одним важным участником структуры инвестиционной компании является депозитарий, его функции подробно описывает статья 21 Директивы AIFMD, а в соответствии с пунктом 3 статьи 21 депозитарием может быть:

  • кредитное учреждение, имеющее свой зарегистрированный офис в ЕС и авторизованный в соответствии с Директивой 2006/48/EC;
  • инвестиционная компания, имеющая зарегистрированный офис в ЕС, с учетом требований достаточности капитала в соответствии со статьей 20 (1) Директивы 2006/49/EC;
  • иные учреждения, которые подлежит пруденциальному регулированию и постоянному надзору и которые с 21 июля 2011 года относится к категориям учреждений, определенных государствами-членами, которые могут быть депозитарием в соответствии со статьей 23 (3) Директивы 2009 года/65/EC.

Депозитарий должен быть независим от AIFM и не должен допускать конфликта интересов.

Фонды прямых инвестиций

Фонды прямых инвестиций — это инструмент, позволяющий объединять сообщества инвесторов, выполняющих пассивную роль, и аккумулировать инвестиции с целью коллективного вложения в компании, отбираемые в соответствии с определенными критериями, и передавать под управление профессиональной управляющей компании.

Содержание

Какие бывают фонды

Фонды по объектам инвестирования делятся на универсальные и специализированные (например, инвестирующие только в проекты, связанные с информационными технологиями).

По размеру фонды также существенно отличаются и могут составлять от нескольких миллионов долларов до нескольких миллиардов.

Обычно фонды имеют в своем портфеле от 5 до 15 инвестиций сопоставимого размера. Это позволяет провести правильную сбалансированную диверсификацию инвестиционного портфеля фонда.

Часто в ведении управляющей компании находится несколько фондов, формирующие так называемые «семейства фондов». Это позволяет полнее удовлетворить предпочтения инвесторов по размеру инвестиций, отраслевой специализации, инвестиционному горизонту и другим инвестиционным критериям.

Срок жизни фондов

Инвестиционная политика фондов заранее определяет срок, в течение которого должны быть проведены инвестиции, срок нахождения в одной инвестиции. Средний срок «жизни» фондов составляет 5-7 лет.

Срок нахождения фонда в отдельно взятой инвестиции обычно составляет 3-5 лет. Такой срок является оптимальным, позволяя фонду и другим акционерам компании провести необходимые мероприятия для максимизации роста ее стоимости.

Зачем компании привлекать фонд

Участие Фонда в капитале, как правило, ограничивается миноритарной долей и составляет 10-49%. Вместе с тем Фонд не является пассивным финансовым инвестором. Роль Фонда – стать профессиональным финансовым партнером существующих акционеров и максимизировать стоимость компании в интересах всех участников.

Фонд, как партнер ключевых акционеров, привносит в портфельную компанию:

1. Опыт и профессионализм в области корпоративных финансов:

  • эффективное проведение сделок M&A;
  • привлечение долгового финансирования;
  • организация успешных частных размещений акций / IPO компаний.

2. Опыт управления и консультирования средних и крупных российских компаний по вопросам стратегии развития, внедрению передовых систем управления бизнесом и прочим элементам повышения операционной эффективности компаний;

3. Экспертизу по созданию оптимальной юридической структуры группы и внедрения стандартов корпоративного управления, повышающих финансовую и юридическую прозрачность компании;

4. Широкие контакты среди российских и зарубежных инвесторов и финансовых институтов, что позволяет привлекать дополнительное долговое и акционерное финансирование на благоприятных для компании условиях.

* Фонды прямых инвестиций в Европе

В 2011 году на европейском рынке состоялось 83 выхода из активов фондов прямых инвестиций, что стало наибольшим показателем с 2006 и 2007 годы. Об этом свидетельствуют результаты проводимого «Эрнст энд Янг» ежегодного исследования европейского рынка прямых инвестиций «Развитие бизнеса: как фонды прямых инвестиций формируют добавленную стоимость» (Branching out – How do private equity investors create value?).

В исследовании рассматривается, за счёт чего фонды прямых инвестиций создают добавленную стоимость, анализируется рентабельность компаний с долевым участием прямых инвестиционных фондов. Результаты исследования показывают, что за последние семь лет 87% реализованных инвестиций принесли инвесторам доход. При этом валовой доход от вложений фондов прямых инвестиций превысил доход от сопоставимых вложений на биржевом рынке в 3,6 раза.

