Вице президент по инвестициям нлмк

Новолипецкий меткомбинат обзавелся вице-президентом по инвестпроектам

Воронеж. 24.05.2013. ABIREG.RU – Группа НЛМК ввела новую должность – вице-президента по инвестпроектам. На эту должность назначен выходец из «ЕвразХолдинга» Константин Лагутин, сообщили в НЛМК.

Там пояснили, что в качестве приоритетных задач руководителю нового направления определены общая координация инвестиционной деятельности компании, а также подготовка к поэтапному развертыванию общекорпоративной системы проектного.

«Кроме этого Константин Лагутин будет курировать реализацию программ развития компаний группы НЛМК, в том числе Стойленского ГОКа», — рассказали там.

Константин Лагутин – 1966 года рождения. Занимал должности генерального директора Рязанского НПЗ, исполнительного директора ОАО «Белон», руководителя горнодобывающего дивизиона «ЕвразХолдинг». Руководил реконструкцией Рязанского НПЗ, строительством угольных шахт и фабрик на Кузбассе, модернизацией Качканарского ГОКа, освоением новых месторождений железной руды и угля.

НЛМК – вертикально интегрированная металлургическая компания. 85,5% акций ОАО НЛМК владеет кипрский офшор Fletcher Group Holdings Limited, конечным бенефициаром которого является российский бизнесмен Владимир Лисин. Основная производственная площадка Группы НЛМК находится в Липецке – ОАО «НЛМК». В состав группы входит еще один прокатный актив в России — «ВИЗ-Сталь», а также восемь в Европе и США. Производственные мощности компаний сортового дивизиона расположены в Уральском регионе (Нижнесергинский метизно-металлургический завод, «НЛМК-Калуга» и Уральский завод прецизионных сплавов). Сырьевой дивизион включает в себя Стойленский ГОК, Стагдок, Алтай-кокс, «Доломит» и Вторчермет НЛМК.

Проектирование будущего: BIM-технологии в НЛМК-Инжиниринг

Главный проектный институт Группы НЛМК — Липецкий Гипромез — теперь будет называться НЛМК-Инжиниринг. Другое название и логотип — это не просто смена вывески. Бывший Гипромез, одна из крупнейших проектных компаний в российской металлургии, определил свою стратегическую цель — лидерство в области лучшего клиентского сервиса.

Константин Лагутин, вице-президент по инвестиционным проектам Группы НЛМК

Переросли планку

История Гипромеза началась с 1960 года. Со времени своего основания предприятие занималось исключительно объектами НЛМК. Теперь здесь делают проектные работы и для других заказчиков из разных отраслей и даже разных стран. Когда-то «домашний» институт НЛМК сегодня превратился в известную на мировом рынке инжиниринговую компанию с уникальными компетенциями и огромным опытом в проектировании промышленных объектов. По словам вице-президента по инвестиционным проектам Группы НЛМК Константина Лагутина (он же возглавляет Совет директоров НЛМК-Инжиниринг), произошедшие за последнее время качественные изменения во внешней среде потребовали активизировать развитие предприятия на базе нового видения, и новых технологий.

«В ходе обновления институт меняется сам и меняет формы работы с заказчиками, проходит процесс ребрендинга, – объясняет Константин Лагутин. – Наша цель – стать номером один среди проектных организаций в металлургии России и СНГ, по срокам, качеству работ и удобству взаимодействия с заказчиком. И подтвердить это объективными, измеряемыми показателями. Предстоит большая внутренняя работа».

Поэтому ребрендинг – только видимая внешне часть большой программы повышения эффективности и развития, в Липецком Гипромезе она стартовала ещё в мае 2015 года. Её цель — дополнить наработанные ранее компетенции и опыт самыми передовыми инструментами проектирования и технологиям управления проектами.

В декабре 2017 г. на стратегической сессии НЛМК-Инжиниринг в очередной раз подвели промежуточные итоги выполнения этой программы и рассмотрели результаты продвижения к главной стратегической цели. Сейчас коллектив НЛМК-Инжиниринг активно реализует 15 проектов развития и операционных улучшений по 9 функциональным направлениям.

— Прежде всего, мы меняем технологию проектирования, – рассказывает генеральный директор НЛМК-Инжиниринг Валерий Хайбуллин. – Проанализировав лучшие практики инжиниринга, мы выбрали наиболее современный подход – BIM (Building Information Modeling – информационное моделирование сооружений). С помощью этой технологии для визуализации и создания проектной документации создают трехмерную модель объекта. С 2015 года мы занимаемся внедрением этой технологии в своей работе. Нам уже удалось её опробовать на проекте турбогенератора №5, и к концу 2018 года 90 % чертежей мы планируем выпускать на основе трехмерных моделей.

— Объемным 3D-изображением новая технология не ограничивается, – продолжает Валерий Хайбуллин. – BIM – это живой цифровой двойник агрегата, объединяющий в цифровом виде, кроме графики и инженерных расчетов, все другие существенные технические, стоимостные и эксплуатационные характеристики объекта. Кроме того, он позволяет эффективно взаимодействовать инвестору, заказчику, проектировщику, строителю и эксплуатирующей организации в течение всего его жизненного цикла. Это позволяет заранее моделировать те или иные решения и выбирать из них оптимальные для реализации, как на этапе строительства, так и в ходе последующей эксплуатации и ремонтов, или даже демонтажа.

Модель для сборки

Работа с технологией BIM имеет сразу несколько преимуществ перед старыми добрыми чертежами. Первое — это наглядность. Когда все части проекта простроены в трёхмерном изображении, все ошибки (на профессиональном языке — «коллизии») сразу видны — модель сама сигнализирует о них — и тут же устраняются. А на стройплощадке это может превратиться в настоящую коллизию, требующую и времени, и средств на устранение.

Второе – это единое информационное пространство для всех участников. Если раньше проектирование объекта велось поэтапно – сначала технологи, потом строители, за ними электрики и так далее, то теперь все специалисты работают параллельно, видят, что делают их коллеги и разделяют участие в проектировании. Модель собирается в виртуальном пространстве из уже имеющегося в базе данных набора 3D-элементов или из тех, которые предоставляют вместе со своим оборудованием компании-поставщики.

Читайте также  Австрия вид на жительство инвестиции

— Мы ввели роль BIM-координатора, – рассказывает руководитель направления развития НЛМК-Инжиниринг Игорь Байков. – Его задача – координация всех работ в новом стандарте, а также выявление коллизий на стадии проектирования. Для этого еженедельно вся команда проекта собирается перед одним экраном. BIM-координатор показывает, где выявлена коллизия, а главный инженер проекта как технический координатор определяет приоритет: специалист какого направления должен внести изменения на своем участке проекта.

Другие преимущества специалисты НЛМК-Инжиниринг сейчас создают сами. Сегодня уже можно говорить о фирменной технологии информационного моделирования новолипецких инженеров. Ее главное отличие – в интеграции всех информационных систем компании: SAP ERP, Информационной системы управления проектами, Системы управления инженерными данными и Системы проведения сметных расчётов.

Последняя стала очередным прорывом НЛМК-Инжиниринг. Ее суть в том, что данные из 3D-модели автоматически преобразуются в цифровую информацию, показывающую объем материалов и трудозатрат в смете строительства. Это существенно сокращает время на разработку сметы, позволяет более точно определить физические объемы по проекту и точнее оценить стоимость строительно-монтажных работ. Заказчик при этом получит снижение издержек за счет сокращения сроков реализации проекта и повышения точности оценки инвестиционного бюджета.

— Смысл нашей работы заключается в том, что мы дорабатываем стандартные возможности технологи BIM и её инструментов, адаптируем их к условиям промышленного проектирования, — объясняет начальник отдела архитектуры систем проектирования НЛМК-Инжиниринг Олег Копаев. — Преобразование данных BIM-модели в структуру сметных объёмов до нас в промышленном проектировании в России практически никто не делал, мы в этом деле пионеры.

Что предложить заказчику

Объекты для проектирования, которые заказчики определяют институту, всегда разные, но требования обычно похожи: оптимальные сроки, понятное ценообразование, высокое качество и удобное взаимодействие. И обязательно — оперативная и достоверная обратная связь о ходе работ. У НЛМК-Инжиниринг есть ответ и на этот вызов.

— Мы внедрили уникальную систему управления временем и стоимостью проектирования, – говорит Валерий Хайбуллин. – Она состоит из двух подсистем – Системы нормирования трудоемкости проектных работ и Информационной системы управления проектами (ИСУП).

Ноу-хау липчан – в унификации и автоматизации. Они обработали большой объем информации и создали собственную базу «эталонных» – максимально подробных – объектов, содержащих в себе комплекс действий, необходимых для создания инженерного проекта. На каждое элементарное действие такого комплекса назначен норматив трудоемкости, из которой выводится календарная длительность проектирования. Новая технология планирования и управления сроками проектных работ дает заказчику точность определения оптимальных сроков и стоимости этих работ. А институту позволяет наиболее рационально распределить свой главный ресурс – рабочее время проектировщиков.

Что дальше

В каком направлении собирается двигаться НЛМК-Инжиниринг в новом году и в перспективе? На декабрьской стратегической сессии специалисты института поставили перед собой сразу несколько основных задач.

В частности, для автоматизации и интеграции Системы нормирования с ИСУП будет внедрено новое программное обеспечение. До конца года эти системы заработают и на входящем в Группу НЛМК Уральском научно-исследовательском институте архитектуры и строительства (УралНИИАС).

Развитие BIM-системы в НЛМК-Инжиниринг пойдет дальше – за счет доработки существующего и подключения нового ПО. Продолжится интеграция с электронным каталогом оборудования, в который к концу 2017 г. должны войти не менее 92 000 элементов (объектов). Технологии BIM будут распространяться и на процессы планирования и управления строительством на предприятиях Группы НЛМК.

А Валерий Хайбуллин уже приглядывается к практике создания «цифровых двойников» не только новых, но и действующих производственных объектов и технологических линий. Предполагается, что в рамках стратегии цифрового развития всей Группы НЛМК, получившей наименование «Индустрия 4.0», своих виртуальных двойников со временем получат не только отдельные новые агрегаты, но и целые цеха, или даже предприятия.

— Представьте себе точную копию доменной печи, где, выделив каждый элемент оборудования, можно посмотреть его характеристики, график обслуживания и так далее,- делится генеральный директор НЛМК-Инжиниринг. — Каждое изменение, которое происходит на реальном объекте, дублируется в его цифровой версии. Более того, на виртуальном двойнике можно будет заранее моделировать те или иные воздействия. В будущем по цифровой модели будут выстраиваться технологические процессы, позволяющие выявлять эффективность разных вариантов модернизации задолго до замены оборудования, «виртуально» перенастраивать оборудование и отслеживать, как это сказывается на самом процессе. Ведение истории объекта позволит создать базу данных для проведения предиктивных ремонтов. Подобные системы сейчас используются в атомной и нефтегазовой отраслях. Мы активно знакомимся с этими практиками и думаем, как их можно внедрить у нас. Время на месте не стоит – и мы не намерены отставать.

НЛМК «заметает» следы?

Автор: Сергей Нащапный, 2018-08-31 09:08:05

В Москве погиб один из вице-президентов НЛМК. Из материалов известно, что он «выпал» из окна. Через неделю после того, как объявили решение суда по резонансному делу, связанному с НМЛК. В странных «совпадения» пытался разобраться корреспондент The Moscow Post.

Похоже у дома на набережной появилась новая «жертва». Раньше история жителей дома обрывалась после «воронков» у подъезда. В новой истории после непродолжительного полета. Из окна дома выпал и разбился вице-президент НЛМК. Факт гибели сотрудника Бруно Чарльза Де Кумана подтвердили в компании. Сообщает корреспондент The Moscow Post.

Судя по материалам следствия, он выпал из окна квартиры, которую снимал и проживал. В настоящий момент не известно предшествовало ли этому события борьба или другие факты, свидетельствующие о насильственной смерти.

Это событие всколыхнуло новую волну обсуждений истории, связанной с хищением при строительстве уникальной для нашей страны доменной печи №7 «Россиянка».

Читайте также  Понятие и роль инвестиций на предприятии

И одни в поле «воин»?

Накануне этого инцидента был объявлен вердикт главному и единственному обвиняемому по этому громкому делу – президенту концерна «Стальконструкция» Владимиру Бирюкову. Мало того, что все другие фигуранты из дела куда-то делись, так и само обвинение и приговор звучали, как отмечают эксперты, «слабовато».

Все дело в том, что изначально речь шла о том, что в результате махинаций при строительстве доменной печи у Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) могло быть похищено от 1,9 до 3,1 млрд руб. И вот в результате суд Левобережного округа города Липецк признал Бирюкова виновным хищении 1,6 млрд руб. В качестве наказания ему выбрана мера в виде 4 лет лишения свободы условно. При этом часть обвинений с Бирюкова сняли за истечением срока давности.

Странным выглядит и то, что адвокат, представляющий интересы НЛМК, таким решением суда оказался полностью удовлетворен. По его словам теперь компания сосредоточиться на том, чтобы вернуть убытки. Во только убытки она пытается вернуть не с Бирюкова, а с компании, прямого отношения к делу даже не имеющей.

НЛМК пытается заполучить офисное задние (комплекс помещений) в Москве площадью около 960 кв. м., которое принадлежит «Еврострою». И тут возникает сразу несколько вопросов: почему компания не хочет бросить все силы на поиски других фигурантов дела, почему она не стала добиваться более жесткого решения?

По сути Бирюков ушел от ответственности, а решение судьи играет лишь на руку компании в борьбе за спорную недвижимость.

Как это было?

То как вяло велось дело и те странности, которые с ним происходили, наводит на мысль, что интереса найти истинных виновных в хищении средств не было. Причем и сами «пострадавшие» НЛМК, казалось, не хотят докопаться до истины. Первым «козлом отпущения» стал руководитель субподрядной организации ЗАО «Трест Южстальконструкция» Омаров Руслан Юсупович. Он оказался очень удобным обвиняемым. Следствие поспешило повесить на него всех «собак». При этом обвинения опирались на показания Владимира Бирюкова.

Вот только Руслан Омаров скончался в январе 2016 года, когда следствие было в разгаре. Родственники были против прекращения в отношении него дела по нереабилитирующим основаниям. Ходят слухи, что они были уверены в ложных показаниях Бирюкова и хотели полного расследования для реабилитации Омарова. Можно ли верить показаниям человека, который сам оказался замешенным в махинации?

Странно, что из дела полностью исчезли сотрудники НМЛК, которые курировали проект. Так в ходе расследования следствие присматривалось к директору по капитальному строительству Владимиру Сизову. Ведь речь идет о строительстве, а это как раз должно быть у него на контроле.

К ответственности не был привлечен даже Игорь Николаевич Анисимов – первый вице-президент и генеральный директор ПАО «НЛМК». По некоторым данным якобы его подписи стояли на документах по проекту и принимал работы. По идее, в том числе и те, которые не были выполнены, и за счет которых были выведены средства! Может он мог бы рассказать, куда все-таки делись выведенные деньги.

О деньгах, возможно, мог знать и директор ООО «ТПС» Владимир Нефедов. Он мог играть роль человека, через которого Бирюков обналичивал денежные средства. Причем некоторые источники сообщают, что в процессе следствия сам Бирюков якобы подтверждал этот факт и описывал всю цепочку и участие в ней Нефедова. Нефедова вывели из дела, переквалифицировав обвинение в «незаконную банковскую деятельность», после чего закрыли за истечением срока давности.

Что удивительно, скидывается впечатление, что это все происходило с молчаливого согласия адвокатов и руководства НЛМК. Трудно представить, что такая крупная и влиятельная компания не могла добиться того, чтобы все вышеназванные лица предстали перед судом. Можно подумать, что в хищении были замешены люди рангом выше. Они могли гарантировать Бирюкову минимальное наказание, а остальных вывести, чтобы не сказали чего-нибудь лишнего? Особенно «пикантно» выглядит смерть Руслана Омарова, человека, который, возможно, могла пролить свет на обстоятельства.

А был ли «мальчик»?

Внимательный читатель наверняка заметил, что во всем деле о хищении средств в НЛМК ничего нет ни про ООО «ЕвроСтрой», ни про офисные здания. Если же вы внимательны и сильны в географии, то удивитесь тому, что дело о хищении при строительстве доменной печи рассматривал суд Левобережного округа Липецка, здание находиться в Москве, а вопрос о его отчуждении рассматривается в Ленинском суде Краснодара.

Как такое могло случиться. А все дело в том, что Владимир Бирюков продал, когда-то принадлежащую ему компанию ООО «ЕвроСтрой», Руслану Омарову. С тех пор компания сменила своих владельцев. Как нестранно догадаться, нынешние владельцы компании и здания никак не связаны с Бирюковым и ничего не должны НЛМК.

Сами владельцы компании считают судебные притязания НЛМК ничем иным как попыткой захвата. Об этом они прямо написали в открытом письме на имя Президента Владимира Путина. В своем письме бизнесмены пишут, что » … представляющие интересы НЛМК московские адвокаты в рамках уголовного дела… отказались от гражданского иска, то есть — от возмещения ущерба». Это было в суде города Липецка.

Было это, возможно умышленно, чтобы открыть дело о претензии в другом регионе. Не удобнее ли вести разбирательство в одном суде? Видимо у адвокатов, представляющих интересы НЛМК какое-то особое отношение к этому городу. А может быть именно к этому суду?

По случайному совпадению адвокатское бюро «Резник, Гагарин и Партнеры», которое представляет интересы НЛМК, имеет свое представительство в Краснодаре. Местные жители поговаривают, что контора умудряется выигрывать самые сложные и спорные дела. Это возможно благодаря тому, что судья более благосклонна к юристам?

Читайте также  Динамика движения прямых иностранных инвестиций

Если «подмазывание» имеет место быть, то стоит ли удивляться, что свадьба дочери судьи Краснодарского краевого суда (и члена его президиума) Елены Хахалевой стала самой громкой и скандальной? Все дело в том, что по декларации за 2016 год судья заработала порядка 2,6 млн рублей. В то время как свадьбу дочери – Софьи отыграли на все 2 млн… причем долларов!

Это можно было бы списать на фантазии местных журналистов, но как говорят очевидцы, свадьба и правда была богатой. Молодые получили поздравления от таких артистов как Николай Басков, Валерий Меладзе, Вера Брежнева и другие звезды эстрады. К слову сказать, если верить местным специалистам, спорные вопросы собственности – одни из достаточно часто встречающихся в практике судьи Хахалевой. Могла ли судья пересекаться с юристами «Резник, Гагарин и Партнеры»?

Стоит отметить, что подозрительный достаток демонстрирует не только судья Хахалева. Например, Бирюков неожиданно оказался владельцем нескольких квартир и участка с коттеджем. Юристы не хотят получить их, как ни как Бирюков признан судом виновным в хищении. Между тем одна из квартир находиться в центре на 3-й Тверской-Ямской улице, площадью более 90 кв. м. Вторая квартира с локацией попроще, но зато 150 кв. м.

Анисимов, который вроде как подписывал бумаги, по которым принимались работы, и вовсе приобрел в Майами, США три квартиры. При этом их владельцем он стал примерно в тоже время, что и было совершено хищение. По некоторым оценкам совокупность этой недвижимости может превышать $7,5 млн!

Не выдержала «душа поэта»?

Казалось бы, при чем тут дело далекого 2012 года и нынешний инцидент с Бруно Чарльз Де Куман, который пришел в компанию НЛМК только в 2017 году? Напомним, он был назначен вице-президентом по исследованиям и разработкам. На официальном сайте компании написано, что «в его сферу ответственности войдет координация деятельности исследовательских центров, производственных площадок Группы…совершенствование процессов…» Тут стоит заметить, что доменная печь №7 «Россиянка», не только для своего времени, но и сейчас – вполне себе уникальна, и безусловно, может входить в «производственную площадку». Очевидно сотрудник, когда заступает на такую высокую должность, прежде чем разрабатывать что-то новое, проводит ревизию старого.

Получается Бруно Чарльз Де Куман никак не мог пройти мимо документации о доменной печи. Очевидно, иностранного гражданина такая находка могла шокировать. Как никак даже для неподготовленного человека видно, что дело «не чисто». Тем более если изначальный ущерб в 3 млрд руб., сократился до 1,6 млрд руб. А сколько могли «увести» из проекта на самом деле? Общие инвестиции в строительство печи, утилизационной ТЭЦ и их инфраструктуры составил 43 млрд руб!

Учитывая, что большинство фигурантов не оказались на скамье подсудимых, можно предположить, что с ними удалось договориться? А с иностранцем как договоришься? У него и менталитет совсем другой. Для него сообщить о хищениях – это долг и обязанность, который он реализует, не задумываясь. Могли он с этой информацией отправиться к руководству компании и, не было ли это ошибкой?

Ведь в деле уже фигурирует смерть как минимум одного фигуранта, который мог бы пролить свет на события 2012 года – Руслана Омарова. Судя по всему, история зашла очень далеко, поэтому не вериться, что ущерб мог составить всего 1,6 млрд руб., которые признал суд.

С размером ущерба все тоже не так просто. Эксперт, который занималась оценкой ущерба, нанесенного НЛМК, была задержана. Ольгу Грицкевич, возглавляющую ООО «Центр независимой экспертизы и оценки» (ЦНОиЭ), задержали по подозрению в особо крупном мошенничестве. Речь шла как раз про контракт на оценку ущерба. По версии в следствия, получив контракт от следователей УМВД по Липецкой области на проведение экспертизы, она совершила хищение выделенных на эти цели почти 9 млн руб.

И тут многие эксперты так и застыли в недоумении. Во-первых, как эксперт сама у себя может совершить хищение, если деньги изначально были выделены ей (ее компании)? Во-вторых, некоторых смутила сумма контракта. Не могли ли лица, представляющие интересы НЛМК «докинуть», чтобы получить желаемый результат? При этом ведь речь могла идти не об увеличении, а наоборот, уменьшении цены.

Странно и то, что дело было возбуждено не по заявлению суда или следователей УМВД, а сотрудников адвокатского бюро «Резник, Гагарин и партнеры». Можно предположить, что они и были инициаторами «занижения» ущерба, но в какой-то момент эксперт могла «брыкнуть»? Например, запросила большую сумму или просто совесть замучила. Привлечение силовых структур, как средство давления – распространенная практика.

Вот и получается, что вокруг этого дела доменной печи слишком много совпадений и странностей. Казалось бы, у компании и ее адвокатов есть все шансы вернуть свое. Но вместо этого, они пытаются отобрать здание у владельцев, которые к делу о хищении из НМЛК не имеют никакого отношения! Из дела куда-то исчезают важные фигуранты дела. Лица, которые могли пролить свет на события, неожиданно погибают. Эксперты, выступающие в деле, оказываются якобы нечистыми на руку. А единственный фигурант отделывается условным сроком! Не повод ли это отправить дело на дорасследование?

Источники: http://abireg.ru/newsitem/32516, http://www.up-pro.ru/library/information_systems/project/proektirovanie-nlmk.html, http://www.moscow-post.com/economics/nmlk_zametaet_sledy27702/

Источник: invest-4you.ru

Преном Авто