Говорит Сачин Дейт, руководитель практики консультационных услуг «Эрнст энд Янг» для фондов и компаний прямых инвестиций в странах Европы, Ближнего Востока, Африки и в Индии: «Фондам прямых инвестиций удалось добиться роста производительности на 6,9 процента в год на всех европейских рынках. Прямые инвестиции в акционерный капитал стимулировали создание добавленной стоимости и рост производительности в таких странах, как Великобритания, Ирландия, Франция. Германия, Швейцария и Австрия, обеспечивая при этом рост занятости».

В исследовании делается вывод об укреплении положения фондов прямых инвестиций. В течение 2011 наблюдался рост выхода фондов прямых инвестиций из акционерного капитала, что было в основном связано с возвратом стратегических инвесторов, продемонстрировавших наибольшую активность с 2005 г.: их доля указанного рынка составила 39% в 2011 г.

Количество выходов кредиторов (досрочного погашения долга) также сокращалось, так что прямые инвестиции в акционерный капитал сохраняли большую доходность по сравнению с фондовым рынком. Несмотря на различия структуры доходов, рентабельности и темпов роста производительности на разных рынках, проанализированных в отчёте, основной вывод заключается в том, что модель прямых инвестиций применялась с большим успехом. Ключом к нему является выбор инвестиционных объектов и стимулирование рентабельности бизнеса.

Рентабельность прямых инвестиций в разных отраслях

Наибольшей рентабельностью отличаются прямые инвестиции в сегменте бизнес-услуг, розничной торговле и здравоохранении, в которых их объём наиболее значительный. В трёх указанных областях рост доходности и стоимости инвестиционного портфеля был выше средних показателей. В отличие от этого в сегментах, находящихся в большой зависимости от капиталовложений и потребительского спроса, например: производстве товаров личного пользования и хозяйственных товаров, доходность была ниже средней и примерно соответствовала доходности публичных компаний, работающих в этих сегментах.

Наиболее выгодным для прямых инвестиций оказался сегмент бизнес-услуг, в котором наблюдался их быстрый рост при доходности, превышавшей средний показатель.

Гарри Николсон, партнёр Ernst & Young LLP по консультационным услугам фондам и компаниям прямых инвестиций: «В этом сегменте обычно заключаются сделки ниже средней стоимости, инвестиционный портфель в Великобритании отличается высокой концентрацией, кредиторы редко [досрочно] выходят из сделок».

Среди крупных отраслей наибольший рост инвестиционного портфеля наблюдался в здравоохранении.

«Это следствие роста привлекательности здравоохранения, вызванной старением населения в европейских странах, отсутствием ярко выраженной цикличности в развитии здравоохранения и перспективами дальнейшего роста частного сектора во многих европейских странах», — говорит Гарри Николсон.

Высокий темп роста и превышающая средний показатель доходность частично обусловлены несколькими крупными сделками. Большинство остальных сделок в этой отрасли небольшие, причём активы для продажи предлагались частными компаниями, акционерными обществами и фондами прямых инвестиций. Вторым по величине сектором в инвестиционном портфеле является розничная торговля, в которой рост обеспечивался в основном за счёт крупных сделок, совершённых до начала кредитного кризиса. [Досрочный] выход кредиторов происходит в этом секторе также нечасто, что является одной из причин, по которым эффективность сектора превышает средний показатель. Вместе с этим, выход из проектов происходит реже чем в среднем по отраслям. Продолжает Гарри Николсон: «Мы видим, что в европейских странах компании прямых инвестиций усиливают отраслевую специализацию в целях эффективного использования опыта, повышения целенаправленности деятельности и накапливания профессиональных знаний. Во многих случаях отраслевой подход обеспечивает более высокую доходность по сравнению с универсальным подходом».

Перспективы

«Рост количества выходов из акционерного капитала в 2011 г. – положительное явление для фондов и компаний прямых инвестиций, в частности потому, что в 2011 году повысилась активность стратегических инвесторов, особенно из неевропейских стран. Прошедший период 2012 г. (первое полугодие) выглядит столь же обнадёживающе: стратегические инвесторы продолжают скупку активов из инвестиционных портфелей компаний прямых инвестиций. Компаниям прямых инвестиций следует использовать возможность, обусловленную ростом интереса со стороны инвесторов из США и АТР, для ускоренного выхода их акционерного капитала. Вместе с этим, привлечение к этой работе стратегических инвесторов из европейских стран выглядит проблематично», — подводит итог Сачин Дейт.

Источники: http://studwood.ru/1016728/ekonomika/fond_pryamyh_investitsiy, http://niemands.ru/press-centr/articles/uchrezhdenie-fonda-alternativnyh-investicij-v-evrope, http://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Фонды_прямых_инвестиций

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто